ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Триумфальная арка
Квартирантка с двумя детьми (сборник)
Арк
Гнездо перелетного сфинкса
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Су-шеф. 24 часа за плитой
Новая Зона. Излом судьбы

Борис Бабкин

Мы не мафия, мы хуже

Вскинув морду, большая овчарка с лаем бросилась к высокому забору, но, взвизгнув, закружилась и упала на бетонную дорожку. Через несколько секунд над забором показалась едва заметная человеческая фигура. Мягко спрыгнув вниз, человек вскочил и метнулся к воротам. Со звяканьем вынув дужку большого замка, он опустил цепь. Открыл правую половину ворот и пропустил еще двоих. Все трое, пригнувшись, почти бесшумно побежали к двухэтажному коттеджу.

Плотный мужчина нажал кнопку пульта. Экран телевизора погас. Он встал и сунул в рот сигарету.

– Все порно смотришь, – укоризненно проговорила вошедшая в комнату невысокая полная женщина.

– Возбуждаюсь, – хохотнул он, – чтобы твои прелести мне в кайф были.

Шагнув вперед, обнял ее за плечи.

– Перестань, – притворно возмутилась она, – отпусти. Я в туалет встала.

В дверном проеме за спиной мужчины показался человек. За ним – второй.

Мужчина, вздрогнув, обмяк. Женщина испуганно вскрикнула и упала. Почувствовав на шее чью-то руку, хотела вскочить.

– Тихо, – услышала она. – Пикнешь – сдохнешь.

– Достань где хочешь! – блестя воспаленными глазами, казавшимися большими на исхудавшем бледном лице, с трудом прохрипел высокий человек и обхватил голову руками. – Сдохну, – с болью просипел он. – Сгоняй к цыганам, спроси в долг. Там меня знают.

– Цыгане за просто так, – возразил стоящий у двери невысокий парень с перевязанной головой, – не дают. Тем более они у тебя вчера были и маг унесли. За прошлый раз.

– Достань, – простонал мужчина. – Слышишь? – Подняв голову, он умоляюще посмотрел на парня. – Сдохну. – Да где же взять-то? – Парень развел руками.

– Убью, сука! – Мужчина схватил лежавшую на подоконнике отвертку.

Парень выскочил из комнаты.

– Псина. – Слабой рукой худой бросил ему вслед отвертку. – Паскуда. – Он сжал виски ладонями и прерывисто задышал.

– Во, – в комнату осторожно заглянул парень, – тебе подогнал кто-то морфий.

– Давай, – чуть слышно попросил мужчина. Парень вынул из банки шприц.

– Надо бы прокипятить, – осторожно проговорил он.

– Коли, мать твою, – приказал худой. Парень взял с подоконника замызганное полотенце и, перекрутив, стянул руку мужчины.

– Да у тебя и вену хрен найдешь.

– Коли, – просипел мужчина. – Куда попадешь. Все равно в кровь.

– Пальцы посжимай. Может, что-то высветится. А то у тебя вся рука в проколах.

Извиваясь всем телом, привязанный к кровати плотный мужчина сдавленно промычал. Пахло паленым мясом.

– Где бабки, козел? – наклонился над ним рослый мужчина с включенным утюгом в руке.

– У-у-у-у промычал привязанный.

– Баба сказала, – вышел из соседней комнаты брюнет, – уже взяли. Кончай с ним. – Рослый с усмешкой взмахнул утюгом.

– Тут золота полно. – В дверь заглянул коротко стриженный крепкий парень.

– Цепляй все, – кивнул рослый, – кроме барахла. С ним только запал. А золотишко, оно завсегда ништяк катит. Это, считай, бабки живые.

В комнату вернулся брюнет с серым «дипломатом».

– Рано, – недовольно бросил он. – Денег кот наплакал, а товара полно.

– Теперь уже поздно передумывать, – усмехнулся рослый. – Игра сыграна, капкан щелкнул.

– Уходим, – бросил брюнет.

– Чего торопиться, – возразил рослый. – Шмон надо навести…

– Время, – перебил его брюнет. – Уходим, – бросил он и быстро вышел.

Парень последовал за ним. Коротко выматерившись, рослый бросил взгляд на привязанного к кровати мужчину и шагнул к двери.

– Зря ты на иглу сел. – Прикурив, парень посмотрел на лежащего с закрытыми глазами худого мужчину. – Чем так мучиться, лучше…

Короткий хрип не дал ему договорить. Худой, сложившись пополам, скатился с дивана. Коротко вскрикнув, он подтянул колени к животу, вздрогнул и раскинулся на полу.

– Ты чего? – Парень прыгнул к нему. Присев, потрепал по плечу, потом похлопал по щекам. Голова худого беспомощно мотнулась. Парень отскочил. – В рот мента, ты чего? – словно надеясь, что лежащий ответит, спросил он и тут же бросился к двери.

– Успели. – Заскочив в тамбур и отдав вскрикнувшей от неожиданности проводнице два билета, рослый чуть оттеснил ее. В тамбур запрыгнул парень.

– Извините, – смущенно улыбнулся он, – такси сломалось. Еле успели.

– Надо вовремя на посадку приходить, – назидательно произнесла проводница.

– Куда мы, Юра? – прижимаясь к плечу сидевшего за рулем «Таврии» брюнета, спросила молодая женщина.

– В столицу нашей родины, – ответил он и повернул ключ зажигания.

– А потом?

– Если приедут наши друзья, будем работать. Пока это в планах. А дальше видно будет.

– Зачем ты их убил?

– Я не любитель экзотики и не ношу масок, у меня под любой материей лицо чешется. А сейчас милиция умеет составлять фотороботы один к одному. А главное – я хочу войти в историю криминальной России не как маньяк, а как неизвестный грабитель. – Он повернулся и изучающе взглянул на женщину. – Ты спокойно относишься к крови, Люда, почему? Ты ведь раньше не убивала?

– Нет. Но видела, как убивают, и много раз мысленно убивала сама.

– Давай на этом остановимся. Если говорить откровенно, я не ожидал…

– Я приняла твое предложение. – Она приложила указательный палец к его губам.

Юрий мягко отвел ее руку и улыбнулся:

– Тронулись.

– Я люблю тебя. – Женщина коснулась губами его щеки. – И что бы ты ни делал, я буду с тобой.

– Гнида! – Рослый парень в эластичном черном костюме опустил резиновую дубинку на спину пытавшегося подняться худого мужчины в грязной и рваной спецовке.

Коротко вскрикнув, тот ткнулся лицом в строительный мусор.

– Что такое? – подскочил второй парень в черном. Лица обоих были закрыты шапочками-масками.

– Да вот, – первый несильно хлопнул концом дубинки лежащего, – симулянт, сознание потерял. – Парень с усмешкой снова ударил, на этот раз сильнее.

– Хорош тебе, – сказал второй. – Я вообще через сутки копыта отбросил бы. Пашут почти сутками, а жрут… – Не договорив, махнул рукой.

– Уж больно ты жалостлив, – хмыкнул первый. Под звон ножных кандалов худой начал медленно подтягивать колени к животу.

– Очухался, – буркнул второй. – Вставай и иди паши. – Он ткнул худого между лопаток концом дубинки.

Хрипло застонав, тот начал медленно подниматься, цепляясь за деревянный столб. Мимо него, с трудом передвигая скованные кандалами ноги, изможденный человек катил тачку с гравием. Худой поднялся и обессиленно прислонился к столбу.

– Шагай, – снова взмахнул дубинкой первый. Но не ударил.

– Не могу больше. – Молодая женщина с бледным худым лицом, рухнув на деревянные, покрытые тонким матрацем нары, уткнулась лицом в подушку.

– Перестань, – недовольно проговорила лежавшая на таком же топчане женщина. – Сами виноваты. Зачем поехали с ними? – Порывисто вздохнув, она резко отвернулась.

– Кто знал?! – взвизгнула первая. – Как будто мы с тобой в первый раз за счет хахалей жили!

– Так – в первый, – всхлипнула вторая. – Интересно, сколько нас тут держать будут? – немного помолчав, спросила она.

– Ты помнишь, сколько времени мы здесь?

– Около месяца. А может, чуть больше. Мы же не думали… – Не договорив, она заплакала.

– Зачем мы сказали, кем работали?

– Заткнитесь вы, – отчаянно крикнула лежавшая у стены на сене седая женщина средних лет. – Я здесь уже шесть месяцев. А вы… – Она тряхнула головой. – Ведь мне завтра исполнится тридцать восемь лет.

– Не может быть! – изумилась сидевшая в углу пожилая женщина с худым морщинистым лицом. – Я думала…

– Вот за эти полгода, – седая, вздохнув, тихо звякнула цепью кандалов, – я такой стала.

– Чего разговорились? – В зарешеченное отверстие железной двери заглянула рыжеволосая крепкая женщина в маске. – Дрыхните.

– Боятся, – подождав, пока шаги охранницы удалились от двери, вздохнула первая. – Лица закрывают. Но я любую из них по голосу или даже по походке узнаю. Никогда не была хулиганкой. Бывало, по пьяному делу, конечно, с какой-нибудь бабой сцеплюсь. А сейчас сплю и вижу… – Ее глаза на измученном лице зло сверкнули. – С превеликим удовольствием в горло любой из них вцепилась бы.

1
{"b":"2343","o":1}