ЛитМир - Электронная Библиотека

 - Кто там валяется?

 Он по долгу службы подошёл к ним и сразу понял, что женщина мертва.

 - Отдайте мальца в детский дом, - велел он подчинённым, – вон ростовский как раз грузится в эшелон на эвакуацию.

 - А бумаги?

 - Бумаги тебе немец выправит.

 Прибежавшая заведующая детдома неохотно приняла нового подопечного и зло спросила напоследок:

 - Какая хоть у него фамилия?

 - А чёрт его знает? – равнодушно ответил служащий железной дороги. – Запиши Безродный.

 - Никого из родных нет?

 - Бабка его умерла под вокзалом, - сообщил хотевший до смерти спать мужчина. – Деньги и документы у мёртвой видать спёрли.

 Уже в вагоне по дороге на Сталинград заведующая рассмотрела на распашонке мальчика вышитое заботливой женской рукой имя «Коля»

Глава 18

После совместного возвращения из госпиталя Ворошиловграда Петя Шелехов и Генка Шахов попали в одно из подразделений 383-й стрелковой дивизии.

 - Хорошо, что вместе.

 Рота, в основном составленная из шахтёров Донбасса, прикрывала небольшую деревеньку под городом Красный Луч. Вернее блокировала дорогу, которая проходила через неё на станцию Миллерово. На их участке фронта пока главенствовала тишина, но можно было ожидать чего угодно. В самом начале июня 1942 года друзья спокойно сидели с другими солдатами на ящиках из-под противогазов и курили.

 - Политрук вчера рассказывал, что под Харьковом что-то непонятное происходит, - делился сомнениями Шахов. – Как бы нас отсель в скорости не турнули.

 - Вряд ли! – лениво протянул Петька. – Мы здесь так окопались, не сдвинешь…

 - Ну-ну! 

 Вдруг мимо них промчался один из часовых сторожевой заставы и спросил запыхавшись:

 - Где лейтенант?

 - В штабе, вон там, впереди. В чём проблема?

 - Немцы... они обошли нас с тыла и идут сюда по низине. По меньшей мере пехотный батальон и два танка. 

 Боец побежал искать командование, а красноармейцы бросились разбирать оружие.

 - Танки, - проворчал Гена, быстро одевая обмундирование. - Только этого нам не хватало.

 - А у нас ни одной противотанковой пушки.

 - Вот-вот.

 - Видно нам придётся уходить восвояси. – Шелехов притворно вздохнул.

 - Ты хочешь сказать, что все укрепления мы делали напрасно? - простонал худенький парнишка.

 - Ты к этому привыкнешь, — проворчал старый горняк Слюсаренко. -  Многое в жизни вообще не имеет никакого смысла.

 - Всё же мы можем подбить танки сосредоточенным огнём, - сказал Шахов задумчиво.

 - Неужели? - язвительно заметил Петька. - Предлагаю тебе попробовать. Вот это будет номер... 

 Подошёл потный от волнения роты лейтенант Михайлов и строго приказал:

 - Пошли, ребята, следуйте за мной! Позиции придётся защищать. - Молоденький командир роты суетливо застёгивал воротничок гимнастёрки. - Получен по телефону приказ командира полка.

 - В таком случае, - вздохнул опытный Слюсаренко, - нам надо готовиться к худшему.

  Отделение спешно заняло окопы, и бойцы приготовились к бою. Старший лейтенант Великанов, политрук батальона быстро пробежал в штаб и крикнул срывающимся тенорком:

 - Никому не покидать позиций или немедленно отдам труса под трибунал!

 - Этот маньяк на самом деле сказал «под трибунал»? - спросил юморной Шахов.

 - А ты думал, за отступление он тебя в санаторий отправит?

 - Нет, просто, зачем нас пугать, - пожал плечами Генка. – По всему видать нам и так сейчас достанется.

 Пока солдаты взвода привыкали к тому, что теперь повёрнуты лицом в недавний тыл, подошли колонны гитлеровцев.

 - Интересно, - не унимался Генка. – Даже если бы сильно захотеть, куда здесь можно отступать? Впереди немцы, позади немцы…

 Воздух стал буквально плотным от заполнивших его, пролетавших со свистом пуль и гранат. Бой начался резко, без всякой раскачки. Фигурки сбившихся в толпу немцев неумолимо надвигались, словно штормовая волна.

 - Держись Петруха. – Подбодрил своего второго номера пулемётного расчёта Шахов. - Счас я им всыплю гороха...

 Он поймал в прицел ближайшую к нему кучку солдат противника и дал длинную очередь. Получив приличную дозу огня, немцы попадали кто куда, не прекращая впрочем, стрелять из винтовок.

 - Странно, - работая как автомат, размышлял Шелехов. – Не первый раз участвую в бою, но никак не привыкну…

 Он аккуратно придерживал матерчатую ленту с патронами, которую «Максим» заглатывал с жадностью не евшего неделю человека.

 - Лишь бы не перекосило патрон! – молил Петя бездушную железяку. – Тогда «фрицы» вновь поднимутся.

 Чувства и ощущения его обострились до предела. Ему казалось, будто было слышно, как пули ударяются в человеческие тела, но не возникало сознание, что убиваешь, уничтожаешь человеческие жизни. Напротив, это даже возбуждало.

 - Я всегда думал, что убивать будет труднее. – Удивлялся он, ловко вставляя в патронник новую ленту.

 Вдруг бойцы роты обнаружили, что попали под огонь противника с фланга.

 - Чёрт, немцы заняли холм с правого бока. – Выругался опытный Шахов.

 - Что будем делать?

 - Нужно отходить.

 - Без приказа нельзя.

 Шахов развернул пулемёт и открыл огонь по склону. Притихшие было «гансы» в низине начали короткими перебежками двигаться в их сторону. Испуганный лейтенант Великанов пробирался полу обвалившимся ходом сообщения и сипло выкрикнул:

 - Быстро отходим!

 - Чей приказ?

 - Мой вашу мать! Укрыться за домами!

 Он, не оглядываясь, почесал к ближайшему строению, выбросив в сторону ненужный пистолет. Внезапно раздался оглушительный взрыв, который накрыл пару индивидуальных окопов по соседству с пулемётной ячейкой. 

 - Осторожно! Стреляют танки! - крикнул почти оглохший Слюсаренко.

 Они находились уже в нескольких сотнях метров от окопов и как назло кончились патроны. Петя поспешно вставил новую патронную ленту и выкрикнул:

 - Готово!

 Генка опять начал стрелять по холмам, но находившиеся там солдаты искусно прятались. Некоторые парни их взвода под прикрытием пулемётного огня воспользовались паузой и помчались к домам. Затем пулемёт всё же заклинило.

 - Твою мать!

 Шелехов нервно откинул кожух и вытащил ленту. Он заставил себя уверенными движениями пальцев вытащить из ленты заклинивший патрон и вставить обратно.

 - Пронесло! – выдохнул Петя облегчённо. – Значит, будем жить.

 - Не говори гоп…

 Последовал взрыв осколочного снаряда, выпущенный танком, и ствол ближайшего дерева обломился, как спичка. Один из автоматчиков перебегавший рядом согнулся пополам и с всхлипом упал лицом в землю. Осколок рикошетом просвистел возле каски Петьки, чиркнув по железу.

 - Отвоевались. – Шахов вскочил и пнул ногой пулемёт. – Проклятую железку окончательно заклинило.

 - Что с ним?

 - Видно шальной осколок попал внутрь.

 Он спешно последовал за перебегавшими к домам товарищами. Пётр побежал вслед с ним, оставаться рядом со сломанным пулемётом не имело смысла. Там они сразу наткнулись на Слюсаренко, который лежал неподвижно посредине тропинки.

 - Жив? - спросил Пётр, прислонившегося к стене дома бойца второго взвода Синичкина.

 Тот спокойно перезаряжал свое оружие и даже не поднял взгляда.

 - Конец, - буркнул он недовольно. - Прострелены лёгкие.

 Теперь взрывы шрапнели участились. Второй тяжёлый пулемёт роты  разбил прицельный выстрел танковой пушки. Густой дым валил из одного из домов, там горели толстые сосновые стены.

 - Ой, не нравится мне эта картина, - признался Шахов, вытирая грязной рукой пот со лба. – Гляньте как они прут…

 Как доисторические чудовища, тяжело переваливаясь по разбитой дороге, к ним приближались два танка, а опытная пехота, укрывшись за их непробиваемой сталью, теснилась плотными рядами.

 - Грамотно идут черти. - Сказал Синичкин и выругался матом.

39
{"b":"234233","o":1}