ЛитМир - Электронная Библиотека

– Положим, она это и делает, – кивнул Аркадий. – Если уж сразу не начала говорить, то сейчас тем более не станет. Она знает, что мы не дворовая шпана.

– Представляю, что будет, – сказал Навруз, – когда вернется Карл. Он кое с кого… – Замолчав, достал сигарету.

– Что?

– Голову снимет.

– В чем ты меня обвиняешь? – нервно спросил Аркадий.

– В чем? – Навруз, затянувшись, выпустил дым колечками. – Любуясь ими, с удовлетворением сказал:

– Получилось. Все курящие хоть раз, но пытались выпустить колечки.

– Не уходи от вопроса, – попросил Аркадий. – В чем ты хочешь меня обвинить?

– Ты закрутил любовь с этой стервой и…

– Благодаря этому, – перебил его Аркадий, – я вышел на тех, кто стрелял в баре. Ты ведь не станешь возражать против этого?

– Против этого – нет. Но ты допустил, что этот стрелок все рассчитал. По-твоему, случайно заявились в квартиру Иванова трое? Они не вошли, а ворвались и застали наших парней врасплох, Опять-таки благодаря тебе. – Он ткнул пальцем в грудь Аркадию:

– Ты позвонил и сказал, что выезжают люди.

– Но мне позвонил Рэм и…

– Давай на этом остановимся. – Кавказец предупреждающе вскинул руку. – Потому что чем дальше в лес, тем больше дров. А я не хочу сейчас поддаться настроению и решить все сам. Для этого есть совет. Иди. – Он кивнул на дверь.

Аркадий вышел.

– Сволочь, – процедил он. – Я тебе устрою совет. Понаехали, гады. Ну подожди. Доберусь я до тебя. Ведь ты на место Карла метишь. Не получится.

– Как сходили? – встретил сонный Петр вошедшую первой Людмилу.

– Отлично, – улыбнулась она. – Просто чудесно. Зря ты не пошел. Взял бы свою подругу и…

– Он не хочет, – усмехнулся Китаец, – чтобы его видели с нами. К тому же, вполне возможно, где-то рядом на нас точит зубы Волчара. Молодец, Петр. – Он зевнул, прикрывая рот ладонью. – Спокойнее спать будешь.

– Установить наблюдение за квартирой Малкиной, – требовательно проговорил в сотовый телефон Навруз. – И разумеется, не спускать глаз с дома, в котором живет Иванов. Он обязательно должен появиться сам или кого-нибудь послать.

– Вот и снова я одна, – глядя в зеркало, печально вздохнула Жанна. – Господи, – всхлипнула она. – Ну почему все так? Только встретила мужчину, который мне нужен и которому нужна я, и вдруг… – Не договорив, тихо заплакала. – Но я должен ее увидеть, – горячо говорил Артур. – В конце концов, хотя бы для того, чтобы понять, кто она мне – друг или…

– Я все прекрасно понимаю, – кивнул Владимир Иванович. – Но постарайся понять и ты. Сейчас за ее квартирой, как, впрочем, и за моей, установлено наблюдение. Мы имеем дело не с шайкой хулиганов, а с сильной организацией. С мафией. Конечно, у нас она не та, какую мы видим в кино, но именно мафия. В чем-то сильнее западной, в чем-то слабее. В конце концов, на Западе на стрельбу в баре просто не обратили бы внимания. Здесь же они стали искать и нашли его. – Он кивнул на Дениса. – Не исключено, что и тебя разыскивают. Потому что они вполне могли связать тебя с двумя стрелками, которые вдруг открыли огонь и с боем ушли от милиции. Ты тоже покинул бар не так, как остальные, перепуганные стрельбой. Почему ты стал пробиваться с боем?

– А что оставалось делать? – Артур пожал плечами. – На меня почему-то бросилась охрана бара. Не мог же я позволить бить себя.

– Вот видишь, – улыбнулся Иванов. – А сегодня все это получило подтверждение в моей квартире. Едва они схватили Дениса – о моем сопротивлении они даже мысли не допускали, – он хмыкнул, – как вдруг появляются тренированные ребята. Отбивают нас, и мы все исчезаем. Что они могут думать? Что мы все из одной шайки. Или банды, – добавил он, увидев, как Артур поморщился, – если это слово нравится тебе больше.

– Мне это вообще не нравится, – раздраженно сказал Артур. – Я не затем в Россию вернулся, чтоб воевать с русскими криминальными авторитетами. Телевидение взахлеб говорит о том, что преступность растет и внедряется черт-те куда. Арестовывают преступников, а у них мандаты помощников депутатов. Но мне-то это все не нужно. – Я хочу сделать то, ради чего вернулся. А вынужден прятаться и бегать, не зная, от кого и почему.

– Может, ты наконец скажешь, – спросил Владимир Иванович, – зачем ты приехал?

– Извините, – Артур поморщился, – но это мое личное дело, и оно касается только меня. Я не могу сказать, потому как оно, мое дело, ни в коей мере меня не красит. И тем не менее я должен найти ее, – неожиданно для себя сказал он.

Старик и Денис переглянулись.

– И все-таки, – вернулся к разговору Владимир Иванович. – Сегодня лучше никуда не ходить, В конце концов, можешь позвонить. Ты же говорил, у нее есть сотовый телефон. Платить за разговор будет она, – улыбнулся он. – А…

– Я не знаю номера сотового телефона, – вздохнул Арту. Закурив, немного подумал. – Впрочем, вы правы. Сегодня не пойду.

– Это очень интересно, – пробормотал Падишах. – Ты проводил его до конца? – взглянул он на сидевшего с бутылкой пива в руке Клима.

– Разумеется, – кивнул тот и отпил несколько глотков. – Вот адрес.

Он выудил из нагрудного кармана листок и положил на стол.

– Но почему ты не сказал об этом мне, а просил Таньку послать каких-нибудь ребят потолковее? – Он припал к бутылке и не отрываясь выпил ее до дна.

– Я забыл, – засмеялся Падишах, – кем ты был. В следующий раз не забуду. Так. – Взяв листок, он прочитал адрес. – Даже имя и фамилия. – Он с уважением посмотрел на Клима.

– Что-что, – усмехнулся тот, – а это я умею делать очень хорошо.

– Валентин Павлович Грибанов, – вслух прочитал Адам.

– Кто он по профессии?

– Безработный. Но ездит на «БМВ» и одет очень неплохо для безработного.

– Интересно, – задумчиво проговорил Падишах, – как давно она его знает?

– А вот этого сказать не могу, хотя встретились они очень пылко. Минуты четыре, а то и больше он зажимал ее в машине. На наркомана не похож, такой здоровый, спортивный мужик. Ему тридцать семь. А выглядит на тридцать. Уверенный в себе тип.

– Кардиналу будет очень приятно узнать об этом. – Падишах довольно потер руки.

– Скоро вернется Карл? – спросил Клим. – Разговор идет, будто бы он хочет передать престол сыну. А с этим Львенком мы каши не сварим. Поначалу, может, что-то и будет шевелиться благодаря связям Карла. Но потом все кончится и придется…

– Подожди, – остановил его Адам, – ты-то чего волнуешься? Лично я был бы совсем не против, если бы этот центр весь сдох. Они взяли меня за горло и медленно, но уверенно душат.

– Понятное дело, – согласился Клим. – Зря ты тогда обратился к Кардиналу за помощью. Сами бы управились с этим Барончиком. Невелика птаха.

– Но это война, – вздохнул Адам, – а она нам не нужна. Я деловой человек и не хочу попусту ввязываться в разборы с кем бы то ни было. Кардинала я знаю давно. Было время, даже помогал ему. Только поэтому и обратился. И он помог, с Барончиком покончили очень быстро. Однако я перестал быть свободным торговцем. Правда, помощь центра весьма существенна, но…

– Настолько существенна, – поддел его Клим, – что мы вот-вот потеряем поставщиков, на которых ты выходил…

– Не сыпь мне соль на раны, – умоляюще перебил его Адам. – Я как подумаю об этом, готов сам найти этого Атамана и удавить голыми руками.

– Но почему решили, что он кого-то сдаст милиции? – спросил Клим. – Когда ты отозвал меня, я думал, что все, нас вот-вот заметут. Атаман – уголовник и живет по их правилам. А по-ихнему нельзя даже мента заложить.

– У центра другое мнение, – буркнул Падишах. – Мне бы этого Атамана, – он сжал слабые пальцы в кулак, – я бы его всмятку раздавил. И сказал, что так и було, – невольно вспомнил он слова Попандопуло из кинофильма «Свадьба в Малиновке».

Клим, чтобы скрыть усмешку, отвернулся и потянулся за бутылкой пива.

– Что с отцом? – взволнованно спросил вышедший из здания аэропорта Лев.

– Ничего страшного, – улыбнулся здоровяк в белых шортах и надвинутой на глаза широкополой шляпе. – Просто решил показать тебе Италию и услышать от тебя свежие новости.

63
{"b":"2343","o":1}