ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все путем, – усмехнулся Родион, – сделаем мы Атамана. Фалин быстро пошел к двум остановившимся за «рафиком» мотоциклам.

– Ты давай с ними, – кивнул он сидевшему позади Шустрого парню. – А мы с тобой дедка хапнем. Узнаем, где там у него Атаман сидит.

– Слышь! – раздался вслед за стуком в окно громкий пьяный голос. – Открывай, бабка Нина, это мы! – И снова раздался стук в окно.

– Кто там еще? – недовольно спросил сидевший перед телевизором Стилист.

– Алкашня какая-то, – отозвался подошедший к окну рослый парень.

– Наладь их, – велел Стилист.

– Валите отсюда, – открыв окно, сказал парень.

– Хорош, земеля, – пьяно улыбнулся мужчина под окном. – Нам бабка Нина пузырек должна. Мы ей огород пололи. Где она есть-то?

– Свали на хрен, – рыкнул парень.

– Че? – Пьяный вызывающе вскинул голову. – Заершенный, что ли? Или заблатненный крепко? Канай сюда, побазарим.

– Проводи ты их, – приглушенно бросил Стилист. Парень, а за ним еще двое вышли.

– Ты где срок тянул? – услышал Стилист пьяный голос и увеличил громкость. Услышал шаги, повернулся. – Ну… И замер. Ему в нос уперся ствол пистолета.

– Тоже заблатненный? – криво улыбнулся державший.

– Где Оля? – спросил Артур.

Стилист молча мотнул головой на дверь. Бонич, подойдя, негромко постучал.

– Ну что вам? – услышал он раздраженный голос.

– Если ты ей что-нибудь сделал… – бросив на Стилиста угрожающий взгляд, процедил Артур. – Мы от мамы, – спокойно проговорил он. – Она тебе сейчас позвонит. А лучше ты позвони. Где сотовый? – спросил он Стилиста.

Тот, не отводя наполненных ужасом глаз от лица Волчары, скосил глаза налево. Артур взял со стола сотовый. Подумав, набрал номер.

– Да, – сразу же ответила Зоя.

– Мы здесь, – сказал он. – Сейчас передаю телефон Оле. Оля, – позвал он, – мама с тобой поговорить хочет.

Из комнаты осторожно выглянула девушка. Артур резко ударил сидевшего Стилиста в лоб. Тот вместе с креслом упал. Волчара, повернувшись, взглянул на Олю.

– Иди. – Отдав телефон, Артур легко подтолкнул ее в комнату. – Мы сейчас…

– Сволочь! – Оля, держа телефон левой рукой, правой схватила стоявшую у печки кочергу и сильно ударила Стилиста по плечу. Заплакав, убежала к себе в комнату.

Артур, подойдя к Стилисту, присел. Вытащил из сумки скотч. Плотно обмотал ему кисти заведенных за спину рук и крест-накрест переклеил рот.

– Дай воды, – услышал Волчара.

От окатившей его лицо холодной воды Стилист, замотав головой, фыркнул и открыл глаза. Увидев сидевшего перед ним на корточках мужчину, испуганно дернулся и с ужасом почувствовал, что его руки связаны сзади. Хотел заорать, но лишь замычал.

– Вот что, молодой интересный, – услышал он, – я предскажу тебе судьбу.

Сейчас я задам тебе несколько вопросов по теме. Если ответишь честно и сразу, умрешь легко. То есть не больно. Будешь выпендриваться, примешь такие муки, какие не испытывала и твоя мать, когда ты появился на свет Божий. Пугать нас не надо. Я знаю, у тебя есть такое желание. Так вот, гаденыш, мы не мафия, мы хуже. А сейчас приступим.

Он рывком отодрал скотч.

– Нас эти догоняют, – услышал Атаман голос Робинзона. – Я эти мотоциклы видал. На них, значится, мафия катается.

– Где мы? – спросил Атаман.

– Я завернул с асфальту на грунтовку. Все, они догнали. Атаман услышал треск мотоциклетных моторов. Чуть подался вперед и, подтянув ноги, встал на колени, – Чего надобно, хлопцы? – спросил Робинзон подошедших к машине четверых мотоциклистов.

– Вылазь, дедок, – усмехнулся Фалин, – разговор имеется.

– Разговоры, они разные бывают, – усмехнулся Робинзон и чуть приоткрыл свою дверцу. Фалин, Шустрый и еще двое подошли к «Волге». Повинуясь кивку Фалина, двое обошли машину с другой стороны.

– Атамана везешь? – спросил Фалин.

– Его, – кивнул Робинзон, – вона, под мясом сидит. Степан приготовился вскочить и услышал смех.

– Его сейчас в погребе зажаривают, – весело сообщил Фалин. – Что же ты, старый, себе такой конец в жизни выбрал? Мог бы пожить последние деньки по-человечески. А ты… – Он покачал головой. – Твой приятель Топорик с внуком тоже выпендривались. И что? – Он усмехнулся. – Но они быстро сдохли, а ты помучаешься.

– Значится, Топорика вы вбили, – кивнул Робинзон. – Я же грешил на него. Думал, не сдюжил старый хрыч и сдал. Значится, не сдал. – Он улыбнулся. – Что касаемо смертушки, так мы зараз на равных, значится.

– Чего? – шагнул вперед Шустрый.

– Ты сюды глянь, – кивнул вниз Робинзон. Шустрый, бросив взгляд в окно, увидел в руке деда противотанковую гранату.

– А вот колечко. – Старик выбросил в окно чеку. – И бегать бесполезно, – улыбнулся он. – Вся машина такими набитая. Ежели рванет – на добрых метров двести все осколками посечет.

Дернувшийся назад Шустрый замер. Фалин выхватил пистолет.

– А теперича я команды, значится, подавать стану, – сказал Робинзон. – Положьте свои пукалки и на два шага назад.

Фалин и Шустрый переглянулись. Что граната настоящая, они были уверены.

Но правду ли дед сказал про взрывчатку в машине? И если бежать, в кого он швырнет гранату? А стрелять? Вдруг действительно машина набита взрывчаткой?

Стоявшие с той стороны парни, направив пистолеты на Робинзона, тоже не знали, что делать.

– Это немецкая, – улыбнулся Робинзон. – До четырех досчитать не смогешь, бабахнет.

Атаман выпрямился. Мелкие куски мяса вылетели в окно. Он дважды выстрелил в стоявших справа у машины парней. Один упал. Второй успел нажать на спусковой крючок и, получив пулю в висок, упал. Выпущенная им пуля прошла через открытые окна машины и, свистнув рядом с ухом Робинзона, пробила солнечное сплетение Шустрого. Падая, он выстрелил. Фалин, дО тоже выстрелив, отпрыгнул влево и, пригибаясь, побежал к лесополосе. Атаман выскочил и трижды спустил курок. На третьем выстреле Фалин, как бы споткнувшись, упал вперед. Степан бросился к нему. Виктор, придавленный кусками мяса в багажнике, лежал, боясь пошевелиться.

– Ты охренел, старый! – вернувшись к машине, зло сказал Атаман. – А если бы эта хреновина бабахнула? Они бы тебе пулю влепили, и на ход. А…

– Человек глуп тем, – спокойно улыбнулся Робинзон, – что размышлять могет. Вот они и думали: успеют тикать али нет. Если бы не думали, застрелили бы меня, а уж с вами как получилося бы. – Он вышел, оставив гранату на сиденье.

– Сдурел, старый, – рванулся в сторону Атаман. Упав, закрыл голову руками.

– Вот видишь, – усмехнулся Робинзон, – думать могешь. И по кино знаешь, что граната ой как рвется. А она пуста. Вроде и тяжесть имеется, и чека, значится, есть, но толку мало. Я ей картошку толку, – беззубо улыбнулся он.

Выматерившись, Степан встал. Отряхнул джинсы и рубашку, покосился на хитро улыбавшегося старика и расхохотался.

– Меня-то выпустите, – услышали они голос Виктора.

– Куда мясо денем? – спросил Атаман, подходя к багажнику.

– Ты не торопися, – остановил его Робинзон. – Надобно еще нам, значится, ехать. Залазь назад. Я тебя прикрою.

– В Бога мать, – сплюнул Атаман. – Сейчас этих жмуриков уберу. – Он взял одного из парней за ноги и потащил к заросшей травой глубокой канаве. – Слышь, – оттаскивая другого, бросил Степан, – ты прав был насчет того, что эти суки нарисовались бы вот-вот. Они сейчас там. Представляю, что с твоим домом сделают.

– С домом ничего, – хитро улыбнулся старик. – Вот погреб, значится, придется новый делать. Ежели, конечно, живой остануся.

Раздался приглушенный хлопок. Идущий первым Родион, дернувшись, прыгнул назад и попал ногой на доску. Сразу с двух сторон разорвались хлопушки, и его, и приготовившихся стрелять восьмерых парней засыпало разноцветными конфетти.

Родион, скрывая смущение, выматерился. Из подъехавшего «рафика» вышли еще пятеро парней.

– Спецом наставил, сука, – буркнул Родион. – Вперед. – С пистолетом в руке бросился к дому. За ним рванули остальные.

118
{"b":"2343","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
«Я слышал, ты красишь дома». Исповедь киллера мафии «Ирландца»
Богиня по выбору
Полночное солнце
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Три дня до небытия
Похититель детей
Джунгли. В природе есть только один закон – выживание
Катарсис. Старый Мамонт
Эмма и Синий джинн