ЛитМир - Электронная Библиотека

 Два оставшихся станковых пулемёта роты продолжали стрелять, но пули просто отскакивали от «крупповской» брони, не причиняя вреда монстрам, так капли воды отлетают от твёрдой поверхности. Солдаты противника за неповоротливыми танками лишь плотнее сомкнули ряды.

 - Нам бы парочку пушек! – мечтательно произнёс Шелехов, осторожно выглядывая из-за угла.

 - А лучше десяток.

 - Иначе как их остановишь?

 Взводу пришлось оставить первый ряд полуразрушенных домов. Всё вокруг было усеяно трупами солдат, и противникам приходилось работать не покладая рук, оттаскивая раненых под пулями, взбивавшими вокруг  густую пыль.

 - Могли бы на время вместе прекратить огонь, - сокрушался Петька, вытаскивая волоком плотного ополченца. – Будто они действительно думают что бессмертные…

 К вечеру немцы снова пошли в наступление с холмов, атакуя танками с фланга, занимая один дом за другим. Воздух постоянно сотрясался от прицельных взрывов. Петя чувствовал себя так, будто потерял оружие и лихорадочно закапывался в землю.

 - Мы должны покончить с этими танками, - пробормотал пробравшийся к ним командир роты сквозь сжатые зубы. - В этом наша единственная надежда.

 Синичкин опустил автомат, откинул назад каску и подобрал пару ручных гранат.

 - Концентрированный заряд, - сказал он, играючи подбрасывая их.- Связку этих гранат привязать к палке.

 - Думаешь?

 - Шансы невелики, но почему бы не попробовать?  

 - Ладно, давай пошли, - решился Шахов и махнул рукой. – Ведь мы в этой мышеловке всё равно погибнем.

 Они нашли две дубовые палки и привязали по связке ручных гранат к концу каждой из них. На лице Синичкина появилась лёгкая усмешка.

 - Будет о чём писать домой этим бронированным гадам, — проворчал он мстительно.

 - Давайте обеспечьте им прикрытие огнём, — велел лейтенант Михайлов остальным солдатам.

 Нескольким немцам, стоявшим не слишком близко к прикрывавшему их танку, пули попали в шею и туловище. Это был благоприятный момент. Синичкин и Гена бросились вперёд, удерживая на весу палки со смертоносным грузом. 

 - Только не торопитесь, только не спешите! – горячо шептал Петя и стрелял почти без остановки.

 Постепенно темнело и всё вокруг расплывалось, как в тумане. Было трудно отличить своих от чужих, но бой не прекращался, и шум его не стихал ни на минуту.

 - Ещё минут двадцать такой мясорубки и от моей роты ничего не останется! – сказал лежащий рядом с Петей лейтенант Михайлов.

 Его днём контузило на оба уха, и негромкие для ротного слова прекрасно слышал Шелехов. Совсем близко от них прошлись веерные пулемётные очереди. Очевидно, в танках заметили место, где прятались последние защитники деревни.

 - Пора бы Шахову и Синичкину доползти до танков. – Спокойно, словно о чём-то обыденном подумал Петька. – Чего они так долго возятся?

 Затем произошло прямое попадание снаряда в последний пулемёт. Тот полетел кувырком и упал на тело убитого пулемётчика, а его раненый товарищ стонал и просил о помощи.

 - Братцы, заберите!

 Лязг гусениц неумолимо надвигавшегося танка был слышен почти рядом. Вдруг земля сотряслась, как от удара бомбы, и столб пламени взметнулся в небо.

 - Начали действовать Генка и Синичкин. – Неподдельно обрадовался Шелехов. – Так их ребята!

 Мгновение спустя последовал удар второй связки гранат. На секунду  всё успокоилось, как будто обе стороны критически оценивали ситуацию. Но вдруг движение одного монстра возобновилось, и вражеский танк стал наводить на советских бойцов свою пушку.

 - Ради Христа, стреляйте! Стреляйте из всего, что есть! – громко закричал лейтенант. - Мы должны сделать так, чтобы те двое вернулись целыми и невредимыми!

 Мимо окопа Шелехова, шатаясь, прошёл один из незнакомых солдат, оставляя за собой густой кровавый след. Шрапнелью ему оторвало правую ладонь.

 - Где рука?

 Он держал культю перед собой, удивлённо уставившись на неё, будто не веря в то, что случилось. Последовали ослепительная вспышка, и взрыв пришёлся прямо по невезучему бойцу.

 - Шелехов пошли отсюда! - сзади раздался выкрик ротного. – Великанова убило.

 - Вы это мне? – спросил Петька и оглянулся вокруг.

 - А никого больше не осталось…

 Пётр тут же вскочил, и вместе им удалось благополучно добраться до ближайшего дома. Вскоре появился Синичкин, шагавший через дорогу неестественно огромными шагами. Он растерянно остановился и огляделся вокруг, стараясь разглядеть товарищей в сгущающемся сумраке.

 - Сюда, Синичкин, сюда! — крикнули оба в один голос.

 Раздался ещё один взрыв и Синичкин резко крутанулся на пятках, у него подкосились ноги, и он мешком свалился на землю. Шелехов подбежал к нему и на ходу увидел, что тот мёртв.

 - Как так?

 Его выпученные глаза моментально остекленели, но выражение лица осталось почти умиротворённым, полуоткрытый рот, казалось, улыбался. Его каска была пробита насквозь. Острый как бритва край загнулся внутрь, впившись в череп.

 - Господи! – ужаснулся впечатлительный Петя. – Он же почти вернулся, но подлый снаряд таки догнал его.

 Так как один из танков вышел из строя, то другой, казалось, не сильно хотел двигаться вперёд. Через некоторое время ползком, воспользовавшись темнотой, появился Шахов.

 - Я не смог подобраться достаточно близко, - сказал он, как бы оправдываясь. - Где Синичкин?

 - Он мёртв, - прошипел Петя, у него подкатился комок к горлу. - Мы положили его в дом.

 - Хреново.

 У оставшихся бойцов роты кончались боеприпасы, и теперь красноармейцы только огрызались одиночными выстрелами. Временные позиции их начали прощупывать миномёты. Лейтенант Михайлов после мучительных раздумий  приказал следовать обратно на прежнюю позицию:

 - Нужно тихо возвращаться!

 - Зачем?

 - Немцы не ожидают этого, и мы сможем пройти.

 - Ясно. 

 - Первый взвод идёт впереди! – Он ставил задачу горстке оставшихся в живых солдат. – Оттуда медленно пробираемся назад по оврагу и пытаемся с помощью темноты выскользнуть из ловушки.

 Маленький отряд бесшумно двинулся сквозь ночь. Стрельба постепенно затихала вдалеке. Даже звук взрывов шрапнели стал казаться безобидным.

 - Неужели вырвались? – не верил своим глазам Шахов. – Кажись, оторвались…

 - Подожди пока.

 Никто не проронил больше ни слова, лишь стоны и прерывистое дыхание раненых звучали в ответ. Мёртвых они оставили позади, хоронить было некогда. Только оглохший лейтенант упорно тащил по пыльной дороге, нечто бесформенное, завернутое в рваную плащ-палатку.

 ***

 Всё перемешалось на скорбной дороге отступления в направлении Ростова. Солдаты, беженцы, коровы и штабные автомобили шли единым живым монолитом…

 - Как тут разобрать кто где?

 Не существовало больше воинских частей, не было боевых единиц, в одночасье рухнули порядок и дисциплина.

 - Если так будет продолжаться дальше, - рассуждал неунывающий Шахов. – Мы далеко зайдём.

 - На Дону немца точно задержат.

 Двенадцать человек оставшихся в живых после последнего боя вторые сутки двигались на северо-восток. Группами и поодиночке, едва переступая ногами в сбитых сапогах, в ботинках с растрёпанными обмотками рядом шли солдаты всевозможных подразделений разбитой Красной Армии.

 - Не может же быть, чтобы кроме нас не было других войск! – Петя беспомощно оглядывался на плотные ряды отступающих. – В Ставке наверняка разворачивают новые оборонительные рубежи.

 - Держи карман шире, - огрызнулся шагавший сбоку кривоногий горняк Яровец. – Откудова им тут взяться?

 - Вся страна столько лет работала на Красную Армию, а оказывается, у неё нет сил, защитить народ.

 - Отставить пораженческие разговоры! – грозно приказал лейтенант Михайлов.

 - Вишь ты как раскомандовался! – вполголоса пробормотал Яровец. – Поздно спохватился…

 В небесной выси над ними, перебирая крыльями, беззаботно заливались жаворонки. Войска отходили из-под Харькова и других мест боев, озлобленные от пролитой крови и неудач, полные ненависти, все в бурой пылище.

40
{"b":"234233","o":1}