ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последний Намсара. Боги света и тьмы
Хищная птица
Последнее дыхание
Ghost Recon. Дикие Воды
Мег. Первобытные воды
Призрак
В объятиях самки богомола
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Прекрасный подонок

– Останьтесь здесь, – сказал на ухо Людмиле Китаец. – И машину не отпускайте.

Он быстро пошел ко второму подъезду. Волчара, сидевший рядом с водителем, взглянул на Людмилу.

– Мы здесь подождем, – спокойно сказала та. – Вдруг дома никого нет.

«Крутимся, как вошь на волоске», – недовольно подумал Волчара.

На Савеловском они вышли все четверо и быстро, будто незнакомые, разошлись. Встретились в кассовом зале. Китаец вышел из вокзала, подошел к государственному такси и что-то сказал водителю. Затем, махнув рукой, позвал их. Ехали они всего десять минут. И вот он, оставив их в машине, ушел.

– Хреновина какая-то, – уже вслух пробурчал Волчара. Достав сигарету, закурил. Некоторое время все сидели молча.

– А если хозяев нет, – наконец решил выяснить водитель, – то куда вас?

– Назад, – опередил Людмилу Волчара, – на Савеловский. И удивленно раскрыл глаза. Из подъезда вышли Юрий и коренастый мужчина в потертых джинсах и шлепанцах на босу ногу.

– Петр, – выдохнул Волчара.

– Привет, – с улыбкой подошел к машине тот. – Телеграмму поздно принесли. Я бы встретил.

– Какую телеграмму? – открыв дверцу, вылупился на него Волчара.

– Я, когда уезжали, – улыбнулся Китаец, – послал. Ведь в Москве и заблудиться можно.

– Понял, – кивнул Волчара.

– Ну, пойдемте, – позвал Петр. – Сейчас пообедаем. Я только собрался, и вы появились. Заодно и примем понемногу, – засмеялся он. – У меня бутылочка найдется.

– У нас с собой тоже имеется, – кивнул Китаец.

«Конспираторы хреновы», – поняв, что разговор ведется для водителя, чертыхнулся про себя Волчара. – Милая, – обратился к Людмиле Китаец, – ты расплатилась с водителем?

– Да, дорогой, – улыбнулась она.

«Прям „Санта-Барбара"“, – мысленно усмехнулся Волчара.

Петр, взяв чемодан и рюкзак, потащил их в дом.

– Ты мой брат, – шепнул Волчаре Китаец. – Ну а они как есть, – сказал он, имея в виду Людмилу и Толика. – Людка – супруга мне. Это для соседей. Мы из Углича Ярославской области.

– Ништяк, – кивнул Волчара.

«Вот что значит поддаться импульсу, – подумал Артур. – Как я мог забыть о нем?»

– Извините, – обратился он к вышедшей из магазина Пожилой женщине. – Я правильно приехал? Это Большая Академическая?

– Да, – кивнула та. – А что вам нужно? Большая Академическая очень длинная.

– Большое спасибо, – вежливо поблагодарил Артур. – Здесь я сориентируюсь. Еще раз большое спасибо.

– Не за что, молодой человек. – Улыбнувшись, женщина пошла дальше.

– Так, – буркнул Артур. – От магазина до угла и налево. Там сориентируюсь, – пробормотал он и неторопливо пошел вдоль здания гастронома.

В это время из второго входа гастронома вышел пожилой человек, осторожно спустился по ступеням. Артур был впереди на несколько шагов.

Остановившись, полковник, видимо, вспоминая, осмотрелся.

«Точно, – подумал он. – Здесь, конечно, многое изменилось, но дома те же».

– Бонич? – услышал он удивленный голос. Обернувшись, замер. – Ты? – выпустив пакет, выдохнул пожилой человек. Глухо стукнула о ступени бутылка молока.

– Владимир Иванович, – сказал Артур, – здравствуйте.

– Ты, – повторил Владимир Иванович. Выпустив трость, сделал шаг вперед и обнял шагнувшего к нему Артура. Ткнувшись лицом ему в грудь, неожиданно всхлипнул. Артур растерялся. – Ты проездом? – вздохнул Владимир Иванович.

– Вообще-то я к вам, – Артур поднял трость и подал ее старику.

– Тогда пойдем, – снова вздохнул Владимир Иванович. – Помнишь, где я живу?

– Так, – решил Артур. – Вы вот тут посидите. – Он подвел его к скамейке.

– Я мигом. Что-нибудь куплю, ведь надо будет как-то отметить сие знаменательное событие, как говорил наш железный инструктор.

– Кончился Дровосек, – тяжело вздохнул Владимир Иванович. – Я о тебе столько слышал, – он взглянул в глаза Артуру, – что не знаю, где правда, а где ложь. Убежден в одном – разговор шел, будто бы ты на стороне Дудаева против наших дрался. Вот в это я сразу не поверил.

– И правильно сделали, – улыбнулся Артур. – Против России воевать никогда не буду. Конечно, если гражданская грянет, то придется. Но чью сторону приму, не знаю. Тут все так перекручено. Я последнее время почти не отходил от телевизора. Черт возьми, похоже, что всем, в том числе и президенту, плевать на Русь. Но его дело, как говорится, третье. Он есть, и то хорошо. Правда, правительства меняет чаще, чем мадам перчатки. А эта Дума… – Он усмехнулся. – Вот где постоянная борьба за власть. Дали вам кресло на Охотном ряду – помогайте правительству. Так черта с два – каждый…

– Артур, – виновато прервал его Владимир Иванович, – мне на солнце долго стоять нельзя. Давление сразу…

– Сей момент, – заторопился Артур. – Я мигом. Усадив старика, метнулся к первому входу в гастроном, но туг же вернулся.

– Владимир Иванович, может, вы чего-то хотите? Так сказать, для души.

Старик тяжело вздохнул.

– Там много чего хорошего есть, – негромко проговорил он. – Но ведь цены какие… – развел он руками.

– Так не годится, товарищ полковник, в данное время я богат как Крез. А у меня есть привычка, все считают ее вредной, но говорят это с завистью. Я умею тратить деньги. Они для меня, как говорил один человек, гиря в кармане. Так что…

– Хорошо. – Опираясь на трость, Владимир Иванович поднялся. – В этом я буду тебе прекрасным помощником.

«Жив Дровосек, – мысленно отметил Артур. – Кто шутить умеет, тот еще живой».

– Живой я, – словно прочитав его мысли, сказал Владимир Иванович. – Телом живой. Пусть слабый, но дышу. Душой умер. Убили ее, душу. Как у многих таких же, как я. – Постукивая тростью, пошел к входу.

Мысленно выругавшись, Артур тронулся следом.

– Артур, – остановившись, негромко сказал Владимир Иванович. – Если можно, дай деньги мне. Я куплю все, что нужно.

– Разговора нет. – Артур сунул ему в карман пачку сторублевок. – Я мигом. Мне тут нужно буквально на секунду. – Он выскочил. Подбежав к коммерческим ларькам, быстро осмотрел их. – Слышь, парень, – заглянул в один, – пачка «Беломора» нужна. Плачу сотню.

– Точно?

– Вот. – Артур вытащил деньги.

– За справку половину, – усмехнулся продавец.

– Все бери, – нетерпеливо поглядывая на выход из гастронома, бросил Артур.

– Зайди в магазин. – Парень вырвал сотню из его пальцев – там продают.

– Если нет, – усмехнулся Бонич, – отдашь двести. Вернувшись в магазин, увидел стоявшего перед прилавкам винно-водочного отдела Владимира Ивановича.

Скользнув взглядом по витрине табачных изделий, увидел папиросы. Подошел.

– Десять пачек «Беломорканала», – сказал он.

– Юрий, – войдя в небольшую комнату с двумя кроватями, сказал чистившему «ПМ» Китайцу Петр, – парни предлагают небольшой сабантуй устроить. Я свою знакомую позову, а та…

– Нет, – отрубил Китаец, – никаких сабантуев. Ты знаешь, во что они влезли?

– Нет. А что? Во что-то серьезное? С ментами?..

– Хуже. В переплет попали. Какому-то деляге крепко помешали. Да и с милицией тоже неприятности заимели.

– Погоди, – остановил его Петр, – не на Петровке? В баре…

– Да, – внимательно посмотрел на него Юрий. – А ты откуда знаешь?

– Сегодня утром ко мне один парнишка заскочил, попросил отвезти в Балашиху. Он тут у приятеля был, ну и выпили лишку. Дал мне сотню и на обратную дорогу. Я повез. А с ним приятель ехал. Вот они и говорили про эту заварушку. Мол, трое каких-то какому-то очень крутому дяде крепко подгадили, и теперь их по всей Москве шарят. И менты тоже ищут. Сам…

– Погоди, – перебил Китаец, – откуда ты этого парнишку знаешь?

– Я у них раньше автодело в техникуме вел. Ты как раз Чечню уехал, а я…

– И что? – пожал плечами Китаец. – С тех пор он с тобой в таких хороших, что…

– Я часто их вожу, – вздохнул Петр, – на пикники, по бабам. Он на какого-то блатного работает, а мужик тот, видать, серьезный. Требует, чтоб никаких неприятностей с милицией. Вот они за рулем и не пьют. К ведут себя вполне прилично.

29
{"b":"2343","o":1}