ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не думаю, – возразила Екатерина, – что центр согласится на это.

Семенова просто уволят, и все.

– Нет. Центру это даже выгоднее – не надо будет беспокоиться по поводу разоблачения нашего филиала. Если дело будет вестись на законной основе, то все станут чувствовать себя гораздо спокойнее.

– От кого ты это слышал?

– От охраны Игоря, – ответил он. – Вот они вроде недовольны. Если будет так, как хочет Семенов, охрана будет стоять на учете в УВД или что-то в этом роде. А им этого, понятное дело, не хочется. Ведь они не в прямом подчинении у Семенова.

– Что говорит об этом Валерий?

– Он занят розыском Атамана. А тут еще кто-то смылся от Кардинала. Тот в ярости. Да и в Москве какие-то перестановки. Вот Семенов и хочет воспользоваться ситуацией. Если получится, он станет самостоятельным…

– Трупом, – закончила за него Екатерина. – Если он только заикнется об этом, его сразу же сотрут в порошок. Ведь ты сам знаешь, выход из…

– Это смерть, – кивнул Геннадий. – Но ты не спросишь, почему Семенов решился на это?

– Так это твоя идея, – догадалась она.

– Я подсказал одному близкому Семенову человеку, – улыбнулся Геннадий, – а тот довел эту прекрасную мысль до Игоря.

– И кто же этот человек? – удивилась она.

– Алиса, – кивнул Геннадий. – Они же сейчас, можно сказать, почти не прячутся.

– Подожди, ведь Лола вне себя от ревности. Она уверена, что между Алиской и Валерием…

– Просто это кому-то выгодно, – усмехнулся он. – И я, кажется, знаю кому.

– Наконец-то! – воскликнула сидевшая на шпагате Раиса. – Мы думали, с тобой что-то случилось. – Она легко поднялась. – Зинка вся исстрадалась по Львенку. Он еще не приехал?

– И вряд ли вообще появится, – засмеялась Рутина. – Он уехал к отцу в Италию и, наверное, останется там. Я вот зачем пришла, – перешла она к делу.

– Кто-то усердно распускает слухи о нашей любви с Ниндзей. Не от вас ветерок дует? – Она подозрительно посмотрела на подруг.

– Зачем нам это? – ответила за обеих Раиса. – Да мы и знаем, что у тебя роман с Игорем. Ты с ним еще не рассталась?

– Кто-то стравливает меня с Лолкой, – ушла от ответа Алиса. – Кому это надо? Мы же были подругами. А сейчас дело дошло до драки.

– У вас это в первый раз, что ли? – засмеялась Раиса.

– Так – в первый. Узнаю кто – в каторгу спущу.

Услышав шум в погребе, Атаман и Виктор выхватили пистолеты.

– Убери «дуру», – процедил Степан. – Если менты – я тебе пулю в ногу всажу. А иначе…

– Я это, – послышался голос Робинзона.

Атаман, чиркнув спичкой, зажег лампу. Старик влез и, усевшись на постланной фуфайке, хмуро посмотрел на Виктора, – Ну? – подался к нему тот.

– Что с…

– В милиции они, – глухо проговорил Робинзон. – Двух милиционеров у них в доме, значится, – вздохнув, опустил голову, – убили. Одного совсем, а другому голову сильно разбили. Говорят, не выживет. И подранили какого-то майора. Тот, значится, в больнице лежит.

Орехов растерянно посмотрел на брата. Тот выматерился.

– По разговору, значится, ходит, – по-прежнему хмуро продолжил старик, – что невиновные они. Но слова есть слова. А как, значится, на самом деле, только они знают. Я было в город поехал. И около заправки остановился. И вот услыхал там говорок такой. И еще. Топорика Мишку убили. Кто-то, видать, узнал, что я в его хатенке был. Приехали какие-то молодцы и, значится, Топорика вместе со внуком, Мишкой, расстреляли прямо возле дома.

– Да хрен с ним, с Топориком, – отмахнулся Атаман. – Ты за…

– Как это хрен?! – Вскинув голову, Робинзон ожег его взглядом. – Мы с Топориком знаешь сколько горюшка вместе мыкали? К тому же, видать, его за меня пытали. Я, значится, зачем пришел. Скорее всего найдут вас у меня. Значится, машину видали, и меня тамочки пара знакомых видела. Так что, мужики, значится, – он потеребил бороденку, – уходить вам треба.

Атаман снова выругался.

– …мать. Куда нам дергаться? – зло спросил он. – Сейчас, сам говорил, кругом мусоров тьма. Нас с ходу засекут, и аут. Вот суки. – Он посмотрел на понурившегося Виктора. – Да все там нормально будет. – Он похлопал брата по плечу. – Если уж сейчас такой базар ходит, то…

– Что?! – Вскочив, Виктор выпрямился во весь рост и ударился макушкой о дощатый потолок. Схватившись за голову, сел.

Некоторое время все молчали.

– Значится, мужики, вот что, – решил Робинзон. – Идтить вам зараз некуда, это ты правильно сказал. Так что сидите туточки. Эти гады, которые Топорика убили, скоро не объявятся. Ментов полнехонько. Еще дня три про запас имеется. А тамочки поглядим, что и как. Тогда и мозговать станем.

– «Волга»? – переспросил грузный старший лейтенант ГИБДД. – «Двадцать первая»? Старик? – Он, нахмурившись, снял фуражку и вытер пот. – Кто бы это мог быть?

– Ты шевели мозгами быстрее, – недовольно поторопил его Шустрый.

– Так Робинзон, наверное, – хлопнув на лбу комара, сказал инспектор. – Кроме него, в той стороне на «двадцать первой» «Волге» из стариков никто не ездит. Точно, он.

– Где живет этот Робинзон? – спросил Фалин.

– Село маленькое, там домов чуть да маленько. У него дом со стороны леса. Мы там на рыбалке бывали, заходили к нему… – Не договорив, посмотрел вслед тронувшемуся джипу.

– Чего они, Рудин? – спросил выглянувший из стеклянной будки поста старший сержант.

– Да так, – отмахнулся тот, – дорогу спрашивали.

– Я уезжаю, – сказала в сотовый телефон Мила.

– Спасибо, что сообщила, – усмехнулся Семенов.

– Ты не спросишь, куда?

– Мне абсолютно все равно, – спокойно отозвался он и от ключил свой телефон.

Засмеявшись, она положила свой в сумочку и быстро пошла к зданию аэропорта.

– Встретишь ее, – сказал в телефон Кардинал. – Тебе покажут ее Коготь и Рекс. Они незаметно сопровождают ее. У нее мой паспорт и чековая книжка. Пусть получат все. Потом ты знаешь, что делать.

– Ясно, – услышал он ответ. – Сделаю все. Что еще?

– Нонна, – вздохнул Кардинал. – Сейчас с ней можно решить по-нашему. Ренат – твоя работа?

– Нет. Скорее всего Валентин его…

– Как встретишь, сразу свяжись со мной.

– Суки, – опустив бинокль, бросил Шустрый. – Там мусоров тьма. Даже тебе ловить нечего, – взглянул он на Фалина.

– А мне это и не надо, – усмехнулся тот. – Я не смертник. Атаман, думаешь, руки поднимет и выйдет? Да и старикашка этот, говорят, бандеровец бывший…

– Ну уж старика опасаться… – сказал стоявший рядом с ним Родион.

– Это, – приподняв очки, Фалин показал синеву вокруг припухших век, – Топорик сделал. А Атаман, может, круче. Нет, парни, Атаман один нас многих стоит, а уж…

– Да я его, Атаманчика, – ухмыльнулся Родион, – на куски порву и в банку закатаю.

– Так в чем дело? – спросил Фалин. – Сейчас исправим мое удостоверение…

– С тебя центр за это сразу голову снимет, – перебил его Шустрый. – Ты живой нужней, чем мертвый Атаман. Фалин высокомерно улыбнулся.

– Что делать будем? – вздохнул Родион. – С нас… – Может, мусорам их сдать? – неожиданно предложил нервно куривший Антон. – Атаман живым не дастся.

– А что? – взглянул на него Фалин. – Неплохая идея. Он…

– Если его возьмут, – перебил Шустрый, – то нас наверняка живыми не оставят.

– Поехали в город, – кивнул Родион, – узнаем, что можем сделать. Здесь торчать смысла нет.

– Вот народ пошел! – с возмущением проговорил коренастый седой мужчина.

– Раньше, можно сказать, свидетелей отбирали из многих. А сейчас никто ничего не видел и не слышал. А все пищат, что милиция не работает. Как работать, если ничего не знаем? Сколько, на чем приезжали. Как выглядели…

– Он махнул рукой.

– Все жить хотят, – усмехнулся идущий рядом капитан милиции. – Ведь сейчас преступники не те пошли. Свидетелей или подкупают, или…

– Ни разу не слышал, – не согласился майор милиции, – чтобы свидетелей убивали.

– Значит, слух плохой, – буркнул идущий рядом Акимов. – В Москве этого сколько хочешь. Сейчас, правда, прекратилось. Потому что свидетеля днем с огнем не сыщешь.

101
{"b":"2343","o":1}