ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ко мне, говорят соседи, – улыбнулся Итальянец, – уже приезжали. Но мои соседи – добропорядочные граждане и заявили, что я был дома, ибо полшестого утра слышали музыку. Даже участковому жаловаться будут.

– А я уже три дня как у матери в деревне, – кивнул Шрам. – Правда, плакала, когда я звонил. Ты, говорит, меня в гроб вгонишь. Но ментам скажет.

– Неплохо погуляли, – кивнул Итальянец. – А сейчас просто необходимо затихнуть. В общем, с ним, – он посмотрел на врача, – все должно быть о'кей.

– Сделаю все, что в моих силах.

– Поехали, мужики, на речку, – потянулся Кубик.

Аудио остановилась. Сидевший за рулем Семен вышел. Пригладив усы, потянулся.

– Чего встал-то? – спросил сидевший на переднем сиденье Гога.

– Нам в кусты надо, – хихикнула Елизавета.

– Пивом напоил, – сказала, открывая дверь, Зоя, – а теперь спрашивает.

Женщины быстро ушли в лесополосу.

– Не зря мы в город едем? – спросил Гога. – Ведь там…

– Все нормально будет.

Семен хотел еще что-то сказать, но из лесополосы раздался громкий крик и грохнул выстрел. Гога и Семен бросились в машину.

– Гога! – Из-за деревьев выбежала Зоя и, постоянно оборачиваясь, стремительно помчалась к дороге.

Прогремели три выстрела. Она с маху упала на землю. Из-за деревьев выбежали трое парней с пистолетами. Вскинув оружие, начали стрелять вслед набиравшей скорость иномарке. Сидевший за рулем Семен, прикусив левый ус, пригнувшись, что-то шептал. Гога смотрел назад. Он видел, как выбежавшие из леса, развернувшись, несколько раз выстрелили назад. Услышал звуки автоматной очереди. Бежевая «семерка», пытаясь уйти от столкновения, вильнула вправо. Гога с криком вскинул перед собой руки. Машины, иду щие на большой скорости, столкнулись.

– …их мать, – тряхнул автоматом омоновец. – Откуда эти бабы появились?

– Да если бы вон та, – вытирая пот, кивнул на Зою прапорщик, – не ударила одного, они бы их просто в заложники взяли. А так… – Он тряхнул рукой с автоматом. – Положили обеих. А мужики ихние сразу ушли.

– Недалеко, – усмехнулся омоновец. Повернувшись, посмотрел на две отброшенные в разные стороны машины. – Сколько там? – спросил он подошедшего к ним инспектора ГИБДД.

– В «ауди» двое и в «семерке» четверо. Это мужики, которые за границу катались. Солдаты удачи. Может, весь мир с автоматом прошли, а погибли вместе, в аварии. Я слышал, их хотели по делу о бойне на заводе Семенова протащить. Да вишь как судьба распорядилась.

– А эти кто? – спросил омоновец, имея в виду «ауди».

– Черт их знает, – отмахнулся инспектор. – По номерам – наши. Разберемся. Закурить нет? – спросил он.

– Совсем обнищали, – усмехнулся омоновец.

– Да с этими блокпостами, – раздраженно проговорил гибэдэдэшник, – хрен с кого урвешь.

– Я вернусь, – кивнул Волчара. – Мне надо в Москву съездить. У него, – он вздохнул, – дочь где-то есть. Узнаю, может, и найду. Он из-за нее и вернулся из-за границы.

– Да где же ты ее найдешь? – вытирая слезы, спросила Ксения.

– Номер телефона, по которому Владимир Иванович с ментом разговаривал, я запомнил. Как-то случайно. Вот расскажу ему о том, что случилось. И спрошу адрес дочери Артура. Если не тварь, поможет.

Ксения вздохнула и прижалась к нему.

– Я боюсь, что тебя… – Не договорив, снова заплакала.

– Хрен им на рыло, – буркнул Денис. – Я вон какую войну прошел. К тому же, как Артур говорит, мы не мафия, мы хуже. В гробу я всех видал. Тем более, говорят, бумаги какие-то нашли. Так что сейчас московским не до меня, – подмигнул он. – Свои задницы спасают, сучары.

– Вот и все, – осторожно положил руку на толстую кожаную папку седой мужчина. – Кончилась деятельность одного из кланов русской «коза ностры». Здесь, – он снова провел ладонью по папке, – и доказывать ничего не надо. И все-таки просто бандит, – неожиданно весело добавил он, – наш, русский, гораздо опаснее. Его, во-первых, берешь с боем. Оружие сейчас, можно сказать, прямо на улице валяется. Вчера одного взяли с «ТТ». Он клялся, что нашел. А за этим пистолетом заказное убийство. Вот и подбирай пистолеты. Хорошо, что мужик приехал из Хабаровска, а то доказывай, что не ты убил Кеннеди. – Он рассмеялся, но тут же сделался серьезным и жестко закончил:

– Брать всех одновременно. Адреса проверили? – взглянул он на поджарого средних лет мужчину в джинсовой рубашке.

– Так точно. Все на местах. Есть предложение начать с низов. Потому как они наиболее опасны. Тузы пока собираться будут, чемоданы упаковывать. Да и не пойдут они пешком, – усмехнулся он. – А низы без хозяев запросто могут стать просто бандитами, как вы только что говорили.

– Есть указание брать всех, – глаза седого холодно блеснули, – разом.

– Откуда эти документы появились? – спросил майор.

– Из самого надежного и честного банка в мире. Адвокат Малкин нам посмертный подарок сделал. Вот его дочь найти не можем. Неужели она действительно погибла? Если бы она была, как всегда, на месте, ничего этого мы не получили бы. Все. – Он хлопнул ладонью по папке. – Работаем.

– Быстрее! – нервно бросил Аркадий. – Грузите все! Немедленно! Машины заправлены? – строго спросил он Араба.

– Под завязку.

– Аркаша, – капризно обратилась к Бакину полнотелая женщина, – что за спешка? Мне необходимо привести себя в порядок. Скоро, буквально через пять минут, приедет парикмахер. Я хочу…

– Тебя под нулевку подстригут! – заорал он. – За отмывание денег сейчас тоже сажают! Собирайся, мать твою!

В раскрытые ворота влетели две легковые автомашины. Араб, едва увидев их, рванул к высокому бетонному забору. В палисаднике хлопнули два выстрела.

Бледный Аркадий стоял неподвижно. Со всех сторон, прыгая через забор, к особняку бежали омо-новцы. У входа завязалась короткая рукопашная схватка.

– Бакин Аркадий Васильевич? – подошел к нему невысокий мужчина в штатском.

– Значит, все-таки она погибла, – пробурчал он. Кивнув, усмехнулся:

– Зачем спрашиваете? Ведь знаете, куда приехали. И за кем – знаете.

– Нет! – раздался в глубине дома отчаянный женский крик. – Не трожьте меня!

– Успокойте свою супругу, господин Бакин, – улыбнулся оперативник.

– А может, вы ее при попытке к бегству? – сумел найти в себе силы пошутить Аркадий.

* * *

Абрам, сидя в кресле-качалке, читал «АиФ».

– Абрамчик, – заглянула в кабинет невысокая женщина в очках, – к тебе…

– Добрый день. – В комнату вошли трое в штатском.

– Так. – Абрам встал. – Прошу учесть – сопротивления ни я, ни мои люди не оказывали. Можно без наручников?

– Ладно, – махнул рукой один.

– Прошу учесть еще одно обстоятельство, – быстро сказал Абрам. – Вон там, – он кивнул на письменный стол, – адреса людей, которые окажут серьезное вооруженное сопротивление. Особенно Фокин Геннадий Иванович, Устранитель. Там подробно изложены все его злодеяния.

– Давно к нашему визиту готовились, – рассмеялся один из оперативников.

– С самого начала, – грустно кивнул Абрам. – Надеюсь, мне не придется испытать на себе прелести наших лагерей. Следствие протянется года два. Как минимум. А за это время я умру. У меня больное сердце.

– Или убьют, – криво улыбнулся мужчина, взявший из ящика стола пачку скрепленных листков.

– Позвольте! – возмущенно посмотрел на него Абрам. – Как нужно вас понимать?!

– И все-таки придется нацепить вам «браслеты», – с деланным сожалением улыбнулся оперативник.

За домом ударила автоматная очередь. Абрам съежился. Милиционер, с пистолетом в руке, подскочив к окну, выглянул.

– Кто-то уйти пытался, – сказал он. – Взяли.

– Жди. – Навруз вышел из «мерседеса» и направился к подъезду. Его сопровождали двое рослых парней. Из подъезда навстречу Наврузу вышли с громким смехом двое мужчин. Телохранители шагнули вперед. «Пьяные» среагировали молниеносно. Парни оказались на асфальте лицом вниз. В их спины уперлись стволы пистолетов. Навруз, вскрикнув, дернулся назад. Сидевшие до того на лавочке парень и девушка, легко заломив ему руки за спину, нацепили наручники.

129
{"b":"2343","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Праздник нечаянной любви
Спасти нельзя оставить. Хранительница
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
Сумеречный Обелиск
Среди овец и козлищ
Нефритовые четки
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы