ЛитМир - Электронная Библиотека

– Видишь ли, в чем дело, – с улыбкой перебил его Игорь. – Благодаря дешевой рабочей силе мы и там и тут имеем баснословную прибыль. Вспомни, как начинали. Деньги, конечно, были, и немалые, но сейчас, даже по прошествии почти года после кризиса, мы не уменьшили прибыль, а увеличили ее. И все это благодаря рабочим, которых поставляют люди Валерия. Конечно, если производительность начнет падать, придется что-то пересматривать, но сейчас мы идем в гору. Показатели растут. Правда, все труднее становится заключать договоры с заводом. Лубков с каждым разом все наглеет и требует уже процент с прибыли. К сожалению, он нам нужен. Но как-то воздействовать на него необходимо. Как думаешь, Григорий знает правду о нашем производстве? е – Догадывается, – немного помолчав, ответил Василий. – Несколько раз он как бы невзначай говорил о том, что было бы неплохо посмотреть наши цеха. Я уходил от ответа, – вздохнул он, – но он становится все настойчивее. Водители говорят, что на карьерах часто появляются люди Лубкова и из-за этого машинам приходится делать приличный крюк. Мы теряем деньги.

– Ну что же, – решил Игорь. – С Лубковым нужно будет провести воспитательную беседу.

– Насколько я знаю Григория, – сказал Василий, – словами его не проймешь. У него есть знакомые в уголовной среде, и поэтому он ведет себя вызывающе, если не сказать нагло.

– Ладно, – немного помолчав, кивнул Игорь. – Лубковым займутся люди Валерия. Насчет частников успокойся, с ними уже сегодня будет проведена профилактика.

– Привет, бабоньки. – Плечистый мужчина весело поздоровался со стоявшими за самодельным прилавком тремя женщинами. Позади него остановились четверо крепких парней. – Почем товар, красавицы? – взяв в руки хрустальную вазу, поинтересовался он.

– За сорок отдам, – торопливо проговорила краснощекая, крепко сбитая женщина. – А если больше трех купишь, то…

Договорить ей не дал короткий стук ударившейся об асфальт вазы. Открыв рот, она замерла. Парни тонкими металлическими прутами стали спокойно разбивать хрустальную посуду.

– Да вы что, ироды?! – Выскочив из-за прилавка, краснощекая бросилась к одному из парней.

Тот коротко и резко ударил ее кулаком в грудь. Ахнув, она упала под ноги улыбавшемуся мужчине. Начавшие было кричать женщины тут же смолкли.

– Вот что, девоньки, – громко, с улыбкой проговорил мужчина, – это вам наглядный урок того, что цену сбивать нельзя. С каждым, кто будет продавать не по той цене, которую установим мы, будет так. – Он посмотрел на сверкающие под солнцем осколки хрусталя. – А если кто-то из вас пойдет в родную милицию, обещаем месячный отдых в больнице, загипсованные руки и ноги. Ну а если и это не подействует, организуем похороны за наш счет. Надеюсь, я высказался понятно. Цены будут сообщаться каждое утро. До свидания, милые, – засмеялся он и, подхватив хрустальную сахарницу, неторопливо пошел прочь.

– Витя, – входя в гараж, позвала молодая женщина в джинсах. – К тебе пришли.

– Кто? – спросил молодой мужчина в синей спецовке из ямы под двигателем «Нивы».

– Разговор есть, Витенька, – услышал он насмешливый голос. Чуть пригнувшись, посмотрел вверх и увидел присевшего на корточки мордатого парня.

– Чего надо? – недовольно спросил он.

– Да ничего особенного, – усмехнулся мордатый. – Ты, говорят, в Москву собираешься хрусталь везти. Может, передумаешь?

– Да кто ты такой? – Виктор быстро вылез из ямы и замер. Ему в живот уперлось лезвие ножа.

Перед ним с финкой в руке стоял невысокий парень. Слева поигрывал ножом еще один. Перепуганная женщина, прижавшись спиной к стене, широко раскрытыми глазами смотрела на парня с резиновой дубинкой.

– Кто вы? – спросил Виктор.

– Люди, у которых ты хочешь кусок хлеба забрать, – улыбнулся мордатый.

Сильный удар по голени бросил Виктора на бетонный пол гаража. Мощный пинок в бок отбросил его к стене.

– Не трогай его! – с плачем крикнула женщина.

– Разве это трогают? – Мордатый насмешливо посмотрел на нее. – Если не образумишь своего супруга, тогда тронем. А сейчас нам нужно видеть товар. Может, что понравится и купим, – рассмеялся он.

– Сволочи, – промычал Виктор. Парни вопросительно взглянули на мордатого.

– Грубишь. – Тот покачал головой. – Но я добрый дядя. Живи пока. Где у вас товар? – обратился он к женщине. Бросив взгляд на стонущего мужа, та заплакала.

– Ему хуже будет.

– В кузове, – сквозь слезы кивнула она на стоявшую над соседней смотровой ямой «Газель».

– Работайте, – бросил мордатый парням. Подхватив монтировки, двое пошли к закрытому брезентом кузову «Газели».

– Сволочи. – Виктор попытался подняться. Парень с дубинкой, увидев кивок мордатого, шагнул вперед, с коротким взмахом ударил Виктора дубинкой по спине. Из закрытого брезентом кузова «Газели» донеслись удары и звон разбитого стекла.

– Хорош, – крикнул мордатый. Посмотрев на женщину, подошел к ней и приподнял ее подбородок. – А ты ничего бабенка. Если где-то что-то всплывет, тобой вдоволь наиграются и бросят в реку. Ясно? – Он несильно хлопнул ее по щеке.

Зоя Андреевна с хозяйственной сумкой в руке подошла к двери своей квартиры. Поставила сумку, достала ключ и, испуганно ахнув, толкнула приоткрытую дверь. Забыв про сумку, бросилась в прихожую.

– Андрей! – громко позвала она и побежала в комнату. Инвалидная коляска валялась на боку. Между креслом и стоящим на тумбочке телевизором, прижимаясь спиной к стене, сидел Андрей. Его лицо было в крови.

– Андрей. – Ахнув, Зоя бросилась к нему.

– Их трое было, – услышала она его шепот. – Если бы на год раньше, – сощурив мокрые от слез глаза, прошептал он. —.. А то…

– Я вызову милицию. – Зоя бросилась в прихожую.

– Нет! – громко крикнул Андрей. Остановившись, она медленно повернулась. Он мотнул головой вправо. Зоя увидела выдвинутый ящик письменного стола. – Они взяли письмо матери, а там на конверте ее адрес. – Зоя ахнула.

– Они не тронут ее, если мы будем молчать. И еще. Посоветовали тебе принять предложение. Тогда, сказали они, все будет по-другому. У нас будут покровители и большие деньги.

– Господи. – Зоя обессиленно опустилась на диван. – Снова это.

– Почему ты не примешь их предложение? – спросил Андрей. – Ты любишь свою работу и делаешь ее очень хорошо. Почему…

– Это звучит, наверное, глупо, – проговорила Зоя, – но как бы ни было плохо, работать на кого-то я не стану. А на преступников тем более. Это они убили отца, я уверена. Он узнал что-то, и его убили.

– Господи, – тряхнув головой, прошептал Андрей. – Сделай меня прежним хотя бы на пару часов. А потом делай со мной все, что хочешь.

– Перестань. – Зоя подошла к мужу. – Все будет хорошо. Я найду на них управу.

– Не знаю. У них большие деньги, а следовательно, куплено все и вся. Они вошли в квартиру, как будто к себе домой. Я как раз задремал и проснулся от боли. Меня просто повалили вместе с коляской на пол. Даже не ударили. Побрезговали. А один, я его рожу до самой смерти помнить буду, плюнул мне в лицо. Знаешь, – немного помолчав, он посмотрел он на жену, – я понимаю, что это похоже на бред сумасшедшего, но готов продать душу черту, дьяволу или еще какой-нибудь нечистой силе только за то, чтобы стать прежним. Хотя бы на пару часов. А потом что угодно. – Зажмурившись, он тряхнул головой. – Потому что сейчас отчетливо понял – я никто, живой труп.

– Ты мне нужен, – неожиданно рассердилась Зоя, – именно такой, какой есть. Давай я помогу тебе. – Она обхватила его за талию и усадила в инвалидную коляску. – Сейчас разогрею щи. – Наклонившись, поцеловала его в щеку. – И будем обедать. Я сегодня продала два фужера и знаешь что купила? – стараясь говорить весело, спросила Зоя. – Бутылку рябины на коньяке. Сейчас выпьем.

– Понятно, – проговорил сидевший за столом с сотовым телефоном у уха упитанный пожилой мужчина и, ослабив узел, приспустил галстук. – Значит, они действительно сами все производят. Я думал, где-то покупают. Ну что же…

7
{"b":"2343","o":1}