ЛитМир - Электронная Библиотека

– Отряхнув джинсы сзади, коснулся живота. – Мог бы и послабее стебануть, – усмехнулся он. – Но больше так свое неудовольствие не выражай, – серьезно предупредил он. – В рукопашной я всегда был сильнее. А сейчас тем более. Потому как в тебе злость говорит. Сердце твое должно уснуть, – тоном инструктора боевых искусств проговорил он. – Лицо – выражать ненависть и неотвратимость твоей победы. И тогда и руки, и ноги, и все тело будут действовать легко и свободно. Но тебе об этом говорить не стоит. Я чего к тебе приехал. – Вздохнув, достал сигарету. – Надо где-то отсидеться. К тому же из-за тебя все это началось. Я же не лез в драку. Ты впрягся в «Космосе» из-за своего знакомого. А это продолжение. В общем, скажи, отсидеться у тебя можно с недельку? Затем исчезну.

– Сиди, – усмехнулся Жуков. – Только я сейчас уеду. Надеюсь, если что, ты мою жену в обиду не дашь?

– Про этот коттедж, – сказал Медведев, – никто не знает. Но если сунется кто, буду драться. Только предупреди ее, – он кивнул на дверь, – чтобы делала все, как скажу.

– Хорошо. Маша, – позвал Евгений.

– Подожди, – остановил его Медведев, – у тебя какой-нибудь ствол есть?

– Воздушка, – виновато улыбнулся Жуков.

– Самое то, – насмешливо кивнул Медведь.

– Ты кто? – По пояс голый человек с покрытым татуировками телом, пьяно качнувшись на стуле, уставился на вошедшего в комнату длинноволосого парня.

– Расписной? – спросил тот.

– Ну, – кивнул Расписной и, подняв руку, сделал несколько глотков.

Раздался короткий хлопок. Разбив стакан, пуля вошла Расписному в рот и отбросила его, уже мертвого, назад.

– Снова свалился, – услышал парень насмешливый голос вышедшей из соседней комнаты совершенно голой полной женщины. Ее правую ногу от пятки до бедра обвивала вытатуированная змея.

Снова хлопнул тихий выстрел. Женщина с пробитым пулей виском тяжело упала на пол. Протянув руку в перчатке, парень погасил свет и аккуратно прикрыл за собой дверь.

– Вот здесь мы пробудем некоторое время без риска быть обнаруженными, – входя в небольшой зал с камином, обвел тростью круг Владимир Иванович.

– Чья это хата? – с интересом рассматривая камин, поинтересовался Денис.

– Моей знакомой, – улыбнулся Владимир Иванович.

– Артур, – тихо сказала стоявшему рядом Боничу Жанна, – мне нужно домой. Пусть ненадолго. Понимаешь, у меня должен…

– Жанка, – вздохнул он. – Я понимаю, у тебя работа. Но постарайся понять: сейчас тебе опасно не то что домой идти, а просто появиться в Москве. Ты сама сказала, что эти аркадии, наврузы и прочие очень опасны. Я не пущу тебя. Я не хочу рисковать тобой. Я люблю тебя. А на деньги и на все, что с этим связано, – плевать. – Улыбнувшись, он обнял ее. – Будем живы, будет все. А если убьют, то и счета в банке не понадобятся. Очень прошу, пойми это. Все гораздо серьезней, чем может показаться на первый взгляд.

– Я все понимаю, – вздохнула она. – И боюсь. Но понимаешь, Артур. Я все время зарабатывала на жизнь себе сама. Я не очень богата, но кое-что есть, и я не хочу…

– Но мы же договорились, – засмеялся он, – что деньги я буду отдавать тебе почти все. Оставлять себе на карманные расходы.

– Как ты себе это представляешь? – серьезно спросила она. – . Ты будешь ездить в Африку, а я следить за газетными и телевизионными сообщениями?

– Давай решим это, когда все кончится, – сказал Артур.

– Хорошо, – вздохнув, согласилась она. – Только когда это кончится?

– Идите наверх, – махнув рукой на лестницу, сказал Владимир Иванович. – Мы чуть позже поднимемся. Денис приготовит картошку по-китайски!

– Че? – опешил Волчара. – Я и чистить ее не умею.

– Почистить помогу, – подмигнул ему старик. – А дальше будешь учиться. Это, пожалуй, единственное, что я умею готовить. Им нужно побыть вдвоем, – кивнул он наверх. – Жанна в панике. Пошли на кухню. – Опираясь на трость, Владимир Иванович поднялся.

– Ну что? – Оглядев сидевших, Навруз кашлянул. – Здесь все, кроме Кардинала и Карла. Предлагаю начать. Сегодня я разговаривал с Карлом. Он обеспокоен задержкой поставки золота и алмазов. Я предлагаю обсудить этот вопрос вне очереди.

– То есть искать новый канал доставки? – спросил Альберт. – Слишком велик риск. Партия большая, и уже выплачены деньги. Очень большие деньги.

– Подожди, – недовольно взглянул на него кавказец. – Но…

– Это твое предложение, – перебил его Альберт. – А следовательно, его нужно обсудить. Надеюсь, ты не будешь говорить, что именно этого хочет Карл? – вкрадчиво спросил он.

– Он сказал, что нашел покупателей, – раздраженно ответил Навруз. – И я…

– Ты много на себя берешь, – резко сказал Бакин. – Все уже заметили, что ты стал на полголовы выше!

– Точно, – кивнул Павел.

– Навруз, – обратился к игравшему желваками кавказцу Абрам, – мы об этом говорили не раз. Должных выводов ты не сделал. Кроме того, вовлек нас в войну с Сенатором и независимыми солдатами…

– Да какая там война, – пренебрежительно бросил Навруз. – Подумаешь…

– Мы потеряли троих убитыми, – громко проговорил Чарли. – И нескольких парней прилично отделали. А из-за чего? Из-за того, что ты решил – Малкина принадлежит тебе. Сейчас наши люди разыскивают Жанну не для того, чтобы оградить ее от кого-то. Мы должны ее ликвидировать.

– Я бы не советовал этого, – неожиданно высказался Абрам. – Хотя бы потому, что Карл не одобрит. И второе. В чем именно вы обвиняете Малкину? – посмотрел он на Навруза, а затем перевел взгляд на Шарлина. – Вот ты, Чарли, красиво сказал – ликвидировать. За что? – повторил он свой вопрос. – За то, что сначала один решил захватить у нее какого-то полковника? – Он взглянул на Аркадия. – Затем второй решил, что Жанна из его гарема, и послал в ресторан боевиков. И что же? Сначала погибает один из наших на лестнице у квартиры Малки-ной, а остальных здорово отколотил какой-то пьяница, которого пристрелил Смит. Навруз вовлекает нас в войну с независимыми солдатами и Стратегом. Мы опережаем их и наносим удары. Слава Господу, что парни действовали не по шаблону, а расправились со Стратегом руками Руки, которого чуть позже убили милиционеры. Но это не все. – Он достал платок и вытер лысину. – Мы расстреливаем в спортзале пятерых независимых солдат. Милиция рьяно взялась за дело. Погибает наш боевик на квартире…

– Подожди, – остановил его Альберт. – Все это мы знаем. Ради чего ты затеял этот рассказ?

– Ты тоже хорош, – недовольно взглянул на него Абрам. – С твоей помощью люди Навруза забрали Малкину из ресторана, чем окончательно ее перепугали. Потому она и прячется. Все почему-то молчат о том, – он повысил голос, – что только Жанна знает, где лежат бумаги ее отца, которыми он пытался шантажировать Карла. Надеюсь, все понимают причину отеческой заботы Карла о Жанне? – насмешливо поинтересовался он. – Наверное, все. Кроме нее. Жанна думает, что это в знак благодарной памяти. Но никто не знает другого, – бросил он и, замолчав, достал из нагрудного кармана рубашки коробочку с витаминами. Сидевшие за столом с интересом уставились на него. – Вы все желаете знать причину, по которой Карл не возвращается в Россию, – разжевав витаминку, усмехнулся Абрам.

– А секрет прост: он боится нынешнего премьер-министра. Степашин в недалеком прошлом – глава МВД. Что это такое, все знают, посему объяснять не стану.

– Абрам, – недовольно сказал Альберт, – не говори загадками. Что именно ты знаешь о Малкиной? Мы все прекрасно помним, что ты был подручным Карла, когда тот начинал. Именно ты нашел ему прекрасного адвоката, Малкина. Но не надо загадок, – повысил он голос. – Мы не…

– То, что Малкина убили, надеюсь, понимают все? – негромко перебил его Абрам. – Но вышла небольшая накладочка. Отец Малкиной погиб вместе с ее сыном, но документов в машине не было. А Карлу на другой день позвонил некто из Швейцарии и дал понять, что, если с Жанной что-то произойдет, нетонкая кожаная папка Бориса Анатольевича, Жанниного папы, будет отправлена в Генеральную прокуратуру. Я сегодня утром звонил Карлу и рассказал о вашей охоте на Жанну. И он позволил мне объяснить вам, почему делать этого ни в коем случае нельзя. А в Россию он не торопится, опасается, что налет на продавцов Жанны был не случаен и кто-то его пытается подставить. Могу вас обрадовать, – улыбнулся он, заметив, как удивленно переглядываются остальные. – Карл не будет ставить на свое место сына. Лев останется в Италии. Карл не намерен бросать дела и уходить на пенсию. Но его, – он кивнул на Навруза, – потребовал заменить. Вот, – вытащил он из кармана маленький магнитофон, поставил на стол, нажал кнопку воспроизведения.

95
{"b":"2343","o":1}