ЛитМир - Электронная Библиотека

 - Не может быть.

 - Точно говорю, я с ним лет пятнадцать рядом работал. - Вполголоса проговорил он, обращаясь как бы к самому себе. - Какой теперь толк для него во всех накопленных деньгах?

 Весь остаток бесконечных суток Пётр участвовал в непрекращающихся боях.  Он автоматически стрелял из винтовки, падал от близких взрывов на дно окопа и урывками спал там же. Его охватило страшное безразличие к своей судьбе.

 - Может быть, завтра, на следующей неделе или через месяц я буду лежать где-нибудь? - Рассеяно думал он. - Такой же застывший, такой же жёлтый, с точно так же полуоткрытыми глазами. Ради чего?

 С другой стороны, как и все люди, во все времена он надеялся, что выживет. 

 - Если так случится со мной, я всегда буду благодарен судьбе за то, что остался жив. – В редкие минуты тишины размышлял Пётр. - Я бы почувствовал вкус настоящей жизни, во всей её полноте. А когда настанет её естественный конец, скажу:

 - «Я славно пожил и прожил своё».  

 Утором порядком поредевшую роту отвели в тыл. Шелехов безучастно сидел на холодной земле, когда подъехала одна из уцелевших машин, доставившая их на передовую. На полу открытого кузова лежали тела некоторых убитых во время недавних боёв. Водитель и человек из тылового опорного пункта вышли из кабины.

 - Где у вас метсанбат? – обратился тыловик к Петру. - Мы совсем заблудились.

 - А вам зачем?

 - Покойников назад в Сталино везём, – хмуро сообщил небритый водитель. - Приказано забрать умерших.

 Из груды человеческой плоти торчали две ноги в рваных портянках. Петру эти  ноги показались смутно знакомыми. Он даже с усилием встал и подошёл к полуторке.

 - Да это же Глухов, – сказал он, узнав корявые ноги погибшего горняка.- Не повезло, бедняге…   

 - Ты смотри-ка, весь как решето. - Водитель сочувствующе покачал головой. - Это, должно быть, миномёт постарался.

 Пётр заметил лежащего в сторонке сержанта Кошкина, лицо которого перерезал окровавленный след от осколка. Ещё одному труппу распороло живот, так что вывалились скользкие кишки. Присмотревшись, он  спросил:

 - Кто это?

 - Этот-то? Погоди-ка. – Водитель с трудом повернул голову трупа. - Ах да, это командир роты лейтенант Ивлев. 

 В эту минуту к машине поднесли несколько новых тел. Водитель с помощью Петра деловито забросил тело молодого парня поверх всех, а затем заботливо сказал тыловику:

 - Не подержишь ли голову лейтенанта?

 - Зачем это?

 - Его ноги высунулись слишком далеко. У нас вывалится весь груз, если его не подвинуть...

 Машина медленно тронулась, и мёртвые тела мелко тряслись друг на друге. Вдруг из груды плоти вылезла чья-то рука. Петру показалось, что она принадлежала Семёну Глухову, хотя в данном случае было совершенно неважно кому именно.

Глава 9

Свою первую увольнительную Иоганн Майер использовал, бесцельно бродя по недавно оккупированному городу. Боевые действия здесь почти не проходили, поэтому присутствия войны совершенно не чувствовалось.

 - Как быстро обычные люди приспосабливаются к любым изменениям! – удивлялся он, присматриваясь к необычной обстановке.

 Для коренного жителя Дрездена эта прогулка казалась путешествием в далёкое прошлое. Улицы города Сталино, которому накануне вернули прежнее название Юзовка, оказались заполненными народом.

  - Только сменилась власть, а обыватели уже привыкли…

 Работали всевозможные магазины, хотя в них мало что можно было купить. Люди спешили на работу или просто прогуливались по кривым улочкам.  Женщины с большими продуктовыми сумками, возбуждённо приветствовали друг друга и останавливались немного посплетничать.

 - Во всём мире заботы женщин одинаковы, – подумал неженатый Майер. - Мужчины, дети и еда…

 Вороватые подростки стояли, прислонившись к деревянным заборам с руками, засунутыми в карманы широких штанов. Они  небрежно держали в зубах чадящие папиросы и подозрительно смотрели на проходящего мимо солдата.

 - Настоящие «гавроши». – Он с опаской косился на них.

 Открылись небольшие частные кафе и рестораны с неплохой едой. Совсем недавно заработал чудесный театр и несколько кинотеатров. Иоганн прогуливался, впитывая в себя запахи мирного существования, и никак не мог вдоволь насытиться.

 - Это так напоминает о моём доме и жизни без пулемётов или сапёрных лопаток. – Изумлённо размышлял он. - О нормальной жизни без военной формы…   

 Две ночи спустя их отделение неожиданно подняли с постели сразу за полночь. Фельдфебель Пичке ввалился в комнату, где квартировали подчинённые и со всей дури гаркнул:

 - Построение на станции!

 - Что, чёрт возьми, случилось? – спросил сонный Вилли.

 - Нужно максимально быстро разгрузить поезд с боеприпасами.

 - Пленных что ли не хватает?

 - Эти доходяги будут год разгружать. – Сказал Пичке и выругался. - Проклятые ублюдки!

 Недовольно, но тихо ворча, Иоганн вместе со всеми собирался на авральную работу. Железнодорожная станция располагалась примерно в километре от их временного дома, и переться туда в морозной темноте не очень хотелось. Пока они шли неорганизованной ночной толпой, Майер рассеянно думал:

 - Есть что-то умиротворяющее в этой железной дороге, даже несмотря на то, что паровозы и вагоны русские. Как она напоминает мне о детстве и мирном времени!

 Спокойная внешность спящего города оказалась обманчива. Дело было в продолжавшихся круглые сутки налётах русских бомбардировщиков.

 Длинная колонна грузовиков уже стояла наготове, рядом с прибывшим из Германии поездом. Весь наличный состав спецсоединения, независимо от звания, подключили к этой работе. Хотя термометр показывал ниже нуля, все быстро взмокли. Пленные таскали боеприпасы, как лунатики, медленно и бесшумно. 

 - Если русские, застигнут нас сейчас, то спаси Господи наши души! – проговорил осторожный Францл. - Кругом полно боеприпасов.

 - Нужно порыскать вокруг в поисках укрытия на этот случай.

 - Я когда ходил отлить, то нашёл подходящий. – Признался домовитый Ковач. - Бетонный блиндаж, перекрытый брёвнами…

 - Он достаточно большой, чтобы укрыться нам всем?

 - Вполне.

 От бесконечных ящиков со снарядов у Иоганна уже дрожали ноги. Солдаты и русские военнопленные сновали взад и вперёд, а рядом шумел капитан Кребс, следивший, чтобы никто не останавливался.

 - Не бросать! - Он сыпал идиотскими указаниями и постоянно ругался. Капитан был единственный, кто палец о палец не ударил.

 - Вы слышите? – спросил остановившихся товарищей Вилли. - Кажется, мне послышалось гудение самолётов, выискивающих цель.

 - Точно, русские прилетели…

 На дальнем конце города стали видны огненные вспышки, за которыми последовали два глухих взрыва. Гул стих, все опять продолжили работать, как рабы, и один за другим машины с грузом отправлялись в сторону фронта. Через час самолёты противника вернулись и сбросили новые бомбы, причём значительно ближе.

 - Какого чёрта им нужно? - спросил озабоченно Пилле. - Неужели они нас засекли?

 - Кто-то нарушил светомаскировку…

 - Заткни пасть, – рявкнул трусоватый Кребс. - Они выследят нас по вашим разговорам довольно скоро!

 Русские продолжали настойчиво кружиться над головами. В течение нескольких минут нервы были натянуты до предела. Затем неожиданно совсем близко Иоганн увидел две красные вспышки. Осветительные ракеты  взлетели таким образом, что пересеклись по диагонали над  станцией.  Яркий в их свете Францл в ярости крикнул:

 - Мерзавцы выдали нас! 

 - Они подсказывают, куда нужно бомбить. – Догадался долговязый Пилле. - У них, должно быть, тут находятся шпионы…

 - Быстро прячемся! - заорал Ковач и побежал показывать укрытие. - Бомбить могут начать в любой момент.

 Они  ринулись в убежище, но не сразу его нашли в темноте. Иоганн слегка запаниковал, и лишь протиснувшись вниз успокоился.

18
{"b":"234233","o":1}