ЛитМир - Электронная Библиотека

– Привет, – кивнула она.

– Салют, – отозвалась Лола. Села в кресло и положила ногу на ногу. – Налей мне тоже, – взглянула она на мужа. Валерий поставил на стол третий фужер.

– Ты по делу? – обратилась к подруге Лола.

– По вызову, – наливая шампанского, ответил за Алису Валерий, – А ты вроде как приревновала, – улыбнулась Алиса.

– К тебе? – насмешливо переспросила Лола.

– А что, – вызывающе спросила та, – ко мне приревновать нельзя?

– Успокойтесь, – примирительно проговорил Валерий. – Что вы заводитесь?

– А что она? – Аписа кивнула на Лолиту. – Строит из себя примадонну…

– Ты сама! – вспыльчиво перебила ее та. – Начала о какой-то…

– Все, – резко бросил Валерий. – В общем, надеюсь, ты поняла меня правильно, – заканчивая разговор с Алисой, проговорил он.

– Да. – Кивнув, та встала и, не прощаясь, пошла к выходу.

– Стерва, – прошипела Лола.

– Да прекрати ты, – недовольно сказал Валерий. – С чего ты завелась? Неужели действительно приревновала?

– Не то чтобы да, но стало как-то неприятно. Мой муж сидит и пьет шампанское с бабой. А Алиска давно о тебе мечтает.

– Перестань, – засмеялся он.

– Она всегда завидовала мне, еще в школе. Я всегда была впереди Алиски. Ей нравилось мое имя, мои шмотки. В общем, всегда завидовала.

– Я думал, вы подруги, – усмехнулся Валерий.

– Может быть, я и не права. – Лола села на колени к мужу. – Но я боюсь потерять тебя.

– С тобой сегодня что-то не так, – поцеловав жену, усмехнулся Валерий.

– Выходит, ты не совсем уверена в моих чувствах.

– Я знаю, что ты меня любишь, но сегодня что-то во мне как бы надломилось. Я зашла и увидела, что ты улыбаешься и Алиска довольна. Пьете шампанское и со стороны смотрелись просто здорово. Меня это задело. – Лола прижалась к мужу.

– Глупенькая моя, – засмеялся он, – даже не думай о том, чтобы освободиться от меня. – Лаская ее грудь, он учащенно задышал. Встал, поднял на руки Лолу и, поцеловав, понес ее в другую комнату. Подошел к двери и крикнул:

– Меня ни для кого нет!

– Вот это да! – Антон покрутил головой. – Значит, тебя баба сделала? – посмотрел он на одного из парней, напавших на Зою. Тот опустил голову.

– Я не ожидал, – глухо проговорил он. – Она мне, сучка, по яйцам коленом врезала и чем-то по шее. Я и вырубился.

– Вот это да, – повторил Антон. – Как хоть тот мужик выглядит? – обратился он ко второму. – Или тебе не до того было, чтобы его рожу запоминать?

– Я его, козла, – процедил тот, – на всю жизнь запомнил.

– Так, – кивнул Антон. – Значит, они исчезли. Куда же.

Он перевел взгляд на курившего у раскрытого окна молодого невысокого мужчину в темных очках. – Ну и команда у тебя, – насмешливо отметил Антон, – где ты таких…

– Бугор подогнал, – огрызнулся тот. – Мы-то думали просто на бабу жути нагнать, а там какой-то каратек был. Что ж ты не предупредил?

– Я и сам не знал. – Антон пожал плечами. – А Зойка, значит, по-прежнему в форме, – пробормотал он. «Но чего они испугались?» – спросил он себя. – Они вас о чем-нибудь спрашивали? – Антон взглянул на парней.

– Его – да, – кивнул первый. – Я слышал, как он мужику за Бугра и Стилиста говорил.

– Он меня бить хотел, – оправдываясь, сказал второй.

– Ну и команда у Бугра, – покачал головой Антон. – Отправь их подальше, – посоветовал он мужчине в очках. – От них толку никакого, одни неприятности. Сейчас Зойка со своим хахалем наверняка пытаются узнать, кто такой Стилист. За Бугра, может, и знают. А вот тебя засветили. Это плохо. Но ты тоже кретин, не мог кого-то из своих послать.

– Да я думал, так это, – огрызнулся Стилист. – Да и у Бугра пацаны надежные. А эти недомерки… – Он окинул парней презрительным взглядом. – Бугор с ними разберется. Что же ты, сука, за меня сказал? – шагнул он ко второму парню. Отступив к стене, тот принял боевую стойку.

– Хорош, – остановил Стилиста Антон. – Отвези их к Бугру. Пусть он сам воспитывает своих людей.

– Идите в машину, – приказал Стилист. Когда парни вышли, Антон вздохнул:

– Похоже, ты засветился, Зойка наверняка начнет вычислять Стилиста. Где ты этих гребней ухватил?

– Я же говорю. Бугор…

– Найди бабу, – перебил его Антон. – И хахаля ее. И теперь тебе валить их надо. Потому что если их на чем-то хапнут, они наверняка мусорам о Стилисте скажут. Прославился, – подковырнул он.

– Где их искать?

– Наверняка у Зойки и ее хахаля в городе кто-то есть. Они сейчас там. Вот тот, кто будет выяснять про Стилиста, и есть знакомый Зойки. Хапнешь его – и выйдешь на нее. Только больше не прибегай к услугам бакланов-наемников. Надо более серьезных людей привлекать. Я же говорил, что баба крепкая и постоять за себя сможет.

– Баба, она и в Африке баба, – буркнул Стилист. – Это в кино американских они по взводу мужиков делают. А у нас…

– У нас тоже такие встречаются. Просто на экраны женскую драку пока не выносят.

– Выходит, ты эту Зойку знаешь, – неожиданно для себя понял Стилист.

– Не то чтобы очень, – неопределенно ответил Антон, – но встречались. Она, сучка, сейчас моего папашу между ног зажала. Старик тает, как пятиклассник. Вот я и хотел отвадить ее. Подожди-ка, – нахмурился он. – А ведь эта лахудра запросто может к папаше моему за защитой обратиться. Хотя нет, она с этим мужиком скорее всего по старой схеме работает. Они наверняка подумали, что кто-то из родственников кинутой пенсионерки к ним заявился. Ты вот что – пошли кого-нибудь поумней в дом престарелых – пусть выяснит. Никого из дедуль немощных или бабуль одиноких не кидали за квартиры? Если выяснишь, что да, сразу ко мне. Тогда из Зойки можно бабки неплохие выцепить.

– Да, – сказал Гога. – Садик у тебя то, что надо. Особняк целый. Как же тебя колхознички не спалили? Ведь в деревнях жива светлая память о развитом социализме и что все люди равны. А тут среди ихних халуп целый дворец возвели. Терпеливый народ пошел.

– Да пытались, – улыбнулся коренастый. – У меня с заместителем утро отношения нормальные. Он быстро народных мстителей нашел. А я потом парней прислал, и они с деревенскими провели воспитательную беседу. Нет, – засмеялся он, – не били никого. Просто собрали таких, кто на деревне первый парень, пообещали им по два пузыря горячительных напитков за охрану и курехи. И все. Теперь даже в сад никто не лазает.

– На ком этот дом? – спросила Зоя.

– На Лизке, сестре моей. Я же к ней сразу, как на нас дело прекратили, уехал. Деньги были, вот и занялся предпринимательством Пару ларьков поставил. Магазин открыл. Все через Лизку. Она баба смышленая. Знакомых у нее полно. И среди уголовной братии тоже. Во, – обрадованно проговорил он, – я через нее и попытаюсь узнать про Стилиста. Точно Стилист?

– Точно, – кивнул Гога.

– О нас твоя сестра знает? – спросила Зоя.

– Конечно, нет.

– Знаешь, Семен, – неожиданно улыбнулась она, – тебя усы старят, зачем ты их отпустил?

– От страха. Думаю, не дай Бог, кто из родственников потерпевших повстречает. А потом как-то привык. Моя тоже все время пищит: сбрей ты эту растительность. – Жена работает? – спросил Гога.

– Это у плохих мужей жены вкалывают, – улыбнулся Семен. – Ну так она вроде подторговывает. Абажуры продает. Не хочу, говорит, дома сидеть.

– Про твои дела прошлые знает? – поинтересовалась Зоя.

– Конечно, – кивнул Семен. – Деньги ведь ей отдавал. Все, что у нас есть, на нее записано. А дом на Лизку. Мы с ней как бы пополам строили. Но она сюда только осенью является. За овощами и фруктами. А если и появится, не волнуйтесь. Сестренка у меня девка правильная. Никак из-за этого и замуж не выйдет, а бабец видная, и ростом, и фигурой. Спортсменка, деловая и, наконец, просто женщина.

– Ты о нас правду ей не скажешь? – подстраховался Гога.

– Да она и спрашивать не будет, – сказал Семен. – Вы мои знакомые, и все. Ты ей, может, даже понравишься, – усмехнулся он.

– Ну, тогда уж не обижайся, – засмеялась Зоя, – придется мне твоей сестренке всю красоту попортить.

11
{"b":"2343","o":1}