ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я пока не умею. Давай лучше ты.

Вот же хитрец. Не умеет он. Ага, как же. Я что зря, что ли, несколько дней на его обучение потратила? Но сейчас так действительно будет безопаснее. Сосредоточившись, я попыталась заглянуть в наше общее ближайшее будущее. Прошлое увидеть значительно проще, ведь оно уже свершилось. А у будущего всегда есть несколько вариантов развития. И задача гадалки — выбрать наиболее вероятный из них. На этот раз нам повезло.

— Все в порядке, киса, — улыбнулась я, глядя на напряженного звереныша. — Доедем при любом раскладе.

— Все доедем? — уточнил котенок. Этот вопрос, похоже, волновал и остальных, раз они начали прислушиваться.

— Все.

— Живые?

— Живые.

— А целые?

— Кузьмяк!

— Что сразу Кузьмяк! Я ж не за себя волнуюсь! В смысле не только за себя. Так моей драгоценной шкурке ничего не угрожает?

— Твоей драгоценной шкурке угрожает покраска во все цвета радуги, если ты сейчас же не умолкнешь. Мне уже надоело тут быть! Я хочу на поверхность! К солнышку!

— Солнышко тоже туда хочет. Да ладно тебе, хозяйка моя любимая, умолкло твое солнышко. Нет, ну я правда умолк!

Первым в каретку забрался Вальнар, затем мы с Кузьмяком, а последним устроился Рэй, хоть и намекнул, что хотел бы пересесть ко мне, но я его проигнорировала.

Сказать, что было страшно, значит ничего не сказать. Я, наверное, в своей жизни еще ни разу так не кричала, да и Кузьмяк никогда особо сдержанностью не отличался. Вальнар, наплевав на то, что мы увидим его слабости, орал не меньше нашего. И только Рэй сидел молча, крепко вцепившись в края каретки. То, что эта поездка его тоже не оставила равнодушным, я поняла, когда мы остановились. Лицо Рэя было мертвенно бледным, и его шрамы еще больше выделялись.

Пошатываясь, мы выползли из кареток и с облегчением упали на землю. Землю? Я перевернулась на спину и тут же зажмурилась. Дневной свет после полумрака Стальных гор казался ослепительным. Когда глаза потихоньку привыкли, и я смогла их открыть, то заметила, что мы были на волоске от гибели: каретки остановили свои путь всего в паре метров от обрыва. Надеюсь, что Кузьмяк этого не видел. Ой, опоздала.

— Хозяйка моя любимая, — вкрадчиво начал фамильяр. — Ты же говорила, что мы целыми и невредимыми доедем…

— И в чем твои претензии, киса? Все же так и произошло.

— Это да. А была ли, хозяйка моя любимая, такая возможность, что мы могли сорваться с обрыва?

Была. Но очень маленькая.

— Нет, конечно, киса! За кого ты меня принимаешь!

— За кого надо. Потому и спрашиваю.

Он попытался прощупать меня ментально, но у него ничего не вышло. Еще бы! Будет тут яйцо курицу стращать. Мы могли бы очень долго так препираться, если бы нас не прервал Вальнар. Поднявшись на ноги и отряхнув свой костюм, он коротко кивнул нам и был таков, на прощание лишь сказав:

— Обещание я выполнил. Прощайте.

Мы с Кузьмяком одновременно покачали головами.

— Горбатого могила исправит.

— И не говори.

Рэю надоела наша возня и он оттащил нас обоих подальше от обрыва. Спасибо, конечно, но меня-то зачем было тащить за шиворот? Пробурчав что-то мне самой непонятное, я встала на ноги и огляделась. Прямо перед моими глазами развернулся прекрасный вид на королевство Эмеральд. Это название идеально подходило стране эльфов, ведь все здесь переливалось всеми оттенками зеленого, изредка прерываясь вкраплениями других цветов. Зрелище захватывало дух, и я могла бы часами любоваться прекрасными видами на страну вечного лета Эмеральд.

Конечно, можно подумать, что мне это кто-нибудь позволит.

— Долго же вы сюда добирались. Милая, я так соскучился!

— Вэр!

Глава 15

— Вэр, ты мне сейчас все косточки переломаешь! Я дышать не могу!

Уже около пяти минут (если я еще могла правильно различать время после долгого пребывания в Стальных горах) мой названый братик не выпускал меня из своих могучих объятий.

— Но я же так соскучился!

— Я тоже, но это не повод ломать мои кости!

И только Кузьмяк сидел довольный на сочной зеленой травке и злорадно потирал лапки.

— Вот и побудешь на моем месте, хозяйка моя любимая! — передал он мне по ментальной связи. Нам теперь не обязательно было смотреть друг другу в глаза, да и вообще находиться рядом. — Будешь знать, как меня на растерзание кошкоубийце отдавать!

— Еще раз пикнешь — отправлю сообщение Айри, где нас можно найти.

— Понял. Замолк.

Здесь я откровенно блефовала, ведь Айри был заказан вход в Эмеральд, уж не знаю, по какой причине. Собственно, Кузьмяку туда тоже было нельзя.

— Сегодня мы не пойдем в Эмеральд — вам отдохнуть нужно, — сказал Вэр, наконец отпуская меня.

— Согласен, — Рэй тут же растянулся на траве, положив под голову свою дорожную сумку. А Кузьмяк устроился у него на животе и принялся громко урчать от удовольствия, когда здоровяк почесал его за ушком. — Кира, иди сюда.

Я покачала головой. Еще не время.

— Спасибо, Рэй. Я не устала.

Телохранитель пожал плечами и закрыл глаза. Уснул, а вместе с ним засопел и котенок.

— Идем со мной, — шепнул Вэр.

— Хорошо.

Солнце уже заходило за горизонт, расписав могучие деревья Эмеральда малиновыми красками. Было тепло, но не жарко. На небе не было ни облачка, и только легкий ветерок баловался, играя с моими волосами. Постойте… Это же мой ветер!

Он был необычайно нежен, словно просил прощения за то, что так долго отсутствовал. И я, признаться, очень по нему скучала. За столько лет я настолько к нему привыкла, что уже не мыслила своей жизни без него. Закрыв глаза, я отдалась ласкам своего невидимого повелителя, а он словно подпитывал меня своей силой и… своей любовью. Я впервые ощутила, что ветер меня любит. Но не так, как мужчина любит женщину, а женщина мужчину. Он любил меня так, как родитель любит свое несмышленое дитя.

Из сладостного забытья меня вывел оклик Вэра. Арахноид сидел на краю скалы, свесив ноги вниз и смотря куда-то вдаль. Я уселась возле него, положив голову ему на плечо, а он обнял меня за талию. Ветер же теперь играл не только с моими волосами, но и с длинными льняными локонами Вэра.

Я посмотрела вниз: если упасть отсюда, то в живых остаться не получится. Но мне не было страшно, ведь я точно знала, что мое время еще не пришло.

— Милая, прости меня, — Вэр сказал это одними губами, но я его услышала.

— Я знаю, что ты не мог поступить иначе. Но я все равно ничего не понимаю. Что это было? Что со мной произошло? Сколько бы я ни старалась, но я ничего не могу увидеть! Моих способностей для этого не хватает!

Ветер погладил меня по щеке, словно успокаивая.

— Это я во всем виноват.

Неправда. Я это чувствовала.

— Ты?

— Это я поместил чудовище в Стальных горах.

— Поэтому тебя не пускали туда?

— Да, милая. В своих бедах мы почти всегда виноваты сами.

Я и сама так думала. Жаль, что об этом вспоминаешь только тогда, когда дело уже совершено.

— Зачем?

— Зачем я это сделал? Так было нужно. Но я не знал, милая, что оно будет охотиться на гномов.

— А почему оно не трогало людей?

— Потому что ему было запрещено. Ведь однажды оно должно было встретиться с тобой.

— Именно со мной?

Он повернул голову, чтобы посмотреть мне в глаза.

— Да. Именно с тобой. Прости, милая.

Я сглотнула. Мне все равно никуда не деться от предначертанного. Уж я-то это знала.

— Что от меня требуется? Что я должна сделать?

— Я пока не могу тебе рассказать. Это ты узнаешь не от меня.

— От кого?

Вэр покачал головой и поцеловал меня в лоб.

— Скоро. Уже совсем скоро.

Понятно. Больше он мне ничего не расскажет.

Мы еще долго сидели, любуясь закатом. Может быть, мне и нужно было бы причитать: «Ах! Как я молода! Мне бы еще жить да жить! Я еще так мало видела, так мало успела!» Вот только зачем? Давным-давно Наставница мне все объяснила: мы все когда-нибудь умрем, только гадалки знают когда, и с этим придется смириться.

42
{"b":"234229","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вавилонский район безразмерного города
Широкая кость
Трансформа. Альянс спасения
Занимательная история мер измерений, или Какого роста дюймовочка
Вообразить будущее
Метро 2033. Сетунь
Бог. Новые ответы у границ разума
Джейн Сеймур. Королева во власти призраков
Кот Сократ выходит на орбиту. Записки котонавта