ЛитМир - Электронная Библиотека

 - Блуждающие тени напоминают мне загробный мир. – Думал Кошевой, до рези в глазах вглядываясь в мерцающий сумрак. - Снова и снова мне кажется, что вижу какое-то движение, отмечаю какие-то смутные очертания, но всегда это оказывалось пнём или кустом.

 Все предметы представлялись такими нереальными, будто из причудливого, пугающего сна. Прошло ещё несколько часов ожидания. На востоке начало понемногу светать. Утомленные длительным вглядыванием в темноту, бойцы задремали. Внимание постепенно ослабевало, поэтому Кошевой не на шутку испугался, когда кто-то стал приближаться к ним сбоку.

 - Стой. – Грозно крикнул он. - Кто идёт?

 - Свои…

 Из плотного тумана застелившего землю выросли фигуры вооружённых людей.

 - Свои нынче разными бывают. – Проговорил командир роты, внимательно всматриваясь в подходящих военных. - Стой говорю… Прикажу открыть огонь.

 - Прикажет он, – возмутился кто-то густым басом. - Лучше ты немцу что-нибудь показал бы…

 Оказалось, что это какая-то разбитая часть Красной Армии отступала из-под Харькова. Командир их погиб, поэтому Кошевой принял командование над маленьким воинским соединением. Весь следующий день они ждали атаки гитлеровцев.

 - Вначале наступали мы лихо. – Врывшись в землю по самую макушку, прибившиеся солдаты делились со старожилами последними новостями. - Порвали линию обороны немцев, как Бобик тряпку!

 - Чего ж тогда отступали?

 - Да он гадёныш под фланги танками даванул, вот мы и попятились. Едва в окружение не угодили.

 - А соседняя дивизия в «котёл» таки попала. – Подтвердил пожилой ополченец. - Мало кто оттуда вышел…

 - Всего-то! – удивился молоденький новобранец. - Танков испугались?

 Ополченец хотел ответить, но Лисинчук негодующе покачал головой и повысил голос:

 - Ты когда-нибудь видел немецкий танк в движении?

 - Нет.

 - Если нет, то тебе будет на что посмотреть! А когда услышишь лязг их гусениц и бросишься на землю, то вспомнишь меня. Ты не сможешь отделаться от мысли, что этот монстр движется прямо на тебя. Он ползёт вперёд очень медленно, проходя всего какой-нибудь метр в секунду, но идёт упрямо, как лавина и с этим ничего не поделаешь…

 - А оружие?

 - Твоя винтовка бесполезна, можно с таким же успехом плюнуть на него. Кроме того, от страха в голову не приходит мысль стрелять. Ты просто замираешь, как мышь, хотя чувствуете себя так, будто кричишь от ужаса. Боишься и пальцем пошевелить, чтобы не разозлить зверя. Ты себе говоришь, может быть повезёт, может быть, он тебя не заметит. Но затем возникает новая мысль, что вдруг удача отвернулась от тебя и танк ползёт прямо на ваш окоп, и ты уже ни жив, ни мёртв. Вот когда нужны железные нервы, такие крепкие, как стальные тросы. Я видел, как Сажин из второго взвода попал под безжалостные гусеницы. Он вырыл себе недостаточно глубокий окоп, просто смертельно устал, чтобы копать. Танк слегка отвернул от своего курса, ровно настолько, чтобы наехать на его укрытие, и начал утюжить вдоль и поперёк. В следующую минуту человека просто сровняло вровень с землёй...

 - Заживо похоронил! – ахнул нервный новобранец. - Так как же с ними бороться?

 - Без артиллерии никак. – Поставил диагноз Лисинчук. - Можно сразу помирать…

 Однако им в тот раз неожиданно повезло. Танковые клинья немецких армий прошли совсем рядом с ними и по приказу вышестоящего командования 13-я гвардейская дивизия начала плановое отступление в общем направлении на Ростов.

 ***

 17 мая из района городов Краматорск и Славянск Сталинской области противник бросил в наступление против 9-й и 57-й армий Южного фронта 11 дивизий армейской группы «Клейст». Одновременно начав наступать из района восточнее Харькова и южнее Белгорода против 28-й армии Юго-Западного фронта. Войска 9-й армии оказались не подготовленными к отражению стремительного удара и дрогнули.

 Противник значительно расширил место прорыва и создал реальную угрозу окружения войск Красной Армии. В этой обстановке Главком ЮЗН вечером 19 мая отдал приказ о переходе к обороне на всём фронте с тем, чтобы сосредоточить основные силы на разгроме прорвавшейся группировки врага. Это решение было утверждено Ставкой, но оно оказалось  запоздалым.

 23 мая армейская группа «Клейст», наступавшая из-под Краматорска, соединилась в районе Балаклеи с частями 6-й немецкой армии, перерезав советским войскам, действовавшим в Барвенковском выступе, пути отхода на восток за реку Северский Донец. Окружённые соединения находились  под общим командованием заместителя командующего фронтом генерала Ф. Я. Костенко.

 С 24 по 29 мая, ведя бои в окружении, советские бойцы небольшими отрядами прорывались через линию немецких войск и переправлялись на восточный берег Северского Донца. Одновременно с наступлением в районе Барвенковского плацдарма противник усилил удары и на волчанском направлении, где ему удалось окружить вторую ударную группировку Юго-Западного фронта.

 Борьба советских войск в окружении с превосходящими силами противника была очень тяжёлой. Немецкая авиация полностью господствовала в воздухе. Ощущался острый недостаток боеприпасов, горючего и продовольствия. Попытка командования Юго-Западного направления прорвать фронт окружения ударом силами 38-й армии и деблокировать окруженные части большого успеха не имела. Тем не менее, благодаря этому удару из окружения вышли около 22 тысяч бойцов.

 Таким образом, успешно начавшаяся в мае 1942 года наступательная операция Красной Армии в районе Харькова закончилась неудачей. Войска двух фронтов понесли большие потери в живой силе и технике.

 Такой исход Харьковской операции явился результатом, прежде всего, недостаточно полной оценки командованием Юго-Западного направления в лице Маршала Тимошенко и члена военного совета Хрущёва оперативно-стратегической обстановки.

 Отсутствовало организованное взаимодействие между фронтами. К тому же командование направления и фронта своевременно не приняло меры к прекращению наступления в связи с резко осложнившейся обстановкой в районе операции.

 К трагедии привело то, что значительная часть соединений и частей советских войск оказалась недостаточно скоординированными. Они не обеспечивались в нужном количестве современной боевой техникой, особенно моторизированных средств передвижения пехоты и боеприпасами. Командный состав всех звеньев армий не обладал ещё достаточным боевым опытом. Командование направления не всегда объективно информировало Ставку о положении на фронтах.

 Поражение под Харьковом оказалась весьма чувствительным для войск всего Юго-Западного направления.  В конце мая 1942 года перед советскими войсками Ставкой были поставлены исключительно оборонительные задачи. Прочно закрепиться на занимаемых рубежах и не допустить развития наступления немецко-фашистских войск на восток.

Глава 16

Харьковская операция приближалась к своей кульминации. Фронт был в постоянном движении, перемещался зигзагами то взад, то вперёд. Часть Иоганна Майера, то атаковала русских, продвигаясь на сотню метров, то отходила на собственные позиции.

 - Надоело дёргаться, - жаловался Вилли друзьям. – За последние пять дней мы раз десять меняли дислокацию.

 Противник часто заходил во фланг, и взводу приходилось вести бои во всех направлениях. Потери неумолимо возрастали, но русских гибло ещё больше. 

  - Судя по быстро возраставшему числу пленных и дезертиров, мы действуем не так уж плохо. – Бахвалился Францл, тщательно очищая от пыли свою винтовку.

 - Да просто русские не хотят воевать! – уверенно басил Пилле. – На этот раз им действительно крышка.

 - К концу лета эта компания кончится, - подхватил мысль Ковач. – Я вам точно говорю.

 - Год назад примерно тоже говорил Геббельс… - негромко сказал Иоганн, и все замолчали.

 На заре следующего дня они обнаружили группу русских, спокойно притаившуюся под носом у немцев. Они убежали под покровом темноты со своих позиций и были готовы сдаться.

34
{"b":"234233","o":1}