ЛитМир - Электронная Библиотека

 - Слишком усердно нести службу, - подумал Митя в эту секунду, - бывает опасно для здоровья.

 Он забрал свой затвор и вернул соседу его. Потом вызвал караул на происшествие. За задержание нарушителя ему вынесли благодарность, и посты более никто втихаря не проверял...

 - Нарвёшься ещё на пулю!– правомерно думали офицеры.

 Через полгода Дмитрий впервые в жизни напился пьяным. Он стоял днём на посту и увидел идущего человек. Рядовой Сафонов окрикнул его.

 - Свои! – весело ответил тот.

 По голосу откликнувшегося часовой понял – идёт знакомый лётчик.

 - Знаешь, у нас у техника день рождения. Будешь?

 - Давай.

 Лётчик прошёл в самолёт, вынес 20-ти литровую канистру спирта, замёрзший батон и колбасу. На поясном ремне болталась фляга.

 - Держи! - Он открутил пробку с фляжки и налил часовому спирту.

 Первый колпачок часовой запил из лужи. Остальные четыре, грамм по 20 каждый, закусывал ледяшками.

 - Пойду на КП - возьму чайник для ребят. – Пьяный Митя зашёл в какой-то склад.

 - Там нету чайников…

 В тёплой экипировке: унтах и меховой куртке Сафонов залез в чехлы для самолёта и мертвецки заснул. Хватились – нет часового. До выяснения обстоятельств поставили нового – татарина Хабибулина. Тот сильно напугался, когда Митя проспался и вылез из чехлов. Но татарин поступил по-товарищески: отправил его досыпать в казарму.

 - Влетит тебе! – сочувственно сказал он в след пошатывающемуся сослуживцу.

 - Служба скоро закончится…

 Однако в человеческой жизни не всё подчинено логике. Рядового Сафонова не наказали, а даже рекомендовали для поступления в лётное военное училище, расположенное в пригороде Москвы.

 - Стану лётчиком, - решил Митя и наметил перспективу, - спирта будет завались…

 ***

 После успешной сдачи вступительных экзаменов в училище, он долго шагал счастливый и радостный по ярким улицам столицы Советского Союза. Когда опомнился, принялся искать ночлег. Стёр ноги в кровь, пока на окраине города не нашёл копну сена. Утром Дмитрия разбудил какой-то дремучий дед:

 - Вставай, внучок!

 - Чего тебе дедушка?

 - Я тебе, чуть вилами не заколол!

 Учёба Сафонову давалась легко. Он накоротке сошёлся с товарищами и они часто после занятий выпивали в общежитии. Самым старшим из курсантов был Юрий Самоедов. Он успел послужить вольнонаёмным техником в боевых советских частях участвующих в боевых действиях на Ближнем Востоке.

 - Досталось нам будь здоров! – хвастался Юрка перед «зелёными» курсантами.

 - А я и не слышал, - признался Митя, - чтобы наши там воевали…

 - Так тебе по радио об этом и сообщат! – Засмеялся Самоедов.

 - Расскажи что-нибудь. – Попросил Сафонов.

 Юрка с довольным видом развалился на стуле и начал повествование:

 - Наша эскадрилья ВВС базировалась в центре пустыне. Единственное развлечение - боевые вылеты. Вода строго лимитирована, даже рук не мыли, а очищали специальной пастой из тюбика.

 - Как это? – удивился прыщавый слушатель. 

 Самоедов не удостоил его даже взглядом:

 - Короче глушь. Во время какого-то большого арабского праздника объявили, что "сегодня не воюем". Пилоты решили наконец-то расслабиться. Внезапно поступил приказ из штаба на срочный вылет на перехват, оказалось, что евреи придерживаются другого мнения относительно графика на сегодняшний день.

 Курсанты дружно засмеялись, а Сафонов налил всем немного портвейна.

 - Приказ, есть приказ и те, кто ещё держался на ногах, - хлебнул «чернил» Юрий. - Помогли нам загрузить в кабину самого трезвого пилота, ибо он этого уже не мог. Где-то через минут пять мы вдруг поняли, что наделали и в момент протрезвели. Улетевший был Герой Советского Союза, лучший ас полка и прочая, прочая... Но через некоторое время самолёт показался снова над аэродромом и даже благополучно сел. Все бросились к машине. Фонарь открылся и на руки друзьям со счастливой улыбкой выпал наш Герой ... победно поднимая вверх два пальца!

 - А это что значит? – спросил прыщавый.

 - Остолоп! – заржал Митя. - Он сбил два "Миража"!

 - А в чём фокус? 

 - На современных самолётах любое дрожание рук приводит к броскам машины из стороны в сторону. – Терпеливо объяснил Самоедов. - Поэтому состояние нашего пилота привело к тому, что МиГ вёл себя в воздухе так, как это было характерно для малоопытного арабского летчика.

 - На что и попались израильтяне.  – Догадался Митя.

 … Годы учёбы пролетели как реактивный МиГ. На последнем курсе курсант Сафонов приехал домой не в форме, а в модных ботинках и драповом пальто. На вопрос матери:

 - Откуда такое добро? - ответил, что - решал задачи богатеньким сынкам генералов, а они насильно деньги давали.

 - Вот и приоделся.

 - Ну, ты – как Булганин! – восхитился кто-то из односельчан.

 Дмитрия только так и стали называть во время его редких посещений Криниц. После десяти лет безупречной службы в Военно-воздушных войсках Советского Союза и жесточайшего отбора его зачислили в отряд космонавтов.

Глава 19

Только в первый год своего председательствования Дубцов Иван Васильевич, по прозвищу «Ероплан» был трезвенником. Потом пристрастился по любому поводу брать с колхозников «магарычи». Надо человеку привезти ко двору что-нибудь, иди к председателю с просьбой, так как без его разрешения конюх или бригадир лошадки не даст. А чтобы просьба не канителилась, не волынилась, её надо смочить или смазать, проще говоря, «помагарычить».

 - Сколько ты самогона попил за доставленный лес, - в сердцах сказала ему Авдотья Сафонова, - если б знала, сплавила брёвна самотёком на том же самогоне!

 - Но-но! – грозный председатель хотел отчитать наглую бабу, но пьяно икнул и замолчал. 

 На отчётно-перевыборном собрании колхозники решили заменить осточертевшего с магарычами «Ероплана». Но уполномоченный Дмитровского райкома партии был за то, чтобы оставить его в прежней должности. Шесть дней кряду шло колхозное собрание. Председатель упорно  печать не отдавал. Тогда его повалили на пол и силой отобрали этот атрибут власти…

 - Лучше никакого председателя, чем такой.

 - Я же к вам двадцать лет со всей душой, - заплакал лежащий на спине Дубцов. – А вы меня на пол…

 Постановлением ЦК коммунистической партии 30 тысяч передовых рабочих направили в село для укрепления руководящих кадров - работать председателями колхозов. Руководителем колхоза «Коммунист» был назначен москвич, кандидат юридических наук Дроздов.

 - Интеллигент... – уважительно обсуждали колхозники нового начальника.

 - Из самой Москвы к нам прислали!

 С женой Матильдой они из колхозной конторы не вылазили. День-деньской он играл на гитаре, а она томно пела романсы. Прибежал как-то заведующий животноводческой фермы и сообщил:

 - Товарищ председатель! Коров нечем кормить!

 В ответ передовой москвич спокойно предложил:

 - Пенькой кормите!

 Супруги продолжали петь на два голоса, как бы давая понять отсталым деревенским людям, что «искусство превыше всего». Ошарашенный таким ответом завфермы сказал:

 - Так они не будут есть!

 - Проголодаются – будут!

 - Куда они денутся, - проворковала Матильда и попросила: - Пупсик, давай «Хризантемы»…

 Так получилось, что на следующий год передовой тракторист Николай Сафонов неожиданно для всех и в первую очередь для себя стал председателем колхоза «Коммунист». Его соперником на выборах колхозным собранием был «гитарист» Дроздов.

 - Этого никогда бы не случилось, - сказал второй  секретарь райкома КПСС, - если бы не пагубная привычка бывшего юриста.

 - Наш председатель большой любитель выпить. – Подтвердили колхозники.

 - Где ты видел не пьющих председателей?

 - Не бывает таких…

 Предпочтение москвич отдавал перцовой водке – норма три бутылки за день. Однажды в разгар сенокоса Дроздов с бухгалтером «нагрузившись» как следует, затеяли борьбу в конторе. Перевернув там всё верх тормашками, вышли бороться на свежий воздух.

51
{"b":"234235","o":1}