ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Его кровавый проект
Не прощаюсь (с иллюстрациями)
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Блистательный Двор
Завтра на двоих
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Искусство убивать. Расследует миссис Кристи
Браслеты Скорби
Сила других. Окружение определяет нас

– Хорошо, что мы спросили бабку, – поправил его Клоп. – Она как сказала – «а как же, – передразнил он старушку, – Лександр Павлыча кто не знает?

Капитан милиции бул». – Качнув головой, усмехнулся.

– Вот они! – воскликнул сидевший за рулем парень, увидев вышедших из подъезда внука с дедом.

– Уходи, внучатый! – закрывая собой Бугра, закричал Топорик и навскидку выстрелил из револьвера. И еще раз.

Бугор тоже дважды выстрелил из взятого у Хари «макара». Три мотоциклиста, водитель джипа и Фалин ответили выстрелами.

– Дед! – удерживая падающего Топорика, заорал Бугор. Выронив пистолет, осторожно опустил деда на горячий от солнца асфальт. – Дед, – он заплакал, – прости меня. Я… – Вздрогнув, пытаясь удержаться за окровавленную рубашку деда, повалился назад.

– Сваливаем, – рявкнул Шустрый, заводя мотоцикл.

– Да пусти ты, мать твою! – крикнул мужчина в трико и майке с двуствольным ружьем в руках.

– Да что ты, Витя! – вцепившись в стволы, пронзительно закричала молодая женщина в халате. – Не надо! Ведь потом убьют всех!

– Сколько бояться-то можно! – Он вырвал из ее рук ружье. – Так всех и перебьют. – Подскочив к окну и вскинув двустволку, щелкнул курками.

– Детей пожалей, – услышал он плачущий голос. Закрыв глаза, тряхнул головой. Проводил взглядом тронувшийся джип и два мотоцикла. Осторожно спустив курки, поставил ружье к стене и, сев на пол, обхватил голову руками.

– Я ведь Топорика знал. Путный мужик был. Налей выпить! – рявкнул он.

– Сейчас, миленький. – Вскочив с пола, женщина бросилась на кухню. – Сейчас, миленький.

– А раньше хренушки давала. – Он криво улыбнулся.

– Понятно, – кивнул подполковник милиции. – Но вам, Рита Сергеевна, придется пока побыть здесь. Все-таки убиты два сотрудника милиции и один ранен. Он говорит…

– Но я не вру! – со слезами на глазах закричала она.

– Успокойтесь, – мягко проговорил подполковник. – Все будет хорошо. Но пока в ваших интересах побыть у нас. И сыну тоже.

– Я в тюрьму не пойду! – закричал мальчишка.

– Тебя туда никто и не сажает, – улыбнулся милиционер. – Просто побудете у нас.

– Черт бы вас побрал, – прошептал Кардинал. – Значит, обманул старик.

Вы-то что же уши развесили?! – Зло спросил он в сотовый телефон. Не выслушав ответа, отключил и положил на стол. Повернулся и посмотрел на сидевшую за столом с бокалом в руке Милу. – И как тебе мое предложение? – спросил он.

– Сразу ответить не могу, – улыбнулась она, – все так неожиданно.

– Но мы можем опоздать, – с легким раздражением проговорил он. – Потому что, если возьмут Атамана, вся ваша компашка будет арестована. И Игорь в первую очередь. Его, может быть, потом и отпустят, что маловероятно, но сначала возьмут всех. Тебя в том числе.

– Ну хорошо, – отпив шампанского, кивнула она, – я соглашусь. И как ты себе все это представляешь?

– Все очень просто. Я тебе сейчас объясню, и ты поймешь, что я в большей степени завишу от тебя, чем ты от меня.

– Это уже интересно, – улыбнулась Мила.

– Какой, к чертям, турнир! – заорал Семенов. – Нас вот-вот…

– А это нас уже не касается, – спокойно перебил его дородный мужчина в белом костюме. – Мы свою долю внесли и оговорили условия. В случае их невыполнения вы нам должны вернуть двадцать пять тысяч долларов. Ну а если нет… – Он широко улыбнулся. – Надеюсь, вы понимаете, господин Семенов, что с вами будет.

– Пугать меня, – усмехнулся Семенов, – только время терять. Я, знаешь…

– Вы забываете, Игорь, что мы умеем получать свое. Примите добрый совет, – улыбнулся он. – Турнир должен состояться в пределах пяти дней. Так указано в договоре. И мы надеемся на вашу порядочность. Не вынуждайте нас причинять вам большие неудобства.

– Я уже говорил, – раздраженно напомнил Семенов, – пугать меня не стоит. Если я захочу, вы…

– Перестаньте, – мягко попросил второй, узкоглазый, мужчина. – Так деловые люди себя не ведут. Зачем угрожать нам? В конце концов, решение о проведении турнира принимали не вы. Вы просто, так сказать, сдаете нам в аренду арену. Выделяете людей для охраны и прочее. Деньги внесены, и отступать, господин Семенов, поздно. Кроме нас, в этом турнире выставляют бойцов еще несколько весьма солидных людей. Как поется в песне, «ставки сделаны, господа». Честь имею откланяться. – Он неторопливо вышел.

– Надеюсь увидеть вас на турнире, – улыбаясь, кивнул дородный и, тоже поклонившись, последовал за узкоглазым.

– Сволочи; – пробурчал Семенов. – Собственно, это затея центра. Хотя и мы руки на этом прилично нагреваем, но в данный момент они должны решать этот вопрос. Сволочи, – снова недовольно проговорил он. – Понаехали в Россию со всех концов СССР и теперь свои правила и порядки вводят. – Нажал кнопку вызова. – Пряхина, Лобова и Возина ко мне!

– Игорь, – без стука вошла в кабинет Алиса, – Мила уехала к Кардиналу в охотничий домик. По-моему, он что-то замышляет.

– Ты мне тоже нужна. Твои девочки готовы к турниру?

– А как же, – улыбнулась она. – Все как всегда. Зрители получат истинное наслаждение. Потому что, кроме борьбы в грязи, мы…

– Какую сумму ты получила на свои представления от Сайда? – перебил он.

– Точно не помню, но что-то около двенадцати тысяч. Сайду и его друзьям очень нравится выход женщин из публики и их борьба в йогурте.

– Ладно, – перебил он, – готовь свое шоу. Дня через три будем проводить.

– Мы уже готовы, – кивнула она и спросила:

– У тебя что-то не так? Вид…

– Нормальный вид, – отрезал он. – Иди. И пусть ко мне явятся Пряхин, Лобов и Возин. Кстати, кто из них на этот раз отвечает за ринг?

– Пряхин в основном интересуется женской борьбой. – Алиса засмеялась. – По-моему, Возин. Он смотрел…

– Спасибо, иди.

– Ты вот что, – неожиданно зло начала она, – скажи Ниндзе, чтобы придержал пыл своей Лолочки. Она сегодня набросилась на меня возле…

– Но ты же сильная, тренированная женщина, – усмехнулся он. – Все знают, что ты, Мила, Лола и еще…

– Но не драться же с ней!

– А почему бы и нет?! Вызови ее на йогурт. Это будет кульминацией. Может, и Мила с Ангелиной выйдут. Я, например, ни за что не пропустил бы подобного зрелища.

– Как ты? – спросила подошедшая к открытой боевиком двери Ангелина.

– Гладиатор готов к бою. – Усмехнувшись, Федор ударил ногой по кожаному мешку.

– Отлично, – улыбнулась она. – Ты по-прежнему зол на…

– А ты хотела, чтоб я не только визжал от восторга, что на родине проводятся бои без правил, но и стал участником такого турнира? Увы, мадам, – зло взглянул он на двух стоявших у двери парней с пистолетами, – подобного чувства не испытываю. Но у тебя есть шанс проверить мою подготовку. Скажи своим пай-мальчикам, чтоб положили свои пушки и поработали со мной в спарринге. Как тебе подобная идея? – насмешливо спросил он.

Она рассмеялась.

– Я вполне серьезно, – кивнул он. – Эти манекены и вся остальная ерунда впечатляют, но, чтобы вести бой, нужен, как говорят, живой контакт. Манекены есть манекены. На удар не отвечают. И если ты действительно желаешь на мне заработать, мне нужен спарринг-партнер. Желательно не один. Потому что ты будешь ставить на меня деньги, а я – свое здоровье, возможно, и жизнь.

– Я придумаю что-нибудь.

«Эх, красотка, – мысленно высказался Русич, – нет на свете человека, которого я ненавидел бы сильнее».

Развернувшись, выкладывая ярость от своего бессилия, врезал по груше кулаком.

– С тобой Пряхин говорил? – сразу, едва Екатерина открыла дверь, спросил Геннадий.

– Нет. И, по-моему, не станет этого делать. Я слышала, у них прощание было очень бурным. По-моему, они расстались. – Не думаю. Пряхин сегодня с кем-то передавал цветы Светке.

– Вот как? – удивилась она. Покачав головой, недовольно спросила:

– А как дела у тебя? Я слышала, что…

– Это разговор, и не более, – отмахнулся он. – Посуди сама – скоро будет турнир. Неужели, если бы были серьезные неприятности, стали хлопотать об этом? То, что Семенов вроде хочет начать свое дело, то есть стать партнером центра, слышал. Правда, он будет делать все почти законно. Разумеется, денег станет меньше, но прибыль все равно будет и будет меньше волнений насчет…

100
{"b":"2343","o":1}