ЛитМир - Электронная Библиотека

 - Получается что он не такой уж «сокол»! – вставил циничный товарищ.

 Тут как по заказу появились русские самолёты. Как обычно штурмовики ИЛы прилетели девятками. Немецкий передний край весь содрогнулся от выстрелов по ним. Пулемёты, зенитные орудия всех калибров, винтовки изрыгали море огня. Хотя они стреляли издалека, небо над головой Петьки перепоясывали разноцветные трассы. Красные, синие, зелёные, белые - туманные.

 - Ничего не боятся!

 - Сколько можно прятаться за нашими спинами?

 Штурмовики обволакивались клубами разрывов, но упрямо шли к цели, словно презирая смерть. Они сбросили бомбы, которые сперва кувыркались, а потом выровнялись и, набирая скорость, полетели по инерции на немцев.

 - Ракеты снизу похожи на карандаши, – подумал Петя и вспомнил школу.

 С шипением, оставляя огненный след, бомбы мчались к цели. Зрители небесного действа стояли, задрав головы и открыв рты.

 - Атака штурмовиков захватывающее зрелище. – Признался позёвывающий Генка.

 - Только если они летят не на тебя…

 Обычно такой налёт кончался гибелью одной или двух машин, которые либо разваливались, взорвавшись в воздухе, либо падали на землю, оставляя дымный след.

 - Глянь, подбили-таки, - перебил его светленький паренёк.

 - Точно!.. Лётчик выбросился с парашютом.

 Пилоты часто спасались на парашютах, хотя немцы имели обыкновение убивать их в воздухе, до приземления.

 - Попали! 

 - На фронте гибнет больше всего пехотинцев и танкистов, - с сожалением сказал Петя, - а все переживают за пилотов.

 - Но их гибель происходила не столь зрелищно, как гибель лётчиков, - не согласился Шахов, - её наблюдают тысячи глаз…

 Едва они вздохнули с облегчением, как к переправе подъехал легковой автомобиль с майором, кричавшим в громкоговоритель, что немецкие танки прорвались.

 - Дайте дорогу!

 - Ага, разбежались…

 - У меня пакет в штаб армии.

 Молоденький лейтенант, комендант переправы твёрдо встал перед машиной.

 - Прекратите панику!

 - Ты понимаешь, что через полчаса немцы будут здесь?

 Майор специально кричал так громко, что часть пехотинцев бросилось в воду, и попытались переплыть реку.

 - Паникёр!

 - Уйди с дороги щенок…

 Лейтенант резко достал из кобуры револьвер и в упор выстрелил в грудь майора. Когда рота Шелехова подошла к мосту, труп офицера, отодвинутый сотнями ног, валялся чуть в стороне. Водитель с автомобилем испарился, будто они не существовали. Петька, изумлённый увиденным, предположил:

 - Может действительно засланный немцами?

 - Вполне возможно, - поддержал его Шахов и достал из внутреннего кармана убитого удостоверение, - много наших военнопленных немцы специально посылают к нам в тыл, чтобы сеять панику.

 - Умный стерва…

 - Точно немец! – воскликнул он.

 - Откуда знаешь?

 - Посмотри сам, - Генка показал другу разворот офицерской книжки. - Металлические скрепки, которыми прошиты военные удостоверения, сделаны из нержавеющего металла.

 - Наши уже через месяц после выдачи покрывались ржавчиной... – ахнул Петя.

 - Вот так и губит немецкое качество своих агентов. – Закончил довольный Шахов и оглянулся вокруг.

 Воздух звенел от резких команд, ругательств и причитаний местных женщин. Личный состав пехотных частей усердно работал, переправляясь на другой берег. 

 - Вон первые признаки приближающихся танков, - кивнул Петька в сторону близких разрывов. - Осколочными снарядами бьёт зараза!

 - Чего они там телятся? – Гена приподнялся на цыпочки и оглядел медленную очередь.

 Немцы начали целенаправленный обстрел переправы. В грузовик с боеприпасами попал снаряд, и он взлетел на воздух вместе с автоцистерной с горючим, которая подошла как раз в этот момент. Цистерна вспыхнула чудовищным языком пламени.

 - Хрен мы сегодня переправимся!

 - Давай искать нормальный ночлег. – Предложил Петя.

 - Пошли отсюда…

 Пришлось вернуться в станицу и прятаться где придётся, ожидая ночи. Шрапнельные снаряды большого калибра, опасные даже для танков, теперь накрыли центр поселения и сотворили настоящую кашу из пылающих домов и обломков транспорта, как огромная кочерга, мешающая горящие поленья.

 - Нам пока везёт, не то, что некоторым!

 - Сплюнь!

 В набитый ранеными грузовик пришлось прямое попадание, он упал на бок, и в одно мгновение огонь охватил массу выброшенных беспомощных тел, на которых вызывающе белели бинты.

 - Помогите! – из огня слышались слабые крики, которые быстро смолкли.

 ***

 Вечером того же дня Шахов попал в затруднительное положение. Он откуда-то узнал, что на окраине станицы разбомбили спиртзавод.

 - Побегу, может, успею добыть спиртика! – крикнул он Петьке.

 - Только не напейся…

 На удивление одна цистерна с желанным напитком оказалась цела. Генка выстрелил в неё из автомата, и спирт струйками потёк на пол.

 - Вляпается во что-нибудь! – подумал Петя, когда через час товарищ не вернулся.

  Взволнованный Шелехов прибежал на место и спустился в подвал, где размещалась ёмкость. На бетонном полу стояла семидесятиградусная лужа по колено, а воздух, заполненный парами спирта, пьянил.

 - Вашу мать!

 Кое-где в жидкости виднелись защитные штаны и пилотки захлебнувшихся любителей выпить. Посередине с котелком в руках ходил обалдевший Генка, он натыкался на стены и не находил выхода.

 - Ещё немного, и ты захлебнулся бы, упав в лужу. - Петька успел вытащить его на воздух, сам балдея и задыхаясь.

 - Иди, набери котелок. – Едва отдышавшись, велел Шахов.

 Дело было серьёзное. Достаточно одной искры, чтобы всё взлетело к чёрту, а жаждущих с котелками прибывало всё больше и больше. Словно какой-то беспроволочный телеграф или телепатический импульс оповестил всех о наличии спиртного.

 - Откуда они только узнают? – изумился Петя.

 Славяне, как мухи на тухлое мясо, слетались со всех сторон. Шелехову два часа пришлось с автоматом в руках оборонять опасное место, пока начальство не поставило оцепление вокруг рокового склада.

 … Только дождавшись полной темноты, где-то в одиннадцатом часу ночи, ездовые под командой старшины роты Пикалёва подали повозки вместе с походной кухней. Старшина любил рассказывать  о Гражданской войне, которую он прослужил в обозе у Буденного. С тех пор он сохранил длинные усы и любовь к лошадям.

 - Как хорошо тогда жилось, - вспоминал он часто, - какие колбасы, сыры и вина доставались нам в магазинах городов, отбитых у «белых».

  Однако сейчас было не до разговоров. Почти в полной тишине солдаты погрузили снаряжение и запасные ящики с патронами. Необходимые команды отдавались вполголоса:

 - Будем переходить реку вброд.

 - А я плавать не умею! – раздался тоненький голосок.

 - Зато не будет толкучки на мосту! – успокоил старшина подчинённых.

 Часам к двенадцати все оставшиеся части дивизии перешли реку и спустились в балку. Здесь подразделения построились одной колонной. Стрелковые роты стали во главе, за ними пулемётчики, связисты и миномётчики.

 - Плохо, что будем тащиться в середине. – Шахов немного поспал, но чувствовал себя отвратительно.

 - Почему?

 - Пыли наглотаемся много…

 Рота, где служили друзья, оказалась посредине, поскольку её огневые позиции находились как раз на стыке двух стрелковых полков.

 - Сколько наших городов осталось под фашистами, - услышал Петя голос скуповатого старшины, - а мы всё отходим.

 - Мы обязательно вернёмся!

 - Немцы добра нагребут…

 - Наживём ещё!

 - Как подумаешь, что с ним гитлеровцы сделают, так и жить не хочется...

  Ровно в полночь, по чьей-то команде началось движение. Колонна, похожая на медленно текущую реку, потекла по балке. 

 - Побыстрей, побыстрей, ребята!.. Не отставать!

 - Ногу натёр…

 - Скоро выйдем! - подбадривали бойцов командиры.

17
{"b":"234234","o":1}