ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сергей Рокотов, Григорий Стернин

Вышел киллер из тумана

Сюжет романа является авторским вымыслом. Любые совпадания случайны.

К скольким людям деньги липнут сами.

Григорий Стернин

Пролог

13 мая 2000 г.
Москва

Борис никак не мог понять, откуда взялось у него это непонятное, совершенно не свойственное ему чувство тревоги. Он проснулся с этим чувством, потом оно куда-то ушло, а теперь возобновилось с новой силой.

Было тринадцатое мая. Однако погода стояла далеко не весенняя. Уже третий день подряд моросил дождь, небо заволокли тяжёлые облака, с севера дул неприятный холодный ветер.

Подходил к концу его отпуск. Отпуск прошёл довольно бездарно: Борис посвятил его ремонту квартиры, а сегодня он должен был забрать родителей с дачи. Они трудились там с майских праздников, занимались посадками, а теперь должны были снова вернуться в Москву.

Проснувшись утром в своей холостяцкой квартире, находящейся в состоянии незаконченного ремонта, он вдруг ощутил, что ему ужасно не хочется в этот холодный дождливый день ехать в посёлок Румянцево, где находилась маленькая дачка и где проводили все лето, да и не только лето, его отец и мать. Но он понимал, что родители очень обидятся на него, если он не сделает того, что обещал. У него в принципе не было других близких людей, кроме них.

Жена Алена с двенадцатилетним сыном ушла от него полтора года назад. Их развод прошёл до обидного просто и буднично.

«Я полюбила другого, Боря», — сказала ему как-то вечером Алена.

«И кто же он?» — выдержав паузу, спросил Борис. Ему очень не хотелось, чтобы его голос в этот момент дрогнул. Он был ошеломлён и морально уничтожен. Эта фраза давно назревала, буквально висела в воздухе, но он не хотел верить, что она будет произнесена. Надежда умирает последней. И вот именно в эту минуту она умерла.

«Он занимается бизнесом», — спокойно ответила Алена, глядя Борису в глаза. На губах её застыла едва заметная улыбка.

«Вот как…» — произнёс Борис и откашлялся. Рука невольно потянулась к пачке сигарет на кухонном столе, но он тут же отдёрнул её. Ему очень не хотелось, чтобы Алена видела, как он нервничает. Он так и не закурил, выпил чаю и пошёл спать. Разумеется, заснуть не удалось, но все же он сумел сохранить лицо в эту тяжёлую минуту…

Вскоре Борис узнал, что избранник Алены не просто бизнесмен, а бизнесмен более чем преуспевающий. Владелец нескольких фирм, обладатель прекрасной квартиры в центре Москвы, шикарного загородного дома и прочих атрибутов преуспевания и достатка. Что он, Борис, мог противопоставить ему? Они с женой жили в двухкомнатной квартире в панельном доме в Строгино; пятнадцать лет Борис проработал оперуполномоченным уголовного розыска. Он уходил из дома в семь утра, приходил порой за полночь. Даже в выходные. Сын Виктор рос фактически без него. И жена жила без него. А она была ещё очень хороша в свои тридцать два года.

Через неделю после этого разговора бизнесмен осчастливил их квартиру своим посещением. Он удостоил Бориса своей дружеской беседы, был доброжелателен и вальяжен, популярно объяснил, что и Алене и Виктору будет гораздо лучше с ним, нежели с Борисом, что Алена будет жить в достатке, а Виктор получит прекрасное образование и не будет ни в чем нуждаться.

«Такие дела, старик, — улыбнулся бизнесмен, окидывая покровительственным взглядом убогую обстановку квартиры Ветровых. — Бывает», — добавил он.

Борис сжал зубы и ничего не ответил. А что он мог ответить?

«Она просто сволочь, твоя Алена! — кричала мать, узнав о готовящемся разводе. — Она сволочь и шлюха! Она никогда мне не нравилась, никогда!»

«Не надо так о ней, — прошептал Борис. — Не надо, я прошу тебя».

…И вот уже полтора года Борис жил один. Виктор учился в колледже в Англии, порой он писал отцу письма, даже спрашивал его совета в некоторых вопросах. А что он мог ему посоветовать? Быть честным, трудиться, не покладая рук, любить свою Родину, как делал всю жизнь он сам? И каков будет результат? Он понимал, что сын стал ему чужим и что с годами это отчуждение будет только расти. Отвечал, разумеется, пытался выглядеть в письмах счастливым и уверенным в себе человеком. А получалось или нет, судить не ему.

Борису Ветрову было тридцать девять лет. После развода с женой мало кто заметил в нем хоть какие-нибудь перемены. Он всегда был человеком сдержанным, малоразговорчивым, замкнутым. И тем не менее Борис стал совершенно другим. Он понял, что раньше был счастлив, ему было для чего жить. Теперь же он не видел в жизни никакого смысла. Все стало серым и тоскливым, таким же, как сегодняшний дождливый день.

Вскоре после развода с женой он ушёл из уголовного розыска, приняв предложение старого знакомого Юрия Васильевича Чернова, и стал работать в частном охранном агентстве «Витязь». Рабочий день был ненормированным, а служебные обязанности самыми разнообразными. Зарабатывать он стал, однако, значительно больше.

В начале мая Борис взял отпуск, так как никаких дел вроде бы не намечалось. Впрочем, Чернов мог позвонить ему в любой момент, и Борис был готов взяться за любое дело. Он и раньше ничего не боялся, смело шёл под пули, а теперь ему вообще стало нечего терять. Так что он был в любую минуту готов выполнить любое задание Чернова. А пока, чтобы заполнить вакуум, занялся ремонтом квартиры — не хотел, чтобы в ней царило холостяцкое запустение, не хотел перестать уважать себя. К тому же теперь у него были деньги на достаточно дорогие строительные материалы.

А позавчера ему позвонил Чернов. И дал новое задание. Оно было очень интересным, достаточно опасным и плюс к тому хорошо оплачиваемым, и Борис охотно взялся за него. Встретившись с клиентом, на которого должен был работать, он ещё больше заинтересовался этим делом. Да и человек этот оказался симпатичен. А работал Борис далеко не из одного лишь материального расчёта, он работал по вдохновению. У него была цель.

А сегодня у него имелось на руках такое, от чего могла зависеть судьба многих людей… И он должен был передать этот предмет одному человеку.

Раздался телефонный звонок. Борис вскочил с постели, поднял трубку.

— Здравствуйте, Борис Владимирович. Ну что, ваши планы не меняются? — раздался в трубке приглушённый басок.

— Нет, — коротко ответил Борис.

— Жду.

— Хорошо. До встречи.

Борис не был уверен, что раньше, когда он был женат, он стал бы заниматься этим делом. Знал, что все это достаточно опасно. Теперь же ему было все равно. Равнодушие, апатия… И злость. Нарастающая и нарастающая злость, непонятно к чему — к некой тёмной враждебной силе, мешающей ему жить, выбивающей почву у него из-под ног. Именно эта злость и руководила его действиями в последнее время…

«Плевать на все, — стиснув зубы, думал Борис. — Я должен сделать это, и я сделаю».

Встреча должна была состояться в пятнадцать часов на сорок восьмом километре Новорижского шоссе, около поста ГИБДД. Он должен был передать дискету этому человеку, только и всего. И ехать в Румянцево за родителями.

Только и всего?!

Он был опытным человеком и знал, что это очень опасно. Но ему плевать на опасность, ему в принципе было на все наплевать. И гораздо лучше ехать на эту встречу, чем за родителями на дачу.

Борис любил свою работу, он старался выполнять её честно, хотя делать это с каждым годом, с каждым месяцем, с каждым днём становилось все сложнее и сложнее.

За последние десятилетия ценности совершенно переменились, переменился и менталитет человека: человек переставал быть человеком, он становился диким зверем, алчным и жестоким, единым богом становился доллар, ради этих зелёных бумажек люди творили такое, чего невозможно было представить ни в каких страшных снах. Стоило только открыть газету или включить телевизор, как мощным потоком бил в лицо поток чудовищной информации. И от этой информации пропадало желание жить, а появлялось желание зарыться куда-нибудь в песок и ничего не видеть, ничего не слышать. Но это ощущение отчаяния порой сменялось совершенно противоположным — яростной жаждой борьбы, жестокой борьбы с этим культом наживы и насилия.

1
{"b":"23466","o":1}