ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Холокост. Новая история
Галерея аферистов. История искусства и тех, кто его продает
Семена успеха. Как родителям вырастить преуспевающих детей
Как выучить английский язык
Слишком близко
Спящие гиганты
Брачная ночь с графом
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Одиночное повествование (сборник)

– А они меня не того? – Елкин поднялся и, посмотрев в зеркало, тяжело вздохнул. Верхняя рассеченная губа обильно кровоточила. – Ведь я им…

– С ними мы договоримся, – успокоил его Родион.

– Ладно, – кивнул Елкин и, достав платок, осторожно дотронулся до губы.

– Сейчас все сделаем, – кивнул Родион. – Кто у вас здесь специалист по приведению в порядок разбитых физиономий? Вызывай, лечение за наш счет.

Испуганно вскрикнув, женщина попыталась закрыть дверь. С той стороны, с силой надавив, оттеснили ее. В прихожую вошел Харя.

– Узнала? – с насмешливым сочувствием спросил он.

– Что вам нужно? – Отскочив, она прижалась к стене.

– Как что? – усмехнулся он. – Ведь я в прошлый раз говорил – прекращайте свой бизнес. Мешаете серьезным людям делать деньги. А вы… – Он укоризненно покачал головой.

– Так нам тоже жить нужно, – горячо проговорила она. – Ведь зарплату который месяц не дают. Платят…

– Так я вам что говорил, – перебил Харя. – Мы будем платить вам деньги. А вы не то что свое не хотите нам продавать, а еще и у других скупаете и куда-то возите. Ведь сейчас рыночные отношения, а значит, конкуренция, выживает сильнейший. Мы вам не запрещаем получать за свою работу деньги. Даже больше будем платить. Даже если вы где-то сможете взять по более низкой цене, ради Бога, пользуйтесь. Но… – Не договорив, замер.

– Вот что. – Выйдя из комнаты, Виктор направил на него двустволку. – Еще раз появишься – убью. А сейчас, – он мотнул головой на дверь, – исчезли.

– Зря ты так, Орехов, – сказал мордатый. – То, что было, это просто сказка перед сном по сравнению с тем, что может быть. Вот сейчас мы кинемся на тебя, и что? – Он усмехнулся. – Выстрелишь? Так нас пятеро, а у тебя два патрона. Прикладом, может быть, одного свалишь. И что дальше? Ведь у тебя жена-красавица и детишки небось есть. Ты…

– Ты! – рявкнул Виктор. – Если…

– Да я не про то, – торопливо поправился Харя. – Ведь если ты меня или еще кого подстрелишь, не докажешь, что защищался. Посадят. Если, конечно, тебя до этого не убьют. Ты думаешь, что я дурак и строю из себя крутого? Мол, чхать мне на твое ружье? Нет, жить хочется. Но если я не уговорю тебя, то попробую заставить, опять же потому, что жить хочется. Понимаешь? И не окурки собирать, а дорогие сигареты курить. Так что…

– А теперь меня послушай, – жестко перебил его Орехов. – Мне все равно, что со мной будет. Если не исчезнете, буду стрелять. Потому что все равно мои детишки, как ты сказал, с голоду подохнут. А что касается того, что вы нам платить будете, я через это уже проходил. Были у меня такие покровители.

– Таких, как те, – возразил Харя, – кто нас послал, еще не было. Ладно, – увидев затвердевший взгляд Орехова, кивнул он. – Мы уходим. Но подумай о том, что я сказал, и, разумеется, не вздумай искать помощи у милиции. Тогда сдохнешь. – Быстро проговорив это, он выскочил в дверь.

– Витя! – Испуганная женщина метнулась вперед и, закрыв дверь, дважды щелкнула ключом. Накинула цепочку. Повернулась, прижалась к двери спиной. – Что же делать?

– Успокойся, Рита, не сунутся они больше, потому что они…

– Придут, – возразила Рита. – Слышал, как он говорил? Это не ребята с улицы. За ними стоит кто-то. Вон бабы говорили в магазине – кто-то прибирает все, что с хрусталем связано. Хочешь торговать – торгуй. Но по той цене, которую скажут, и еще процент за охрану плати.

– Это рэкет, – усмехнулся Виктор.

– Это другие, – всхлипнула Рита. – Бабы говорили, что тех, кто ходил и обирал их, сейчас нет. Избили их сильно.

– Вот что, – решил он. – Бери пацана и уезжай к родителям. Мне спокойнее будет.

– А мне?! – воскликнула она. – Ты обо мне подумал? – Плача, шагнула вперед и повисла у него на шее. – Как же…

– Перестань. – Поставив ружье, он обнял ее. – Не придут они больше. Все хорошо будет.

– Давай согласимся. – Подняв мокрое от слез лицо/она посмотрела ему в глаза. – Ну подумаешь…

– Я оптовых покупателей в Электростали только нашел, – недовольно проговорил Орехов, – и цена высокая. Завтра поеду. А ты собирайся, я отвезу вас к твоим родителям. Пока там побудете. А приеду, решим, что делать. В конце концов, мы живем в цивилизованном государстве и имеем право на защиту. Я пойду…

– Ты же сам знаешь, – не дала договорить ему Рита, – что нет у нас никакого права. Если уж нам зарплату не платят, то о какой защите говорить можно? – с горечью спросила она. – Меняются министры, а все остается по-прежнему.

– Вот именно потому, – зло проговорил Виктор, – я и не уступлю этим сволочам. Ведь только дело у нас пошло и деньги появились. Ладно бы как раньше, – вздохнул он. – Еле на хлеб зарабатывали. А сейчас…

– Ой, Витька, – жена крепко прижалась к нему, – лучше бы уж, как тогда, на одном хлебе сидеть, только бы эти морды не видеть. А ты бы действительно начал стрелять?

– Не знаю, – вздохнул он. – Конечно, если бы кинулись, выстрелил бы. А так – за вас страшно.

– Знаешь, – Алиса посмотрела на лежащего на кровати Игоря. – Ты действительно удивил меня. И надо сказать, приятно удивил.

– Рад это слышать, – улыбнулся он. – Буду честным – я давно хотел узнать, каково спать с женщиной, которая своим хобби избрала боевое искусство…

– Вот как! – засмеялась Алиса. Подскочив к кровати, упала на Игоря. – Сдаешься?

– Смотря в чем.

– А как же твоя благоверная? Что будет, если она узнает, что ты…

– Ее сейчас нет. К тому же у нас последнее время отношения не те, что раньше. Она меня застукала с одной дамой, устроила скандал. В общем, тебя это не касается. Я бы, наверное, развелся с ней, если бы не сын. Мальчишке скоро будет двенадцать, и я хочу, чтобы мой сын жил с мамой и папой и имел все, что сейчас можно, и даже то, что нельзя.

– Какой ты заботливый папаша, – усмехнулась Алиса.

– А вот этого, – жестко сказал он, – никогда не касайся. Я люблю своего сына и сделаю для него все, ясно?

– Ну конечно, – кивнула она. – Мне все ясно. – Упруго поднявшись, стала одеваться.

– Все женщины одинаковы, – улыбнулся Игорь. – Чуть что не по ним, и все, любовь окончена.

– А любви и не было. – Повернувшись, Алиса пристально посмотрела на него.

– Или ты считаешь, что если я переспала с тобой и мы что-то по-постельному бормотали… – Она засмеялась. – В постели, наверное, даже проститутки, которым платят, и то говорят о любви.

– Ты очень рассудительна, – удивился Игорь.

– Не умеешь рассуждать, – насмешливо улыбнулась Алиса, – не стоит и жить. Дуракам везет только в сказках.

– Тоже верно, – согласился Игорь. Встав, повел плечами. – Спасибо тебе за эти сутки, я замечательно провел время, Надеюсь…

– Зря надеешься, – холодно улыбнулась Алиса. – Таких суток, какие были, уже быть не может. Все хорошо в первый раз. Я не из тех, кто становится любовницей босса. Хотя бы потому, что не умею притворяться. Скажу честно: терпеть не могу, когда в разговорах есть запретные темы. Я считаю, что имею право говорить так и то, что хочу.

– Ты сильный человек, – с уважением отметил он.

– Какая уж есть, – улыбнулась она. – Скажи своим парням, чтоб отвезли меня.

– Сейчас, – надевая рубашку, кивнул он.

– Игорь, – заглянул в дверь невысокий мужчина, – наконец-то нашли тебя.

– Ба! – весело удивился Игорь. – Какие люди. Случилось что? – Посмотрев в окно, засмеялся:

– Ясно. Кардинал на охоту приехал. Или на рыбалку?

– Надо организовать и то и другое.

– Знаешь, – тихо сказал Игорь, – знать, что тебе и дичь, и рыбу подсовывают, – какое от этого удовольствие?

– Ты его спроси. Мое дело – организовать.

– Кто отвечает за охрану?

– Шакал. Он у него бессменный «горилла». А это кто? – увидел он Алису.

– Моя секретарша, – нашелся Семенов.

– Ты делаешь успехи.

– У тебя. Карлик, одно на уме, – усмехнулся Игорь.

– И это тоже, – засмеялся тот и быстро вышел.

В комнату вошли трое. Остановившись, настороженно осмотрелись.

19
{"b":"2343","o":1}