ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не плачь
Жена поневоле
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Как не попасть на крючок
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Фоллер
Рой
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры

– Я давно хотела тебя спросить, почему ты называешь себя Китайцем?

– Не я, – засмеялся Юрий. – Меня так еще в армии прозвали. Я увлекся китайским искусством. Боевым. Начал с разминки. Меня один старший прапорщик начал обучать. Названия уже и не помню, но штука классная. А разминка такая медленная и на вид потешная. Я вставал раньше команды «подъем» на пятнадцать минут и делал эти упражнения. Вот и получил прозвище Китаец. Мне понравилось. С тех пор, если представляюсь, говорю – Китаец.

– Ты мне этого не говорил.

– Я тебе много чего не говорил, – усмехнулся он. – Потому что не знал, нужна ты мне или просто переспал, и все. Но когда прихватило, тебя вспомнил. Наверное, поверил, что ты умеешь…

– А если бы не прихватило, появился бы?

– Не знаю. Я тебя, пожалуй, одну вспомнил, так что все равно появился бы. Правда, лучше, если бы миллионером. Но я буду богатым, обязательно буду.

– Не думаю. – Людмила покачала головой. – Зарабатываем мы, конечно, неплохо. Но делим на всех, а потом еще…

– Людочка, – Китаец поцеловал ее, – я знаю, чего хочу от этой жизни, и обязательно возьму это. Нет, – увидев понимающий взгляд женщины, улыбнулся, – я не планирую захват Алмазного фонда или налет на Монетный двор. Но когда мы возьмем действительно крупную сумму, то будем делить ее на двоих. На Толика и на нас, – заметив вспыхнувшую в глазах женщины тревогу, добавил он.

– Потому что ты и я – одно целое.

– Давай хоть напьемся вдоволь, – открыв бутылку коньяка, усмехнулся Волчара.

– Не хочу, – помотал головой сидевший перед телевизором Толик.

– Скучный ты тип, – наливая себе рюмку, заметил Волчара. – Мы уже три дня сиднем сидим в столице и посматриваем в окна, а порой в телик. Бабок, можно сказать, полные карманы и…

– Хватит, – бросил Анатолий. – У тебя одна пластинка. Сейчас про девочек по вызову начнешь. Знаешь, я верю Китайцу и считаю, что он все делает правильно. Наверняка скоро пойдем на дело. И сразу смотаемся из Москвы. Вот тогда, – подмигнул он насмешливо улыбавшемуся Волчаре, – и гульнем по-настоящему.

– А что по-твоему, – серьезно спросил Волчара, – означает «гульнем по-настоящему»? – Ну, – пожал плечами Толик. – Бабы. Полно выпивки. В общем…

– Понятно, – усмехнулся Волчара. – Гульнуть по-настоящему – это больше чем просто бухара с биксами. Это когда ты себя чувствуешь человеком с большой буквы. Не понравилась харя, врезал ему от души. Что-нибудь против сказали – убил. Гулять по-настоящему могут только те, кто чувствует, что ему жить осталось хрен да маленько. А таких считанные единицы. Я не про больных говорю, а о тех, кто чувствует, что за ним по пятам смерть ходит. Тем более сейчас пожизненное дают. Оттуда, я про зону для пожизненников, хренушки сорвешься. Хуже, чем «вышка». Представляешь, ты знаешь, что никогда не освободишься. – Он вздохнул. – Вот и мы на это натянули. Правда, скорее всего только Китаец ухватит по самое некуда. Мне лет двадцать пять впаяют. Тебе лет на пять – семь меньше. Людка «червонец» хапнет. Водилу нашего, по сравнению с нами, помилуют. Тоже лет двенадцать огребет.

– Хорош тебе каркать, – недовольно проговорил Толик. Волчара неожиданно расхохотался.

– Ты чего, – удивился Анатолий, – балдеешь?

– Бабушка моя, – посмеиваясь, проговорил Волчара, – тоже так говорила. Хорошая бабка была. Умерла, когда мне пятнадцать было. Я любил ее. – Вздохнув, Волчара сунул в рот сигарету. – С тех пор и курить начал. Надоело сидеть на месте, – неожиданно без перехода зло воскликнул он, – как в комфортабельной камере. – Подойдя к окну, глубоко затянулся и выдохнул дым.

– Ништяк пить и курить можно. Чего ждем?

– Юрий говорит, – начал Толик, – что дело крупное будет. И тогда сразу уедем.

– Это он так говорит! – рявкнул Волчара. – А я сейчас гульнуть желаю! Вдруг нас возьмут завтра! Или сейчас мусора с веселыми ребятами из ОМОНа нагрянут! Тогда что? На нас жмуров на каждого по одному. Ты это понимаешь? – Затянувшись, махнул рукой. – И будем в камере вспоминать, что бабки остались. Знаешь, как обида давить будет? Наш брат только тем и живет: хапнул мешок – и гуляй, пока…

– Поэтому и попадаются быстро, – перебил его Китаец. – Потому что живут одним днем. Украл, выпил – в тюрьму, – напомнил он слова Доцента из кинофильма «Джентльмены удачи». – Я не из них. И хочу, и буду жить по своим правилам. Если не устраивает, – жестко добавил он, – как говорят по-вашему – жопа об жопу и кто дальше прыгнет. Решай.

Несколько мгновений Волчара молча смотрел на него.

– Чего решать-то? – выдохнул он. – В одной упряжке. Просто если что-то надумал, то хотя бы разжуй так, чтоб ясно было. Лично я хочу знать, что и почем. Другие, – он мотнул головой в сторону Толика, – все на веру принимаю», а я ясность обожаю. Понял, Китаец?

– Я это давно понял, но, с другой стороны, ни у тебя, ни у меня выбора нет. Мы начали это вместе, и…

– Чем ты раньше занимался? – перебил его Волчара.

– Ты же блатной, – усмехнулся Китаец. – И знаешь, что подобные вопросы не задают.

– Я в курсе, что базарят, а что нет. Мы не на пересылке, где ты с кентами с одной зоны едешь. За нами…

– Все будет так, – жестко сказал Китаец, – как решил я, и советов мне не надо. Запомни это.

– Лады. – Явно недовольный, Волчара кивнул.

– Ну, – наливая вино, Артур взглянул на сидевшего напротив Русича, – как тебе здесь?

– Черт его знает. Я же по таким заведениям не хаживал. Вроде все комфортно. Даже руки вымыть хочется и вилку – в левую, а нож – в правую, – усмехнулся он. – А заодно салфетку подоткнуть под воротник.

– Ну, это уж слишком, – улыбнулся Артур.

– Что желаете? – Официант по-своему понял взгляд Русича в его сторону.

– Пару коктейлей, – сказал полковник. – «Кровавую Мэри». У вас их делают?

– У нас все делают, – угодливо улыбнулся официант.

– Точно все? – быстро спросил Артур.

– Абсолютно. – Федор понял, что Артур хочет о чем-то спросить официанта, но, видно, передумал и снова отпил пива.

– Неси коктейли, – буркнул он.

– Не мужицкое это дело. – Русич взял бутылку пива и поднес горлышко ко рту.

– Мужчина, – услышали они игривый женский голос, – прикурить не дадите?

За соседний столик села женщина. Большие лучистые глаза с вызовом смотрели на них. Русич вскочил, шагнул вперед и щелкнул зажигалкой. Артур, отвернувшись, усмехнулся.

– Благодарю, – прикурив, сказала женщина.

– Не за что, – буркнул Русич.

– Может быть, вы не откажетесь выпить со мной? Я терпеть не могу посещать подобные заведения одна. А в этом большом городе я никого не знаю. – Она бросила взгляд на полковника. – Ваш Друг не рассердится?

– Все нормально, – успокоил ее Русич. – Мы с ним только за столиком познакомились. Француз, – неожиданно для себя добавил он.

– Француз? – уставившись на Артура, недоверчиво переспросила она.

– Ну да. Но по-русски говорит отлично.

«Похоже, он решил меня сосватать», – мысленно усмехнулся Артур.

Он заметил женщину сразу, как та появилась в ресторане. Войдя, остановилась у входа и оглядела зал. Высокая, стройная, на взгляд Артура, современно, но не броско одета. Волнистые светлые волосы касались плеч. Но Артур быстро потерял к ней интерес. В его жизни женщины никогда не занимали много места. Он знал, что ни одна женщина не будет рядом с ним. На это у него была веская причина.

«Хотя, – покосившись на оживленно разговаривающего с женщиной Русича, усмехнулся он про себя, – одна из особ женского пола, пусть совсем неожиданно, но уже вмешалась в мои жизненные планы».

– Артур Викторович, – услышал он, – хочу представить вам…

– Ангелина. – Женщина с улыбкой протянула ему руку. Поднявшись, Артур осторожно пожал ей руку и почувствовал силу ее пальцев. Удивленно вскинул брови, но, отметив аккуратно подстриженные ногти, мысленно усмехнулся: «Со спортом у нее в порядке. Этому она уделяет достаточно времени».

– Вы действительно француз? – не удержалась от вопроса Ангелина.

13
{"b":"2343","o":1}