ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Давно? — спросила я, стряхивая с себя крошки.

— Триста двадцать лет, четыре месяца и два дня… — тихонько поведала принцесса, так и не подняв головы.

— Да, — произнес арахноид. Он опять взял в руки чашку, но не донес до рта и поставил ее на стол, а еще через секунду она исчезла совсем. — Триста двадцать лет, четыре месяца, два дня и три часа.

Вэр провел ладонью по лицу снизу вверх, запустил руку в волосы и так откинулся на стуле, мгновенно превратившемся в кресло. Я тайком глянула на Рэя и увидела то, что и ожидала: мой любимый во все глаза смотрел на нас. Он много чего на своем веку повстречал, но такое видел впервые. Это я была привычна к магическим штучкам своего давнего друга, а неподготовленного зрителя эта картина могла сильно удивить и даже напугать. Однако Рэй быстро с собой справился, и его лицо вновь превратилось в неподвижную маску.

— Вэр, прости, если лезу не в свое дело…

— Милая, продолжай, если уж начала.

Я кивнула.

— Почему вы расстались?

Арахноид опустил руку и положил ее на подлокотник кресла, затем закрыл глаза и так сидел молча несколько минут. Я уже решила, что отвечать мне он не будет, когда услышала почти шепот:

— Нам с самого начала нельзя было быть вместе.

— Почему?

— Милая, ты же сама все прекрасно понимаешь.

Понимала, но все равно хотела услышать это от него. Ему ведь самому станет легче.

— Она ведь наследная принцесса Эмеральда, — продолжил мой друг. — А я… А я ведь даже не человек. Я с самого начала не хотел, чтобы все зашло так далеко. Но… Ты-то уж точно должна меня понять. Я не смог сопротивляться.

— Так почему же вы все-таки расстались?

— Меня собрались выдать замуж, — еще тише промолвила эльфийка, но я ее услышала.

— Замуж? — опешила я. — Но ведь…

— Да, — устало кивнул Вэр. — Она так и не вышла замуж, хоть меня уже и не было рядом. Милая, она все это время меня ждала…

Я как-то по-новому взглянула на наследную принцессу эмеральдийского трона. Она ведь очень рисковала, когда воспротивилась воле отца. Насколько я знала, именно родители выбирали своим детям будущих спутников жизни. Конечно, в обычных семьях этот обычай почти не соблюдался, но для аристократов он оставался делом чести. А ведь Ильсарию навсегда могли изгнать из Эмеральда, или что-нибудь похуже. Однако, похоже, король Изариас надеялся, что его непутевая дочь образумится. Зря он это. Даже без гадания я видела, что принцесса никогда не откажется от своей любви. И это правильно. Я была целиком и полностью на стороне прекрасной эльфийки, только никак не могла понять, почему Вэр бросил ее. Ведь он мне сам советовал не упускать свой шанс быть счастливой, хотя бы недолго. Может быть, как раз поэтому.

Мой друг запрокинул голову назад, открыл глаза и уставился в потолок. Я не стала больше ни о чем расспрашивать, поставила пустую чашку на стол и достала из вещь-мешка гадальные карты. Настоящие, а не те, которыми я пользовалась во время сеансов. Они даже по размерам отличались — были в несколько раз больше. Наставница строго настрого запретила работать с этой колодой без нужды. Вот и настал тот час, когда еще один из последних подарков Наставницы пригодился.

Со стола мгновенно исчезла вся посуда, и я принялась раскладывать карты не думая, даже не глядела на них. Несколько минут спустя все было готово, и только тогда я увидела, что перед моими глазами появилась бабочка. И хоть я знала, что сама ее только что сотворила своими же руками, она казалась мне живой. О Исида! Она и была живой! Огромное насекомое взлетело к самому потолку да там и зависло. Бабочку никто кроме меня не видел, а объяснять мне ничего сейчас не хотелось, поэтому я как ни в чем не бывало встала из-за стола и прогулочным шагом направилась к дивану, где сидели Рэй и Ильсария. Я подошла к девушке, нагнулась и прошептала ей на ушко:

— Не сдавайся. Все будет хорошо.

Прекрасные глаза принцессы округлились, а затем в них зажегся огонек новой надежды, без которого несчастная могла погибнуть от тоски. Что ж, я не зря воспользовалась картами Наставницы. У них было одно очень важное свойство: они помогали осуществится тому, что увидит гадалка или наоборот препятствовали этому, если ей не понравится это будущее. Вот только был у них один недостаток, о чем меня предупреждала Наставница. Эти карты можно использовать лишь раз, больше они ни на что не были годны.

Конечно же я могла спасти свое будущее, но… Но не смогла поступить иначе, просто не смогла, хоть соблазн и был велик. Я слишком много задолжала Вэру, да и не со всеми причудами Судьбы можно справиться при помощи магии.

Лицо эльфийки перестало походить на первый снег, и к ней вновь вернулись краски, что сделало ее лицо еще более привлекательным. А потом и вовсе заиграла нежная счастливая улыбка. Больше я за Ильсарию не беспокоилась, еще бы и «братца» своего образумить — вообще б мне цены не было.

— Кира? — Рэй выгнул бровь. Он казался чем-то сильно встревоженным.

Я поцеловала его в щеку и почувствовала на губах солоноватый привкус. Что это? Слезы? Но откуда? Тогда я провела рукой по своему лицу и изумленно уставилась на ладонь — она была мокрой.

— А? Это я от счастья! — я постаралась улыбнуться как можно искреннее. Для стороннего зрителя я была похожа на довольную жизнью беззаботную девицу, но Рэя мне провести не удалось. Не помогли даже долгие годы тренировок на кошках, то есть на клиентах. Все равно я ничего не собиралась ему рассказывать — для него же лучше. — Я здесь, между прочим, сейчас такой замечательный расклад… Рэй, что случилось?

Но я уже и сама почувствовала. Неожиданная сила едва не снесла меня с ног, но я не только устояла, а еще и довольно хмыкнула, когда цепкие ручонки Кузьмяка обхватили мою талию. Мальчонка так сильно ко мне прижимался, словно боялся что я куда-нибудь исчезну. Я осторожно расцепила его руки и повернулась к нему лицом.

— Ма-а-ам! Ма-а-ам! Ты почему меня так надолго одного оставила?! Мне было так страшно!

— Ну-ну, мой хороший! — я гладила фамильяра по длинным черным волосам. — Тише, Кузьмяк, все хорошо.

— Хозяйка моя любимая! Ты хоть представляешь себе, что твой маленький котенька пережил, пока ты тут со своим любовником отдыхала? Это ж ужас был какой-то! Бедный маленький несчастный котеночек был вынужден находиться среди огромного количества жаждущих его смерти эльфов! Совесть тебя не мучает, хозяйка моя любимая?

— Кузьмяк, уймись. Я здесь делом занималась.

— Ага, вижу я какое тут дело. Сладости поедать да отвары горячие распивать… А голодному котику хоть что-нибудь оставили? Нет? Эх, вы! А я для вас… А вы… А я… Все. Я обиделся.

Ничего кроме смеха пламенная речь фамильяра у меня не вызвала. Я потрепала его по голове и кивнула Вэру. Тот понял меня без слов, и уже через несколько секунд перед Кузьмяком стоял поднос со всевозможными яствами. Его любимыми, между прочим.

— Все? Теперь доволен?

— Буду, когда все это съем.

И тут же исполнил свое обещание.

— Теперь доволен. Осталось только разобраться с теми мальчиками на подтанцовке.

Только сейчас я заметила, что вдоль стен зала выстроились эльфы. Сделали они это так бесшумно, что я даже вздрогнула, когда их увидела. Вели они себя довольно нерешительно. Нет, стояли они по стойке смирно, но именно это как раз и настораживало. Наверняка короли Изариас приказал им схватить принцессу и доставить к нему. Однако они также были хорошо наслышаны и о способностях Вэра. На их месте я бы тоже предпочла с ним не ссориться. А может быть, здесь еще и слава Рэя…

Я размышляла, как бы выйти из сложившегося положения никому не навредив. Но все решила Ильсария. Она встала с дивана и гордо прошествовала вперед, покачивая бедрами — наверное, это получалось у нее само собой. Остановилась она возле самого выхода и повернулась к нам лицом. Но смотрела она только на Вэра.

— Я возвращаюсь к отцу. Я буду тебя ждать.

И я не сомневалась, что она сдержит свое слово, сколько бы времени на это ни понадобилось. Вэр тоже это знал. Он смотрел слегка растерянно вслед удаляющейся эльфийке и ее свите, а на его лице медленно появлялась улыбка. Теперь и за него я могла не волноваться.

56
{"b":"234229","o":1}