ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто будет спрашивать? – заволновалась мать.

– Кто бы ни спрашивал. – Чмокнув мать, Ксения выскочила.

Мот, широко раскрыв рот, сдавленно промычал.

– Гнида поганая. – Шакал снова ударил его в живот. – Кто же так делает? На кой ты отпустил ее? Падаль. – Мощным крюком он отбросил Мота с окровавленным лицом к стене. – А ты… – Шакал ожег яростным взглядом стоявшего позади Атамана. – Строишь из себя блатного, а на деле шваль.

– Ты! – Вырвав из-за пояса пистолет, Анатолий щелкнул курком. – Думай, что базаришь!

– Ты меня пугать вздумал? – шагнул к нему Шакал. – Да я тебя сейчас…

– Тормози, – отступив на шаг назад, предупредил Атаман. – Шмалять буду.

Уловив движение слева, нажал на курок. Рванувшийся к нему парень метнулся назад и упал. Степан еще дважды выстрелил. Упал второй боевик. Разин, направив ствол в его сторону, выстрелил, но Шакал успел выпрыгнуть в дверь.

Пуля взвизгнула над его головой.

– Пес! – заорал Атаман, бросаясь к двери.

Шакал, перекатившись через голову, выпрыгнул в раскрытое кухонное окно.

Снова грохнул выстрел. Пуля, расщепив подоконник, впилась в стену. Атаман выстрелом в упор уложил вбежавшего в прихожую парня с пистолетом. Бросился назад, в комнату, подскочил к стенке. Сунув пистолет впереди за ремень, достал спортивную сумку, повесив на плечо, выхватил пистолет и прыгнул к двери.

Осторожно подошел к приоткрытой входной двери. Прислушавшись, выскочил. Ахнув, от двери отскочили три женщины.

– Ша, бабы. – Он приложил к губам ствол пистолета. – Кто обо мне шепнет хоть полслова, дня не проживет. – И бросился вниз по лестнице.

– Звони Сыщику, – буркнул вскочивший в «вольво» Шакал. – Пусть Атамана берут.

– А вот и они, – усмехнулся сидевший за рулем мускулистый мужчина.

Шакал увидел две идущие на скорости милицейские машины и два микроавтобуса.

– Вот сволота, – усмехнулся Шакал, – чуть не пристрелил. Парней, похоже, он сделал всех.

– А чего он завелся-то? – поинтересовался водитель.

– Ты, Дан, – сказал Шакал, – стал любопытным. Видно, дело к старости.

– Что случилось? – испуганно спросила молодая женщина.

– Ша, – прошипел Атаман. – Меня у тебя нет. Лучше бы ты вышла, послушаешь, что там базарят. А потом прогуляйся куда-нибудь.

– Ладно.

– И обо мне молчи.

– Да уж поняла, – ответила переодевающаяся в спальне женщина. – Вон их сколько, – кивнула она на окно.

– Понаехали уже, суки.

– Внимание, – услышал сидевший в патрульной машине старший сержант. – Объявлен перехват! Разыскивается опасный преступник. Разин Степан Иванович. Кличка Атаман. Преступник вооружен и окажет активное сопротивление. У него огнестрельное ранение правого плеча трехдневной давности. Приметы разыскиваемого преступника…

– Один билет, – отдала деньги Ксения.

– Паспорт, девушка, – сказала кассир. Ксения отдала паспорт, с волнением посматривая на вход.

– Спасибо. – Кивнув кассиру, взяв паспорт с вложенным в него билетом, она быстро пошла к третьей стойке, у которой шла посадка на самолет.

Услышав звук отпираемого замка, Атаман, неслышно шагнув за старый шкаф, вскинул руку с пистолетом. – Это я, – узнал он голос женщины.

– Заходи медленно, – не опуская руку с «ТТ», буркнул он. Женщина, испуганно глядя на него, осторожно вошла в прихожую.

– Ну, – опустив пистолет, спросил он, – что слышно?

– Там, – мотнула она головой вверх, – двое убиты и один ранен. Сейчас прочесывают все…

– Здесь они есть? – перебил он ее.

– Только у тебя в квартире, а так вроде все уехали.

– Из парней кто был? – спросил он.

– Приезжали Моряк, Днепр и Косой. С ними были парни. Милиционер в штатском подошел к ним и о чем-то разговаривал.

– Сучары, – процедил Степан. Вздохнув, положил пистолет на столик и осторожно погладил раненое плечо.

– Что случилось? – спросила женщина.

– Да Шакал, пес комолый, – огрызнулся Атаман, – буробить начал. Расчувствовался, сучара. Забыл, гребень, с кем базарит.

– Зря ты, Степан, – вздохнула она. – Им сейчас все можно. И Кардинал не за тебя будет.

– Это мы еще посмотрим, – буркнул он и велел:

– Приволоки чего-нибудь выпить. И еще… – остановил он шагнувшую к двери кухни женщину. – От тебя мне линять нужно. Ты меня к каким-нибудь знакомым отведи. До Кардинала я у них побуду. Он рамс быстро разберет. Кардинал – мужик правильный. А Шакал, он шакал и есть.

– Глеб себе такое прозвище взял, – сказала женщина, – после того как прочитал какой-то роман. Там Шакал на президента Франции де Голля покушение готовил…

– Да в гробу я его видел, – бросил Атаман. – Просто с левой стрелять неудобно. А так бы завалил я эту псину. Ну ничего, Кардинал приедет, я с этого шакаленка свое один хрен получу. Милка, так мы что-нибудь придумаем? Ну, насчет знакомых?

– Конечно. У меня есть подруга, на Варшавке живет. Вот к ней и поедем.

– Скоро привезем, – усмехнулся в сотовый телефон сидевший рядом с водителем парень.

– Жду, – сказал Шакал.

Отключив телефон, взглянул на сидевшего перед ним молодого, исколотого татуировкой парня.

– Короче, – сказал Глеб, – принимай дела. Цветной. Надеюсь, возражений не будет? – оглядел он сидевших в комнате остальных пятерых. – Ведь вы блаткомитет. Ты, Днепр, – остановил он взгляд на невысоком толстяке, – даже вроде кент Атамана. Так?

– По зоне, – сказал Днепр. – Атаман там в авторитете был, с ним легче жилось. За мной все-таки с первой ходки хвостик был. В хозобслуге в тюрьме остался. Мне годишник впаяли за угон. Мать добазарилась в управе, ну, меня и оставили. Так что, коснись какого шухера, предъявили бы. А с Атаманом все путем было.

– С чего он начал-то? – удивленно посмотрел на Шакала лысый мужчина в тельняшке. – Ведь Атаман не беспределыцик и за «дуру» просто так не хватается. Значит…

– Ты никак хочешь разбор навести? – ухмыльнулся Шакал.

– А почему бы и нет? У меня «хвоста» не было. Атаман – мужик правильный. Никогда не грубил за просто так…

– Ты, Моряк, тоже правильный, – насмешливо прервал его Цветной. – То-то с Атаманом…

– Ты! – Моряк вскочил. – Ты чего лепечешь? Думаешь, я не в курсе, что ты давно подсиживал Атамана?

– Завянь. – Цветной тоже поднялся.

Моряк шагнул вперед и щелкнул лезвием пружинного ножа. Шакал, откинувшись на спинку кресла, с интересом наблюдал за ними. Остальные бросились между Цветным и Моряком.

– Да хорош вам, – пробормотал Днепр. – Чего вы между собой цепляетесь? Атаман иногда…

– Ты бы ему это сказал, – ожег его взглядом Моряк. – При нем все рот на замке держали. Эх вы! – Презрительно осмотрев всех, шагнул к двери. – А ты, – остановившись, взглянул на Шакала, – особо не блатуй. Это здесь ты такой крутой. Попадешь в зону – враз потускнеешь.

Глеб рассмеялся.

– Вы тоже так думаете? – весело спросил он. Моряк вышел.

– Он только с зоны, – вздохнув, махнул рукой мужчина с проходившим через правую бровь и кончавшимся на веке шрамом, отчего глаз казался прищуренным.

– А там все-таки порядки другие. Моряк десятку оттянул и живет…

– Давайте так, – предложил Шакал. – Вы с нами, или… – Не договорив, многозначительно замолчал. Переглянувшись, пятеро молча кивнули.

Моряк сел в машину и повернул ключ зажигания. «Разблатовались эти новые русские, мать их, – думал он. – Атаман – путный парень. Наверное, Шакал лишнее позволил, если уж Степка поливать начал. Да на хрен они мне упали, – трогая машину, пробурчал он. – И без них ништяк. Соберу кого знаю, и свою воду замутим. А то мафия, – криво улыбнулся он. – Ходи под ней, как под конвоем. То нельзя и то не особо. Да в гробу я их всех видел. А если начнут предъявлять что-то, разберемся. Где Атаман? – притормаживая, подумал он. – Его, судя по всему, пасут. А где?» Не найдя ответа, выругался.

– Какого вам нужно? – увидев милицейский «форд» и требующего остановиться сержанта, буркнул Моряк. Прижав «восьмерку» к тротуару, вышел. – Какого хрена размахался? Я же по правилам катил. И скорость шестьдесят.

32
{"b":"2343","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Ключ к сердцу Майи
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Одиночество в Сети
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
День, когда я начала жить
Быстро вращается планета
Душа моя Павел