ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кому мог Топорик поперек дороги встать? – недоуменно спросил коренастый. Пригладив ладонью жидкие волосы, покачал головой.

– Тут одно понятно, – хмуро заметил Акимов, – что-то узнать хотели. Его внук избит сильно. На квартире два трупа. За холодильником обнаружен тайник. Судя по оставленной там тряпке, в нем и был валявшийся рядом со стариком револьвер. Что от него узнать хотели? – задумчиво повторил он.

– Может, от Мишки? – предположил капитан. – Он парень шебутной был. В Гусь-Хрустальном рэкетом занимался. Уже сажать хотели, но он затих. Говорят, его часто с Валерием Солодовым видели. А тот на Семенова работает.

– Если бы что-то хотели узнать от внука, – сказал Акимов, – били бы деда. Но вот что? – Он вздохнул.

– Это, конечно, было бы просто отлично, – кивнул Пряхин. – Но как такой расклад примет центр? – осторожно спросил он Семенова. – Ведь они всегда были категорически против нашей самостоятельности. Почему же…

– Сейчас в центре небольшие на первый взгляд перестановки. Карл в Италии и, кажется, пока не собирается возвращаться. Если вообще собирается. Кардинал носа не высовывает. Как я понял, боится Атамана. К тому же у него еще один испарился – Шакал. Он пообещал его убить, если тот не представит труп Атамана. Примерно такой же разговор у него был и с Ниндзей. Да и со мной нечто вроде. Поэтому я и решил после турнира убрать каторгу и перевести все цеха на легальное положение. С охраной поступим так, – как о решенном сказал он. – Кто…

– А как, по-твоему, мы сможем убрать каторжников? – перебил его Лобов.

– Ведь их у нас сейчас более двадцати мужчин – по-моему, двадцать три – и женщин пятнадцать. Как быть с ними? Отпустить или переселить в общежитие? Да они сразу же нас посадят.

– С ними разберутся люди Ниндзи, – хмуро проговорил Семенов, – потому что иначе нельзя.

– Ты понимаешь, – взволнованно спросил Лобов, – что этим самым ты даешь Валерке козыри?! Он же нас будет шантажировать этим до конца дней.

– Он ее, эту каторгу, создал, – сказал Возин, – он пусть с ней и разбирается. Только вот оборудование и инструменты… – Вздохнув, покачал головой.

– Ты жалеешь железки! – заорал Лобов. – А про людей даже…

– А кто люди? – перебил его Возин.

– Я не про них, – сказал Лобов, – а про нас. Ты только представь, что будет с нами…

– Да хватит вам! – стукнув кулаком по столу, закричал Семенов. – Как бабы на базаре. Я для чего вас собрал, – немного Тише, но по-прежнему раздраженно продолжил он, – чтобы знать, кто со мной. Не с центром, а со мной.

Лобов, Возин и Пряхин переглянулись.

– Так это… – нерешительно начал Пряхин. – Значит, ты собираешься всерьез порвать с центром?

– Да.

– Но ты представляешь, – спросил Возин, – чем все может закончиться?

– Разумеется. Центр, если не пожелает принять мои условия, убьет меня. Вас это не коснется в любом случае.

– Что с тобой? – удивился Пряхин. – Ты как бы наплевал на себя. Это так неожиданно все. Я, кажется, догадываюсь, почему ты…

– Потому, – резко перебил его Семенов, – что я этого хочу' И только поэтому. – Опустив голову, глубоко вздохнул.

– Не надо, Игорь, – спокойно проговорил Пряхин, – плюнь ты на нее. Алешка в любом случае останется с тобой. В любом. Потому…

– А каково ему знать, – закричал Семенов, – что мама шлюха и плюет на него! А папа слабак, потому что не может…

– Перестань, – снова по-дружески посоветовал Пряхин. – Ты сам виноват в том, что произошло между вами. Надо было сразу послать ее…

– Да не мог я! – воскликнул Игорь. – Я женился, когда Мила была на третьем месяце. Если бы родилась дочь, я бы ушел! А потом как-то все забылось. У меня был маленький любимый человечек, который ждал меня и которому я нужен.

– Тьфу ты, – Лобов сплюнул. – Я голову изломал, а оказывается, все из-за этой шлюхи.

– Ты! – Вскочив, Семенов бросился к нему.

Возин и Пряхин успели поймать его за руки и встали между ними.

– Это все знают, – поняв, что Семенов не сможет его ударить, осмелел Лобов. – Вот ты мне, помнишь, лекцию читал об отношениях с сыном. А сам видишь, что затеял из-за того, что жена ему рога наставила, всех нас мог в лужу посадить. Ты иди и дай в морду Эдику. Нет, на это у тебя духу не хватит. Давать советы вы все хороши, а как до дела, так…

– Заткнись! – крикнул Семенов.

– Он прав, Игорь, – удерживая его за плечо, вздохнул Пряхин. – Ты тогда за его, – он кивнул на Лобова, – жену и Антона побеспокоился, а ведь для всех не секрет, что твоя баба тебе постоянно рога ставит. Ты упустил ее и себя тоже с работой этой. Но знаешь, деньги в жизни, конечно, нужны, но не это главное для человека. Вот про меня все говорят – бабник. Да, шляюсь по бабам. Из-за своей Ангелины. И что? – Он пожал плечами. – На работе это никак не отражается. Это мои личные семейные дела. Ты, конечно, можешь сказать – и у меня также семейное. Но у тебя голова, которая нам всем нужна. Ты начал это дело, и с центром ты договорился. Ты нас собрал, и поэтому у тебя такого права нет, чтоб из-за бабы в омут бросаться. Вот так. – Он отпустил плечо Игоря.

– Вообще-то ты прав, – вздохнул Семенов. – Извините. Все как-то в один узел сплелось. Но задумка самостоятельно работать имеется.

– Сейчас узнаю Семена, – хохотнул Пряхин. – Дело у него на первом месте. Из-за этого ты… – Не повторяйся, – остановил его Лобов.

– Но об этом сейчас рано, – продолжал Семенов, потому как сейчас Атаман и еще Шакал смотался. И в Москве, по-моему, что-то не так завертелось. Я готов был рискнуть. И не потому, что из-за Милки крест на себе поставил. Нет. Просто хотел видеть вашу реакцию. Но и Милка меня взвинтила. Алешка, оказывается, домой рвется, а она говорит, что от тещи он возвращаться не хочет. Я их на Адриатику посылал. Оттуда заехали к теще. Милка там и оставила Лешку. А сейчас вот с Эдуардом снюхалась. Эдик, сволочь, тоже хорош. Ведь мы вроде как приятелями считаемся. Я их раз…

– Хватит, Игорь, – перебил его Возин. – Ты нам лучше о своей задумке расскажи. Объясни, что и как. А то если честно, – он, вздохнув, оглядел всех, – мне часто не по себе становится. То мафию эту боюсь, то милицию. И не знаю, кого больше.

– У меня такое тоже бывает, – признался Пряхин. – Вот тогда, помните, Васька говорил, что уйти хочет. Если бы ушел, я бы, наверное, тоже сбежал. А то сейчас уже до такого дошло, что иду по улице, милиционера увижу – и сворачиваю. И на машине тоже стараюсь не ездить. А тут еще Атаман этот. – Он выругался.

– А с турниром как быть? – спросил Возин. – Ведь если Атаман этот что-то милиции расскажет…

– За турнир будьте спокойны, – перебил его Игорь. – Здесь очень большие деньги задействованы, и за ними большие люди стоят. Так что все будет хорошо. А не провести его мы не можем. У меня Сайд с Колобком были и так с улыбкой, очень вежливо предупредили, что если турнира не будет, то… – Он резко махнул рукой.

– Знаете, где он? – удивленно спросил Кардинал. Фалин кивнул.

– Да. Но там милиции и солдат полно. Мы в деревушку эту и не проехали. Останавливали раз пять и документы проверяли. От обыска спасало мое удостоверение. Недалеко остановились и ментов увидели. Мы вот о чем подумали, – несмело начал он. – А что, если дать милиции наводку на дом этого старика? Атаман точно там, потому что по телефону…

– Раз знаете где, – перебил его Кардинал, – надо кончать с ним. С наводкой ментам мысль сама по себе неплохая. Но нет стопроцентной гарантии, что Атамана убьют. Ведь наверняка менты будут стараться взять его живым. И еще одно – с Атаманом брат, и Степка наверняка, чтобы брата не подставить, стреляться не станет. Тут надо что-то другое придумывать. А вот что? – Он посмотрел на Фалина. – Думай. Ты как-никак из управы БОП.

– Черт его знает, – вздохнул тот. – Выцепить бы старика этого. Узнав все, можно было бы что-то придумать. Или просто убить его. Атаман вылез бы сам. И…

– Снова менты первыми его срисуют, – перебил его Шустрый. – Ты бы узнал у Наседина, – обратился он к Кардиналу. – Что у них есть на Атамана? Не вышли… – С Насединым надо кончать, – перебил его Кардинал. – Это раз. Во-вторых, мне не нравится, что ты мне тыкаешь. Забыл, кто есть кто? – Он уставился на Шустрого.

102
{"b":"2343","o":1}