ЛитМир - Электронная Библиотека

 Наступление советских фронтов развивалось быстро и успешно. За 23 дня упорных сражений на фронте протяжённостью свыше 5 тысяч километров советские войска и силы флота, успешно наступая в ходе проведения Маньчжурской, Южно-Сахалинской и Курильской десантной операций, освободили Северо-Восточный Китай, Северную Корею, южную часть острова Сахалин и Курильские острова. Советские войска пленили около 600 тысяч солдат и офицеров противника, было захвачено много оружия и техники. Потери противника почти вдвое превысили потери, понесённые Советской армией.

 Вступление СССР в войну окончательно сломило сопротивление Японии. 14 августа её правительство решило просить о капитуляции. 2 сентября 1945 года в Токийской бухте на борту американского линкора «Миссури» представители Японии подписали Акт о безоговорочной капитуляции. Это означало конец второй мировой войны.

 … Спустя полгода после своего приезда в город на Неве Григорий шёл по Невскому проспекту и уныло насвистывал модную песенку. Навстречу ему двигался старший лейтенант в щегольской форме с иголочки. Невысокий, стройный и с орденом Красной Звезды на груди. Внезапно он остановился и, впившись глазами в прохожего, закричал:

 - Шелехов!

 - Што-то не признаю тебя…

 - Летом сорок второго года мы вместе служили в штрафбате у Калмыкова.

 - Извиняй, браток, - признался Григорий, - не могу вспомнить…

 - Лето сорок второго, под Сталинградом!

 - Столько народа в том батальоне перебывало!? – извинился он.

 После того как старлей рассказал свою историю Григорий его вспомнил. Он оказался один из той четвёрки разведчиков-уголовников, что взяли вместе с ним «языка».

 - И запомнил же!

 - Если бы не ты нас тогда всех положили бы в том блиндаже.

 - Скажешь тоже… - буркнул Григорий, но было видно, что встреча ему приятна.

 После того подвига их всех освободили, наградили и откомандировали в обыкновенные части.

 - А потом как жил? – спросил Шелехов.

 - Затем, пройдя курсы младших лейтенантов, я вышел в офицеры. – С гордостью признался вор.

 - Ишь ты!

 - А то…

 - Чем зараз занимаешься? 

 Молодой «уркаган» таинственно усмехнулся:

 - Ишачить за рублики от получки до получки, как вы, из наших ребят никто не будет. Нам надо снять миллион из сейфа и жить на широкую ногу. Того света нет, как нам часто политрук Калачёв говорил - значит, на этом надо всё брать.

 - Кто знает, есть аль нет…

 «Липовый» офицер закурил сигарету союзников и со знанием дела произнёс:

 - Я точно знаю, что нет.

 - Скоро узнаем…

 - Кстати нашего доблестного политрука я недавно встречал. – Между делом вспомнил вор: - Отправившись по делам в Одессу, с удивлением увидел в поезде знакомую рожу со шрамом на щеке. Это был Калачёв, теперь проводник вагона, угодливо разносивший стаканы и лихо бравший на чай. Он, конечно, меня не узнал, и я с удовольствием вложил полтинник в его потную, честную руку.

 После непродолжительного общения старлей предложил сослуживцу вступить в их «малину», как тот понял, причём даже на «дело» не ходить, а только для вескости их «подполья». 

 - Не хочу, - категорично отказался Григорий, - но мне интересно на твоих ребят посмотреть.

  Из разговора он знал, что остальная троица тоже жива.

 - Ну, поехали.

 Тут он отошёл позвонить по телефону, и вскоре подъехала блестящая «эмка». Привезли его в какой-то подвал, окна в машине были закрыты шторками.

 - Пускай ребята посмотрят на тебя,- сказал старший лейтенант, - а то ограбят ненароком на улице.

 - Грабить меня незачем, - на всякий случай сказал Григорий. – Взять всё едино нечего…

 Там сидели мордовороты, почти все в матросской форме.

 - «Блатные» в Ленинграде почему-то носят матросскую форму. – Удивился про себя Шелехов.

 В большом зале со сценой, где он восседал в окружении своих однополчан, братьев-разбойничков, шли танцы под аккордеон и пианино. Но на душе у него было неспокойно…

 - А ежели они не захотят, штоб посторонний знал их логово?

 Справа расположился «старший лейтенант». Слева подсела томная красотка.

 - Пить воду с лица можно! – невзначай подумал Григорий.

 Потом подошло ещё несколько «офицеров», в том числе из их штрафного. Чествовали гостя шампанским!

 - Ить как-никак однополчане! – растрогался он и подумал, - может здесь не все и воры?

 Но нет, на вид истые разбойники, особенно один, с бычьей шеей силача, всё поглядывал с подозрением на незнакомца, если не злобно, то очень настороженно и недоверчиво. Об этом он шепнул своему «офицеру». Бык перешёл к другому столу.

 - Отчего вы ходите в форме? – спросил он хозяина.

 - Для маскировки! – смеясь, ответил тот.

 - Вам же нельзя, вы же воры…

 «Офицер» сразу стал мрачным.

 - А я теперь не вор, а «сука»!

 - Как энто? – удивился бывший «зэк».

 - Всех наших кто воевал, - разъяснил ему старлей, - в лагерях и тюрьмах не считают больше за «бродяг»…

 - Почему?

 - Коронным ворам западло держать оружие в руках и убивать…

 - А вы как?

 Отчаянный разведчик снова заулыбался.

 - Наши как попадают на «зоны» режут воров почём зря, а те нас!

 … Несмотря на неординарную обстановку Григорий отдохнул отлично, расслабившись он даже рассказал собеседнику о своей проблеме.

 - Не могу никуда устроиться на работу.

 - Ты же «фронтовик»!

 - У меня 58-я статья…

 - Тогда понятно!

 После вечеринки его отвезли к Витебскому вокзалу, откуда до их с Юлей дома было рукой подать. «Старлей» ещё раз спросил о его решении.

 - Не могу! - он остался твёрд. – У меня молодая жена.

 - Тем более… Чем кормить будешь?

 - Устроюсь как-нибудь…

 При расставании бывший штрафник сунул ему какую-то бумажку с номером телефона. Григорий развернул её и с удивлением спросил:

 - Для чего она мне?

 - Завтра позвони… Скажешь от «Жиги».

 - Ну?

 - Тот мужичок кое-чем мне обязан, поможет тебе с работой…

 - А вдруг я окажусь «предателем» и сдам вашу «малину»?!

 - Исключено! – заржал довольный «уркаган». – Ты дороги не видел…

 - Точно, - легко согласился Григорий, - хучь убей меня, я не знаю, куда меня возили на машине. 

 Они разошлись по-товарищески.

 - Тебя никто в Питере пальцем не тронет. – Пообещал «липовый» старший лейтенант. - При встречах с нашими сообщи: «Старшой штрафного батальона!»

  Только дома до Григория дошло, что он гостевал в одной из многочисленных банд, наводивших ужас на многие центральные города.

 - Настоящий разгул бандитизма. – Сетовали испуганные обыватели.

 - Куда только власти смотрят?

 Тогда в Ленинграде офицеров раздевали и грабили даже днём, отбирая документы, награды, вплоть до Золотых Звёзд Героев Советского Союза.

 - Подойдут, нож к горлу приставят и разденут. – Страшные истории обрастали подробностями как дно корабля ракушками.

 Григория такие опасения больше не волновали. Тем более по протекции «Жиги» он, наконец, устроился на прибыльную работу на централизованных продовольственных складах.

 - Как сыр в масле будешь кататься! – сказал дёрганый мужичок и оказался прав.

 Через несколько лет Шелехов случайно узнал, что в ноябре того года когда он встретился с бывшими штрафниками правоохранительные органы разгромили их банду.

 - Бандиты наметили, - рассказал ему знакомый милиционер, - в один день ограбить все сберкассы в городе. Но кто-то их, видимо, застукал. Главарей в числе двенадцати решили было вешать на «марсовом поле». Однако в последние минуты виселицы убрали и, увезя бандитов в казематы, расстреляли.

 - Вешают только изменников Родины, как бывшего генерала Власова… - Огорчившись, сказал Григорий, - а они за неё честно воевали!

Глава 15

Двадцатилетний Кирилл Плотников, студент четвёртого курса первого медицинского института, благодаря счастливому случаю устроился сезонным санитаром. Подмосковному военному госпиталю, переоборудованному под «Дом инвалида», срочно требовались работники, а Кириллу осеннее пальто.

41
{"b":"234235","o":1}