ЛитМир - Электронная Библиотека

 - Хозяйка! – громко позвал он возившуюся в огороде женщину.

 - Кого там принесло? – спросила она и разогнула дебелую спину.

 - Пусти на постой до вечера.

 - Для чего?

 - Хочу отдохнуть.

 - Вам бы всё отдыхать, - заругалась хозяйка и пошла навстречу незваному гостю. – А воевать, кто будет?

 Она медленно подошла к каменной изгороди обрамлявшую небольшой огородик. Ступала она уверенно и важно, с достоинством неся статное тело. Григорий обратил внимание на лицо с явными остатками былой красоты и от чего-то волнуясь, спросил:

 - Так пустишь или как?

 - Ваши солдатики под машинами вольготно устроились...

 - Мне ночью идти в разведку в Чернышевскую. – Ответил Григорий, вглядываясь в загорелое лицо женщины.

 - Тогда заходи Гриша. – Просто сказала хозяйка.

 Григория словно ударили кувалдой в лоб. Он даже тряхнул полностью седой головой для того чтобы сбросить наваждение и поинтересовался:

 - Откуда ты меня знаешь красавица?

 - Видно не такая теперь красавица раз позабыл меня.

 - А должен был помнить?

 - Я тебя, во всяком случае, никогда не забывала.

 Григорий начал лихорадочно перебирать женщин, которые встречались ему в пору гражданской войны, с кем довелось ему пересечься на узкой жизненной дорожке.

 - Убей Бог, не помню! – сознался он. – Не серчай хозяйка, столько лет прошло…

 - Весной ровно двадцать было.

 - Так наша встреча в двадцать втором году случилась?

 - Да, - уверенно глядя в тёмные глаза мужчины сказала она. – Ты тогда на Донбасс шёл.

 После последних слов, как будто вчерашний всплыл тот день из глубин памяти Григория.  Оказалось, что ничто не смогло вытеснить его: ни долгая и счастливая жизнь в Сталино, ни трагическая и бесчеловечная командировка в колымские лагеря, ни почти год невиданной доселе войны.

 - Елизавета?! – то ли спросил, то ли подтвердил воспоминания Григорий. – Как ты здесь оказалась?

 - После той нашей встречи я забеременела и съехала из родного хутора. – Как ни чём не бывало, сказала она. – Сам понимаешь, как вдове в таких случаях приходится…

 - Забеременела?

 - Иногда с женщинами такое случается Гришенька! – ехидно сообщила Лизавета и спохватилась. – Что мы такие разговоры ведём на улице… Проходи в дом гость дорогой, давай я тебя накормлю и спокойно всё расскажу.

Глава 20

Как моторизованная, высокомобильная часть, подразделение, где служил Иоганн Майер, всегда попадало в самую гущу сражений. Только они немного пришли в себя от самого жестокого из известных им до сих пор боёв, батальон вновь направили на новый участок, где ситуация была чрезвычайно раскалена.

 - Опять наступление, - простонал Ковач и осуждающе покачал головой. – Сколько можно рваться в глубину этой варварской страны?

 - А как ты собирался добиться победы? – усмехаясь, поинтересовался Вилли.

 - Любая цивилизованная страны давно бы подписала капитуляцию. – Воскликнул эмоциональный Пилле. – Только не Россия!

 - Если так пойдёт дело дальше, - задумчиво протянул Иоганн. – Неизвестно кто капитулирует…

 Монотонный стук дизельного движка грузовика был настолько привычен, что они почти перестали его слышать, так же привыкаешь к тиканью часов. Часто приходилось весь день проводить в дороге, казалось, что автомобили ездили по гигантскому кругу и привычные разговоры спасали от скуки.

 - Что за пораженческие настроения Майер? – натурально удивился Францл. – Неужели ты не видишь, что мы на пороге великой победы?

 - Дай Бог!

 - Русские бегут как зайцы, - засмеялся довольный Вилли. – Мы никак не можем их догнать.

 Полностью ко всему безразличные, они тряслись, сидя на скамейках, и желали только всё время ехать и ехать вот так: наслаждаясь бездействием и чувством безопасности. На дощатых сиденьях было достаточно места.

 - Тесно у нас становилось лишь, когда прибывает пополнение, - невпопад заметил Иоганн. - Но после последнего боевого столкновения наши ряды заметно поредели.

 - Новых пришлют.

 Они ехали целый день на армейских грузовиках, постоянно сверяя направление то у одной позиции на линии фронта, то у другой. Утром  Майер с удивлением заметил, что на обочине дороги лежал убитый. Русский солдат, в своей форме коричневато-землистого оттенка. Поскольку до фронта ещё было далеко, все удивились, как он тут оказался.

 - Смотрите, - минуту спустя Францл указал на другую сторону дороги. - Там ещё один!

 - И вон ещё.

  После этого им встречались всё новые и новые тела. На много километров гниющими телами была усыпана дорога с равными промежутками между ними, часто по нескольку сразу, словно остатки мусора, который замели в  кучки.

 - Не понимаю, - сделал круглые глаза Вилли. – Что здесь происходило?

 Над всей этой полуприкрытой, окровавленной человеческой плотью ярко светило солнце. Оно заливало тела своими жгучими лучами, вызывая испарения, наполнявшие воздух сладковатым зловонием разложения. 

 - На днях по этой дороге, очевидно, проходила большая колонна пленных, - сказал раздражённый Пилле. – Остались те, кто не хотел идти.

 - Надоело смотреть на этих дохляков.

 Не проронив больше ни слова, солдаты смотрели вправо и влево на эти неподвижные тела по краям дороги.

 - После стольких боёв становишься невосприимчивым к смерти. – Вслух сказал Майер. - Помните не так давно мы ехали на грузовиках по узкой, ухабистой дороге, слишком узкой для того, чтобы водители могли свернуть в случае необходимости. Посередине одной колеи лежал мёртвый русский, и тяжелогружёные грузовики впереди нас неоднократно переехали его, так что он был размазан по земле, как блин.

 - Вечно ты вспоминаешь всякую ерунду.

 - Мы сидели позади в своем грузовике, а один из солдат рассказывал смешную историю. Мы видели мёртвого русского и под своим грузовиком тоже, который легко переехал его, но солдат продолжал рассказывать, не прерываясь, а мы все смеялись там, где было смешно.

 – Давайте лучше споём. - Поморщился Ковач и начал напевать первым. 

 Солдаты сначала разрозненно, о потом  дружнее подхватили известный народный мотив:

 - Oh, du liber Augustin.

 На следующее утро батальон приступил к новой боевой операции. На этот раз они должны были захватить широко раскинувшуюся крупную деревню.

 - Это станица Чернышевская, - сказал взволнованный Фом. – Я бывал здесь когда-то.

 - Станица? – удивился образованный Иоганн. – Какое странное обозначение населённого пункта.

 - У нас так все поселения называются, ещё попадаются хутора.

 - До этого нам встречались сёла и деревни.

 - Просто сейчас мы находимся на земле Войска Донского.

 - Никогда не слышал о таком.

 За вяло текущей речкой местность круто поднималась, образуя довольно высокую возвышенность. Солдатам были видны длинные колонны грузовиков, которые ползли как жуки.

 - Приехали.

 Двигались несколько внушительных механизированных объектов, очевидно танков, и все пространство заполняли колонны стрелковой части Красной Армии.

 - Ну, вот мы и догнали русских. – Недовольно поморщился Вилли.

 Грузовики доставили солдат, под прикрытием небольшого оврага, прямо к месту, где находился противник. Они вскарабкались по склону и стали развёртываться цепью для атаки. С винтовками наизготовку взвод медленно двинулся вперёд.

 - Осторожнее парни, - предостерёг соседей по редкой цепочке наступающих Фогт, солдат второго отделения. – Было бы глупо погибнуть накануне победы!

 Бойцы двигались по широкому фронту. Сильный встречный огонь осколочными снарядами ясно показывал, что красноармейцы не собираются сдавать поселение без боя. С тревогой Майер отмечал, что огонь их артиллерии становился всё интенсивнее.

 - Использовавшиеся ими снаряды имеют широкий радиус осколочного поражения. – Как будто о чём-то постороннем подумал он. - Они разрываются с резким выбросом пламени. 

44
{"b":"234233","o":1}