ЛитМир - Электронная Библиотека

– Перед этим, – с коротким смешком вспомнил один из надсмотрщиков, – тоже одного хоронили. Так подняли готовую балку, а из нее пальцы торчат. Забетонированные. – Он рассмеялся. – Они же, – презрительно мотнул он головой на продолжавших погрузку оборванцев, – зачищали поверхность и бетоном замазывали. Вот, представляю, кто-то будет эту балку для чего-то пробивать, кости найдет. – Он звучно хлопнул дубинкой себя по ноге.

– Я бы так не смог, – сказал второй. – Уж лучше кому-нибудь башку проломить и пулю поймать, чем вот так. – Все на словах смелые, – хохотнул первый, – а на деле другое. Вон сколько лихих ребят на пожизненном сидят. Там уж точно терять нечего, сдохнешь в камере. И бросались бы на конвой, так хренушки. Пусть так, но живу. И эти так же. Эти хоть надеются, что кто-то узнает и освободит их. Уж тут они бы на нас отыгрались. Я, например, с ходу себе пулю в рот вкачу. Они же на кусочки порвут и живого жрать начнут.

– Точно, – согласно кивнул первый.

– У нас пополнение, – сказала рыжеволосая. – Когда поступили? – спросила она у другой надсмотрщицы.

– Ночью привезли, – зевнула та. – Троих, Одна еще засранка совсем. То ли шестнадцать лет, то ли семнадцать. Все ревет, бедненькая, – насмешливо пожалела она. Посмотрев на часы, снова зевнула. – Мы ушли. Ты с кем сегодня? С Бешеной?

– С ней, – усмехнулась рыжая.

– Ну, вы и парочка, – улыбнувшись, покачала головой собеседница. – Бешеная и Яростная. Кто вам такие прозвища дал?

– Было дело, – отозвалась с коротким смешком Екатерина.

– Через три дня прибудут три машины за блоками из Подмосковья, – довольно улыбаясь, сказал Лобов. – Мне одна знакомая звонила. Какую-то стройку затеяла. Цену узнала и сразу решила: брать буду только у вас.

– Откуда она знает, – спросил Семенов, – что ты можешь помочь ей со стройматериалом? – Так я же работал в этом направлении, – напомнил Лобов. – Когда с Лубковым начинал. На него, кстати, – усмехнулся он, – подействовали. Вчера увидел, так приветливо поздоровался.

– Скоро они все будут кланяться.

– Да это не самое главное. Куда важнее безопасность. – Лобов вздохнул.

– Порой страх так за горло берет, что как будто душит кто.

– Ну, это ты зря, – возразил Семенов. – Нас боятся, а не…

– Я закона боюсь, – тяжело вздохнул Василий. – Хоть и говорят, что сейчас в России все можно, анархия. Но есть закон, и сила у него имеется. Я постоянно криминальную хронику смотрю. Там, бывает, таких тузов прихватывают, куда уж нам, – махнул он рукой.

– Так нам и предъявить нечего. Да, у нас частное предприятие по производству строительных материалов. Налоги мы платим исправно. В инспекции даже удивляются, – улыбнулся он, – все до копеечки учтено. А что за нашими спинами делается, мы не знаем. У нас на заводике двадцать два человека рабочих. Еженедельно получают зарплату. Про тех, – он дернул подбородком вниз, – мы даже и не знаем. Конечно, если все вскроется, нервы потреплют всем. Может, и в тюрьму попадем. Но срок нам не дадут, потому что вины нашей…

– Думаешь, успокоил? – нервно спросил Лобов. – Меня если прижмут, все выложу. Я с недавних пор при виде милиционера вздрагиваю. Поэтому на своей машине и не езжу. А то видишь – стоит и дубинкой машет, и сердце где-то в пятках сразу. Кажется, что арестует сейчас.

– Перестань, – резко проговорил Семенов. – Если о твоих настроениях узнает кто-нибудь не из наших, тогда точно умрешь, так что бойся про себя. Целее будешь. Думаешь, у меня такого настроения не бывает? Тоже порой паниковать начинаю, хочется бросить все, собрать вещи и уехать куда подальше.

– Наверное, меня успокаиваешь. – Василий недоверчиво взглянул на него.

– Кто бы меня успокоил, – буркнул Семенов. Некоторое время оба молчали.

– Валерка Ниндзя, – вздохнул Лобов, – чем-то недоволен в последнее время. Все хочет встретиться с Кардиналом. Мне Пряхин говорил, что Валерка просил его свести с Кардиналом. Что ему нужно?

– Ниндзя понял, что такое власть, – усмехнулся Игорь, – и сейчас хочет большего. Он считает, что мы обязаны ему многим. В этом, конечно, есть доля правды. Ведь это он создал каторгу. Набрал охранников, даже женщин. Я не понимаю, как женщина может работать не то что в охране тюрьмы или лагеря, а Даже в милиции.

– А Лолита? – перебил его Лобов. – Да и Алиска, твоя секретарша? – хихикнул он. – Ты не видел, как они тренируются? Просто ужас какой-то. Я посмотрел раз, и все. Меня теперь…

– Женщины держат форму, – улыбнулся Игорь. – Согласись, выглядят они прекрасно. Конечно, если бы кто-то из них посвятил этому себя полностью… Женщины-бойцы – это ужасно. Впрочем, что мы с тобой затеяли…

– Я приехал к тебе, – напомнил Лобов, – потому…

– Как у тебя с женой? – поинтересовался Игорь.

– Почему ты спрашиваешь? – насторожился Лобов.

– Антон просил поговорить с тобой на эту тему. Я, правда не решался. Но сейчас… – Не договорив, потянулся за сигаре той. Лобов щелкнул зажигалкой.

– Что говорил Антошка? – не вытерпел Василий.

– Он беспокоится за мать. И я понимаю его. И вот еще что Антон работает на нас. И мы не желаем, чтобы у вас в семье из-за тебя что-то произошло.

– Тоже мне, – раздраженно бросил Лобов, – партячейка.! Кого…

– Нас! – зло бросил Игорь. – Если уж не умеешь крутить романы, не берись. А то даже сын от матери узнал. Запомни, Васенька, – они поймал галстук и подтянул перепуганного Лобова к себе, – что-нибудь узнаю – либо голову откручу, либо девонькам отдам. Пусть тренируются. – Он рассмеялся и отпустил галстук.

Пытавшийся освободиться Лобов откинулся назад и ударился затылком о стену. Тряхнув головой, вскочил.

– Ты не лезь в мою жизнь! – крикнул он.

– Запомни, что я сказал, – спокойно проговорил Игорь. – Нам не нужны ваши семейные дрязги. Захочется бабы – попроси сынка, он тебе на выбор привезет. Насчет стройматериалов, – не дав Лобову ответить, вспомнил Семенов, – узнай все хорошенько. Скажи цену, а уж потом…

– Мы с ней все обговорили, – недовольно буркнул Василий Григорьевич.

– Ну, тогда все. Мне нужно к Кардиналу съездить. И вот еще что. Скажи Ниндзе, что Кардинал сейчас занят, но очень скоро будет говорить с ним.

– Ты далеко? – спросил выходившую жену Валерий.

– В спортзал решили сходить, – ответила Лола. – Будет настроение – позанимаюсь. А где ты был?

– В Гусь-Хрустальном, – нехотя ответил он. – Там снова рэкет объявился. Малолетки, мать их.

– С тобой не Алиска ездила? – холодно спросила жена.

– Перестань, – шагнув, он обнял Лолу, – Что ты городишь? Уж если бы я решил взять с собой…

– Извини. – Вздохнув, Лола прижалась к нему. – После того раза…

– Лола, милая, – рассмеявшись, он прижал ее к себе, – Бога ради, не надо сцен ревности. Я люблю тебя и всегда буду любить только тебя.

– Я тоже люблю тебя, – обняла его Лола. Прозвучал вызов сотового телефона.

– Всегда вот так. – Засмеявшись, она отпустила его. Валерий включил телефон.

– Это я, – узнал он голос Лобова. – Пряхин говорил мне о твоей просьбе насчет Кардинала. Он сейчас занят, но тобой заинтересован. И…

– Точно?

– Какой смысл мне брехать? – обиделся Василий Григорьевич. – Тем более тебе придется показать свое творение. – Голос Лобова дрогнул насмешливо. – Здесь один тип интересуется. Большего сказать не могу, но предупредить обязан. Постарайся понравиться ему, понял?

– Я не баба, чтоб нравиться, – недовольно огрызнулся Валерий.

– И все-таки запомни мои слова. – Лобов отключил телефон.

– Отлично, – дал волю своей радости Ниндзя. – Кардинал мной заинтересовался. И даже чуть больше. Кто-то будет осматривать нашу каторгу.

– Он подмигнул Лоле. – Скоро мы будем на коне.

– Привет, – войдя в небольшой спортивный зал, кивнула Алиса. Ее подруги в боксерских перчатках лениво проводили схватку. Остановившись, весело поздоровались:

– Салют, Лисица! – Обе рассмеялись.

– Ты не за нами? – спросила блондинка.

– Вынуждена тебя разочаровать, – усмехнулась Рутина. – Господа из столицы заняты решением каких-то проблем, и им не до любви.

35
{"b":"2343","o":1}