ЛитМир - Электронная Библиотека

 По рядам заключённых пробежал гул разговоров. Сосед  Шелехова довольно громко сказал:

 - Особливо, ежели сразу к немцам перебежать!

 Вокруг засмеялись зэки, довольные удачной шуткой.  Григорий неободрительно глянул на шутника, но опять промолчал.

 - Короче! – Капитану надоело слушать причитание каторжан. - Кто хочет записаться  в первую партию, которая сегодня отправляется на передовую, два шага вперёд!

 Сначала несмело, затем всё увереннее из строя стали выходить самые отчаянные. Вышел и Григорий. Он с удивление увидел, что рядом с ним оказались Аким и его недовольные подручные.

 - Надоело торчать на прииске, – шепнул ему вор в законе. - По дороге всё одно сбежим.

 Григорий так и не понял, было ли это приглашение бежать вместе или простая констатация потаённого желания лагерного авторитета…

 ***

 Сбежать, однако, ни у кого не получилось. Сколоченную команду спешно погнали пешим порядком в порт Нагаево. По дороге к ним присоединялись новые партии будущих солдат. Колонну усиленно охраняли, да и бежать в пустынном регионе полного владычества треста «Дальстрой» не имело смысла.

 - Пока доберёмся до моря, последние силы потеряем. – Возмущались измождённые зэки. 

 Хорошо, ещё вокруг царило короткое колымское лето. Люди шли в привычной арестантской одежде, тёмные телогрейки никто не снимал.

 - На немца уже не останется. – Пыхтели будущие солдаты.

 В большинстве они были одеты на голое тело, нижнее бельё попрятали в заплечные сидоры.

 - Наконец-то! – спереди колонны раздался молодой голос. - Вон показался проклятый Нагаевский порт…

 После суток ожидания их погрузили в мрачные трюмы парохода «Сахалин». Люди сидели как килька в банке, правда, перед отправкой всем выдали сухой паёк. Поэтому путь до Архангельска прошёл весело,  все отсыпались вволю.

 - Не думал я, что через год возвернусь назад! – признался Григорий  случайному соседу. - Когда плыл сюда, не чаял вернуться…  

 В Архангельске заметно поредевшую команду, часть людей умерло в пути, спешно погрузили в зарешёченные вагоны. Поезд  двинулся строго на юг.

 - Неужели я смогу вновь увидеть родной Дон? – в голове Григория подобная перспектива даже не укладывалась.

 Раз в сутки, на неизвестных полустанках, с лязгом отодвигалась, обитая железом, дверь и вовнутрь просовывалась бадья с баландой. Как тут убежишь?

 - Менты поганые! – ругался Аким. - Обложили, как собаки волка…

 Все попытки блатных заточками расковырять толстые доски пола ни к чему не привели. Через несколько суток поезд привычно затормозил где-то в центральной России.

 - Выходи строиться! – раздалась зычная команда. 

 В открытые настежь проёмы дверей начали прыгать напуганные угрозой люди. По периметру поезда стояли бойцы в форме НКВД.

 - Кто после пяти минут останется в вагонах считаются дезертирами и расстреливаются на месте.

 Они прикладами формировали колонну по четыре и быстро погнали её прочь от маленькой железнодорожной станции.

 - На убой гонят, – выдохнул шагавший с Шелеховым понурый Аким. - Хрен теперь вырвешься.

 - Слышишь, артиллерия работает? – Григорий больше вслушивался не в слова бывшего вора, а в грозные раскаты впереди них. - Немцы больно дружно бьют…

 Ему почему-то было даже приятно слышать голоса немецких пушек, надоевших, казалось бы, до смерти в первую мировую войну. Через час марша они прошли небольшой лесок и остановились на опушке.  

 - Граждане уголовнички! – улыбаясь, сказал вышедший перед строем высокий и красивый майор. - Видите вон ту деревеньку?

 Он махнул в направлении едва видневшихся домишек. Все бывшие зэки, как по команде повернули головы в нужную сторону.

 - Вам приказано занять указанный населённый пункт.

 - А винтовки нам выдадут? – спросил невзрачный мужичок из первой шеренги. - Не с голыми руками же с ними воевать…

 Майор весело покачал головой. Он неторопливо закурил и продолжил:

 - Оружие добудете в бою!

 - Как так? – начали возмущаться недавние заключённые.

 - Нас же прежде постреляют всех…

 Майор сделал незаметный знак стоящим позади него солдатам. Те расступились, и пулемётный расчёт выкатил вперёд новенький «Максим».

 - Значит так! – В голосе оратора проявились стальные нотки. - Получаете по одной гранате на брата и бегом занимать деревеньку.

 - Ага, счас побежали…

 - А особо непонятливым объясняю, кто повернёт назад, будут расстреляны из этого самого пулемёта.

 Все дружно посмотрели на хищное дуло скорострельной машины и поняли, что обратного пути нет. Через несколько минут, получив по одной массивной гранате, редкая цепочка нападающих выстроилась на краю большого поля. Примерно посередине протекала узкая речка, её предстояло форсировать по дороге к деревне.

 - Пошли родные! – велел майор, и все побежала, вначале медленно, а потом всё быстрее и быстрее.

 - Ура! – закричал Григорий и бегущие рядом солдаты поддержали его.

 - Ура, твою мать!            

 Вдруг впереди выросла грохочущая стена стали, которая будто гигантская волна, надвигалась на цепь атакующих! Грянул беспрерывный взрыв, от которого у Григория чуть не лопнули барабанные перепонки в ушах, а некоторые надолго оглохли. Немцы открыли беглую стрельбу из орудий, и все снаряды были осколочно-бризантные или шрапнель! Не достигая земли, они рвались на высоте 10–15 метрах, поражая вокруг всё живое.

 - Куда нас кинули? – удивился Григорий, мешком свалившись в мелкую речку. - Здесь же сплошная артиллерийская завеса.

 Он оглянулся на расчёт «Максима» который следовал чуть сзади цепи. Пулемётчики на руках переносили через водную преграду тяжеленую штуковину. Снаряд угодил прямо в пулемёт и на середине речки поднялся высокий султан воды. Люди тотчас исчезли под водой, словно там была многометровая глубина.

 - Вперёд, вперёд! – подгонял себя Григорий. - Нужно бежать, тут рано или поздно накроют. 

 Он выбрался из реки и перебежками рванул в сторону деревни. Стену огня и дыма пронизывали тысячи пулемётных трасс и град автоматных очередей. Это подсказало Григорию, что где-то рядом передовая немцев. Справа и чуть впереди блеснули церковные кресты на старенькой колокольне.

 - Один рывок и я у цели, – обрадовался он. - Авось прорвусь…

 Шелехов, передвигаясь по-пластунски, исчез в стене дыма. Попадались ему убитые, но это были не трупы, а бестелесные останки! Пустое обмундирование, без голов, пустые мешки с сапогами, даже без костей! Взрыв бризантного снаряда над головой и человека нет, он уже «без вести пропавший». При взрыве такого снаряда температура достигает двух тысяч градусов и человек испаряется мгновенно.

 - Неужели Аким и его «шестёрки»? – удивился он, на ощупь, наткнувшись на неразлучную троицу. - Таки получили своё…

 Он узнал бывших воров по характерным наколкам на руках, чудом уцелевшим на истерзанных шрапнелью трупах. Когда в сплошном дыму, Григорий окончательно потерял направление движения, он упал на дно глубокой воронки. 

 - Назад не поверну, но и вперёд не полезу. - Решил он, пережидая плотный встречный огонь. - Хотя бы винтовка была…

 Залпы орудий прекратились также внезапно, как и начались. От возникшей тишины Григорию стало ещё больше не по себе.

 - Тихо, как в могиле. – Подумал он и в это самое мгновение услышал знакомый с детства гул копыт. - Неужели наши…

 Он выглянул из своей воронки, на него через поле скакала лава конников. Лихие наездники махали над головами блестящими саблями, и не было для Григория во всём мире картины милее этой.

 - Сейчас наши немцев легко сомнут,  – решил он, радуясь собственному спасению. - Сотни две пошли намётом… Кто остановит такую силу?

 Конная лавина быстро достигла места, где притаился  солдат. Вдруг молоденький всадник, проносящийся мимо, пошатнулся в седле и безвольно свалился на землю. Его видный конь по инерции проскакал несколько метров вперёд, потом резко повернул назад.

7
{"b":"234233","o":1}