ЛитМир - Электронная Библиотека

– Думаешь, ты одна? – чуть слышно спросила седая. – Только с этим, – она дотронулась до кандалов, – не вцепишься.

Молодая женщина с набитой хозяйственной сумкой медленно вошла во двор.

Увидев стоявшую перед вторым подъездом иномарку, на мгновение остановилась. В ее больших голубых глазах мелькнуло раздражение. Один из троих молодых людей, стоявших рядом с «мерседесом», поспешно шагнув вперед, открыл заднюю дверцу. Из машины неторопливо вышел крепкий молодой мужчина в темных очках. Сняв очки, сощелкнул с плеча замшевой куртки невидимую соринку.

– Помогите даме, – приказал он. Двое парней бросились вперед.

– Отстаньте! – не останавливаясь, сердито сказала женщина. Парни расступились и растерянно обернулись на мужчину. Он усмехнулся. Шагнув вперед, преградил женщине дорогу. Она остановилась и с явным облегчением поставила сумку.

– Зоя Андреевна, – с насмешливым участием заметил он, – зачем вы так делаете? Разве носить тяжести к лицу такой прекрасной женщине…

– По нынешним временам, – улыбнулась она, – чем тяжелее сумка, тем лучше. А русским бабам не привыкать носить тяжести.

– Зоя Андреевна, – вздохнул он, – вы могли бы жить…

– Послушайте, Григорий Яковлевич… – сердито перебила его Зоя.

– Все зависит только от вас. Вы могли бы купаться в золоте…

– Предпочитаю ванну с добавлением специальной соли, – засмеялась Зоя.

– Давайте не будем состязаться в остроумии, – недовольно проговорил он.

– Мне нужен ответ. Вы не передумали?

– Господи, – вздохнула Зоя. – Мы говорили об этом дважды. По-моему, в последний раз я все объяснила очень понятно. Если еще раз вы подойдете с подобным предложением, я буду вынуждена обратиться в компетентные органы. Прощайте. – Подняв сумку, она пошла дальше.

– Ну, сучка, – прошипел он, – придется говорить с тобой по-другому.

– Да, – недовольно проговорил невысокий лысый мужчина. – Конечно, все это очень хорошо, но… – Вздохнув, поморщился. – Какие-никакие, все же люди. А…

– Люди так жить просто не смогли бы, – насмешливо фыркнула стройная молодая женщина в спортивном костюме. – А эти… – Она пренебрежительно махнула рукой. – Не люди, а просто похожие на человека существа. Я вообще не понимаю, как можно…

– Алиса, – пыхнув трубкой, прервал ее полный невысокий мужчина, – Никита Афанасьевич в какой-то степени прав. Потому как, используя такие методы, мы теряем, я в этом уверен, в прибыли.

– Господи, – снова усмехнулась Алиса, – что за мужчины пошли. – Но это было сказано гораздо тише.

– Все это, – сказал Никита Афанасьевич, – нужно будет решить на расширенном совете директоров. Алиса рассмеялась.

– Не нахожу нечего смешного, – сухо заметил Никита Афанасьевич.

– Совет директоров… – окончательно развеселилась Алиса. – Как вспомню… Ха-ха-ха. – Она вытерла повлажневшие от смеха глаза.

– Прекрати, Рутина! – недовольно бросил вошедший в комнату рослый мужчина в черном костюме.

Отвернувшись, Алиса прикрыла рот ладонью.

– Я хотел поговорить об условиях… – начал Никита Афанасьевич.

– Я все слышал. – По смуглому лицу вошедшего скользнула улыбка. – И выслушаю вас. Сегодня, – он взглянул на свои часы, – приезжайте ко мне. Все. Сегодня – день рождения брата, и я собираюсь широко отметить это событие. Перед началом мы все обсудим. Жду в восемь тридцать.

– Здравствуй, милый. – Войдя в спальню, Зоя Андреевна поцеловала сидевшего в инвалидном кресле худого мужчину. Тот, кивнув, слабо улыбнулся.

– Ты, наверное, не ел? – по ставив сумку, заглянула она в дверь кухни. – Ну, конечно.

Зоя всплеснула руками. – Я же поставила на плиту кастрюлю со щами и…

– Я не хочу, – вздохнув, негромко проговорил он и, тряхнув головой, тем же ровным тоном добавил:

– Я одного хочу – сдохнуть. Но сам на себя руки наложить не могу.

– Андрей, – сердито перебила его Зоя, – мы уже говорили об этом. И сейчас я говорю на эту тему в последний раз. Убивая себя, ты убьешь меня. А теперь давай обедать.

– Вот в том-то и дело, – опустив голову, прошептал он, – что…

– Лекарство, конечно, ты тоже не принимал, – укоризненно сказала Зоя.

– Как-то забылся. – Андрей виновато взглянул на нее. Вздохнув, снова опустил голову.

– Вот. – Зоя протянула Андрею таблетку и налила в стакан минеральной воды.

Запив таблетку и отдавая стакан, он несмело улыбнулся:

– Прости меня. Но когда тебя долго нет, я понимаю…

– Я люблю тебя. – Присев на табуретку, она обняла его. – И все время с тобой. Я люблю тебя, Андрюшка. – Зоя прильнула к его губам.

Андрей обнял ее.

– Мужики, – плотный мужчина выглянул из остановившегося «Запорожца» и обратился к двум небритым людям в грязной потрепанной одежде, – подработать не желаете?

– Чего делать-то? – с готовностью шагнул к машине один, – Делов на минутку. И поллитровка нераспечатанная. В гараже уголь собрать и в кочегарку перенести. Там ведер десять осталось. Кочегарка рядом. Поможете – и пузырь с меня. А то меня знакомый один…

– Да покатили, – кивнул второй. – Только без балды пузырек ставишь?

– И закусон с меня, – улыбнулся плотный. – Курехи подброшу. А работенки там на…

– Поехали. – Мужики подошли к «Запорожцу».

– Ты по-прежнему в форме, Лола, – входя в комнату, оборудованную как спортивный зал, улыбнулся мужчина в черном.

– Конечно, – вытирая влажным полотенцем стройное сильное тело, кивнула симпатичная молодая женщина. – Скоро сорок будет, а я хочу по-прежнему нравиться мужчинам. В особенности тебе, Валерий. – Отбросив полотенце, она шагнула вперед и обняла его за шею.

– Тебе это вполне удается. – Он поцеловал женщину.

– Вы как новобрачные, – весело заметил вошедший в комнату молодой атлет.

– А почему бы и нет? – усмехнулся Валерий. – Лично я еще в силе, и любому молодому фору дам. Лола тоже. – Он поднял ее на руки.

– Гости будут сегодня? – спросил атлет.

– Разумеется, – опустив Лолу на пол, кивнул Валерий. – Все директора, совет директоров, – рассмеялся он. Лола и атлет, недоуменно переглянувшись, уставились на него. – Да я так, – посмеиваясь, он махнул рукой, – вспомнил. Твоя подружка, – обратился он к Лоле, – на этих директоров положила большой хрен с просвистом. Смеялась…

– Алиска такая, она может сказать что угодно и кому угодно.

– Она их чуть до инфаркта не довела своим смехом. Я на нее для вида наехал, потому что нужны нам эти деляги. Впрочем, как и мы им.

– Алиска ничего не боится. Она не огрызнулась на твое замечание?

– Разумеется, нет.

– А с чего это деляги про совет директоров заговорили? – спросил атлет.

– Потому что деляги, – серьезно ответил Валерий.

– Лиса – молоток бабец. – Атлет сменил тему. – И телом она самое то, – подмигнул он Валерию.

Лола заметила это и весело проговорила:

– Вот и женись. Я поговорю с ней…

– Она старше меня лет на восемь, – перебил атлет. – Переспать с ней я, конечно, завсегда, как пионер, готов, но насчет загса ни с кем, а с ней тем более, никаких планов.

– Все вы, мужики, кобели.

– Как ты можешь так говорить про меня? – рассмеялся Валерий.

– Ты настоящий мужчина. – Лола поцеловала его в щеку.

– Во сколько собираемся? – Атлет посмотрел на часы.

– Знаешь, что меня поражает в Рудике? – обратился к Лолите Валерий. – Он спокойно, без перехода, меняет тему разговора. Мне это нравится.

– Так когда директора придут? – спросил Рудик.

– Тебе-то они зачем? – удивилась Лола.

– Пора и мне за дело браться.

– Логично, – усмехнулся Валерий. – Значит, ты наконец-то признал, что твоя…

– Просто я хочу быть в мафии, – перебил его Рудик. – Когда преступность организованная и есть головы, исполнители и так далее, это и есть могущественная, всесильная мафия, которая может все. А группа, которая…

– Это просто шайка, – вмешалась Лола, – или банда. Но ты не сможешь заниматься даже с нами чем-то другим, кроме…

– Я и не собираюсь заниматься чем-то другим, – усмехнулся Рудик. – Но хочу знать, что я мафия, – чеканя каждую букву, проговорил он.

2
{"b":"2343","o":1}