ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господи, – Жанна вспомнила, что она не дома, – какая же я дура! – Натянув простыню, закрыла покрасневшее лицо. – Ведь мы у твоего учителя. А я…

– Не договорив, смущенно улыбнулась. – Выйди, я оденусь.

– Мы все ждем тебя. – Стянув с лица Жанны простыню, снова поцеловал ее.

– Он очень сердится? – прошептала Жанна. – Может, мне лучше потихоньку исчезнуть?

– Перестань, – улыбнулся Артур. – А ты помнишь, как ты уходила из ресторана?

– Приревновал Навруз. Я сейчас же поеду и поговорю с Аркадием.

– Ты никуда не поедешь, – твердо сказал Артур. – По крайней мере до тех пор, пока мы не поймем, что тебе ничто не угрожает. И давай не будем спорить.

Жанна удивленно посмотрела ему вслед.

– А он умеет быть твердым.

– Надо поставить все на место! – гневно бросил Чарли. – А то с нами скоро все перестанут считаться. Мы проигрываем во всем.

– Он прав, – кивнул Абрам. – Сегодня я встречался с прибалтами. Они вскользь, но довольно насмешливо упомянули об инциденте в «Космосе». – Он бросил взгляд на Навруза.

– Конечно, это глупо, – сказал Альберт. – Но с другой стороны, есть причина, чтобы разобраться с Сенатором и независимыми солдатиками. Что нужно кончать со знакомым Жанны и его друзьями – однозначно. Но сейчас нужно разобраться с уголовниками. Они вроде бы остались нашими людьми, но с тех пор, как исчез Атаман, не предлагали своих услуг. Расписной уже неделю пьет у какой-то бабы. Остальных тоже невозможно увидеть. Так что надо решать и с ними, пока они не договорились с Сенатором. Если это случится, будет большая война и многие наши дела останутся нереализованными.

– Сейчас главное – покончить с Атаманом! – сказал Павел. – Потому что…

– Именно этим занимается владимирский филиал, – перебил его Альберт. – Нам нужно решать дела здесь, у нас под носом. Мы и так потеряли время, деньги и начинаем терять рынок. Время сейчас такое, что уважаются лишь деньги и сила. Так что давайте об этом не забывать. – Оглядев присутствовавших, усмехнулся. – Надеюсь, возражений против того, что я сейчас скажу, не будет. Устранитель начал свою работу.

Рыжеватый молодой мужчина загнал «девяносто девятую» в открытые ворота гаража. Вышел из машины. Он успел заметить появившиеся в проеме открытых ворот две фигуры. Едва слышными хлопками ударили выстрелы. Рыжеватый упал. Двое молодых людей спокойно подошли и, направив удлиненные глушителями стволы пистолетов на голову лежавшего, выстрелили. Один из убийц поднял выпавшие из кармана жертвы ключи. Они заперли гараж и выбросили ключи в кусты.

Плотный мужчина, посмотрев в зеркало, довольно хмыкнул, положил на стеклянную полку бритвенный станок и начал умываться. Услышал длинный звонок входной двери.

– Рома! – громко сказал с кухни женский голос. – Я пельмени делаю, открой!

– Сейчас. – Он взял полотенце и, вытирая лицо, подошел к двери. – Кто? – наклонившись к глазку, спросил он.

Молодая полнотелая женщина в переднике вытерла потный лоб тыльной стороной ладони.

– Рома! – громко позвала она. – Кто там?

Не услышав ответа, вышла из кухни, вытирая руки о передник: Застыла. У пробитой пулями двери лежал Рома. На белой майке, в области живота, вокруг четырех маленьких, заплывших кровью дырочек, расползались темно-красные пятна.

Женщина пронзительно закричала.

Четверо молодых мужчин в кимоно сидели на полу небольшого спортзала.

– Так, парни, – поднялся куривший около раскрытого окна пожилой мужчина в белом кимоно, подпоясанном коричневым поясом. – Начали.

Но тут в окно влетела бутылка. Разбилась и загорелась. В окно влетели еще три бутылки.

– На выход! – бросаясь к двери, крикнул пожилой. Подбежав, отодвинул засов и открыл дверь.

Простучала короткая автоматная очередь. Он рухнул на пол. В зал влетели трое парней с короткими автоматами и начали расстреливать заметавшихся по залу мужчин в кимоно.

Поднявшись со стула с чашкой кофе и сигаретой, молодой мужчина в светлом костюме подошел к распахнутому окну.

– Сенатор, – обратился к нему сидевший за столом пожилой мужчина в белой рубашке с бабочкой, – значит, насчет бензина мы договорились? Но…

– Слушайте, Антон Сергеевич, – обернувшись, усмехнулся Сенатор, – я не люблю говорить одно и то же дважды. Я понимаю ваше недоверие и…

Взвизгнувшая около уха пуля заставила его броситься на пол. Пожилой начал заваливаться назад и вместе со стулом упал на пол. Сенатор, уходя от возможного второго выстрела, подполз к стене под окном и подрагивающей рукой вытащил пистолет.

– Лимон! – пронзительно закричал он. В дверь ворвались двое парней с пистолетами. Увидев лежавшего на полу человека, ошарашено уставились на Сенатора.

– В окно кто-то стрелял, – быстро сказал тот. – Проверьте. Скорее всего с деревьев. Говорил я ей – спилить их на хрен.

– Сергей Викторович, – оттолкнув парней, в комнату ворвался невысокий молодой мужчина, – там сын Антона Сергеевича требует…

– Твою мать! – заорал Сенатор. – Подставили! Задержите их. – Он рванулся к двери соседней комнаты.

Хлопнул выстрел. Пуля попала в затылок, и Сенатор, телом раскрыв дверь, влетел в кабинет и растянулся на полу. Лимон, получив пулю в живот, упал.

Второй парень успел дважды выстрелить в подбежавших к двери комнаты людей и от пяти пуль, выпущенных в упор из автомата, упал. Невысокий, с раздробленным пулями лицом, лежал, прижатый к стене двери.

– Отец! – В комнату ворвался мужчина в камуфляже. Подскочив к Антону Сергеевичу, присел. – Отец, – простонал он.

– Рука! – заорал кто-то. – Менты! Уходить надо! Внизу раздались выстрелы.

Сидевший в джипе длинноволосый парень усмехнулся. Проводив взглядом бегущих в сторону перестрелки троих милиционеров, прожал номер на сотовом телефоне.

– Работа сделана, – сказал он. – Ребята Руки появились вовремя. Сейчас там кончают и с ними. ОМОН. Так что все в порядке.

– Отправляйся в Монино, – приказал мужчина на другом конце провода. – Там найдешь Садовую, восемь. Мужчина – твой. С женщиной – по своему усмотрению.

– Понял, – кивнул парень. – Еду.

– Отлично, – довольно улыбаясь, кивнул Падишах. – Значит, все получилось. А я, если честно, волновался. Когда назад отправишься? – спросил он. Выслушав ответ, кивнул. – Дай Бог, чтобы доехал спокойно.

– Да, – выдохнув дым, кивнул худощавый мужчина в темных очках. – Начали. Нам удалось покончить и с Сенатором, и с основной группой Руки. Он убит омоновцами.

– Не спрашиваю подробностей, – улыбнулся Альберт. – Но ты молодец, Устранитель. А с нашими старыми знакомыми что? Я говорю…

– Тогда просто повезло, – перебил его Устранитель. – Александра вышла на работу и случайно услышала разговор о неудавшейся попытке наших парней. Оказалось, что Петр – ее знакомый и сейчас вместе с братом и сестрой Судаковыми находится у нее. А вот там везение кончилось. Виноваты мои люди. С Петром справились сразу, но оставили его без внимания. А когда позвонили…

– Я знаю, – кивнул Альберт. – Меня больше интересуют те, из ресторана. Ты понял, о ком я говорю.

– Понять понял, – усмехнулся Устранитель. – Но толку мало. Мы ничего не знаем о них. Конечно, попытаемся выяснить у Жукова или Таланова, у меня есть данные, что он отвозил их. И только тогда я смогу сказать что-то.

– Ты, Устранитель, умеешь работать, – кивнул Альберт.

– У каждого свое место в жизни, – спокойно ответил тот. – У меня – лишать этого места других.

– Необходимо найти и уничтожить Артура, – злобно сказал Альберт, – и тех, кто с ним.

– Об этом вы уже говорили. Сейчас мои люди пытаются взять Жукова или Таланова. Как только они попадут к нам, считайте, что дело сделано.

– Ты уверен, что сможешь узнать у них, где живет полковник?

– На все сто. Мы умеем развязывать языки.

– Здравствуйте – смущенно проговорила вошедшая в кухню Жанна.

– Наконец-то, милая, – улыбнулся сидевший за столом Владимир Иванович.

– Мы уж заждались. Ты, Артур, пока не исправится, не женись на ней.

90
{"b":"2343","o":1}