ЛитМир - Электронная Библиотека

Разобрать текст в поле обратного адреса целиком не удалось бы все равно: самое интересное – оторвано, а ведерко для бумаг пустовало. Перевернув конверт тыльной стороной, Эмили увидела красивый штамп: круг, внутри которого замерла в неистовом танце человеческая фигурка.

Отложив бесполезную вещь, девочка снова принялась за чтение – только выходило из рук вон плохо. Строчки рассыпались, слова превращались в бессмысленный набор букв, а сюжет никак не желал запоминаться. Если бы не мама, которая обязательно спросит, о чем говорилось в книге, она бы уже сто раз бросила и занялась чем-нибудь другим.

Эмили давилась классической драмой, как если бы это была манная каша! Спустя какое-то время сосредоточиться все же удалось, и дело двинулось веселее.

Ключ, полученный ночью от мадам Александры, лежал в кармане и ждал, пока «библиотечная повинность» закончится. Хотя мисс Варлоу мечтала иметь такой для личных нужд. Дверь, отпираемая им, вела в ту часть дома, о которой мать не имела ни малейшего представления: кухня, подвал и прочие места, «не достойные внимания леди». Но… мечтать не вредно.

Запомнив страничку, девочка отложила книгу и бросила тоскливый взгляд в окно. День обещал быть долгим и неинтересным. Эмили обошла стеллажи в поисках чего-нибудь более приятного. Семейство Варлоу ценило книги – можно было смело поспорить, что папа прочел все. И не раз, и не два. Даже те книги, до которых сама она ни за что бы не дотянулась, взобравшись на лестницу.

Мерное течение мыслей грубо прервал тревожный хрустальный звон. Эмилия сильно удивилась: ведь для отца рано! Девочка не успела начать беспокоиться, как в холле сделалось шумно. На всякий случай она вернулась за стол и открыла пресную пьесу.

На пороге библиотеки появились оба родителя: мистер и миссис Варлоу были чем-то крайне озабочены.

– Выйди вон! – приказал вместо приветствия отец.

Из глаз брызнули слезы, и Эмили опрометью бросилась прочь. Когда дверь хлопнула, сквозь стук собственных каблучков по полу девочка услышала, как папа впервые на ее памяти повысил голос:

«Дождались!» – рыкнул он, а мама сдавленно ахнула.

* * *

Коттедж казался самым безопасным местом во вселенной, когда все встало с ног на голову. Альхен сидела и внимательно смотрела на Эмилию, между всхлипами прихлебывающую мятный чай. От расстройства бедняжка смела со стола все булочки и конфеты. Она никак не могла поверить в то, что папочка, самый добрый человек на свете, кричал!

А когда поверила, очень испугалась, потому как должно стрястись нечто совершенно ужасное, чтоб вывести его из равновесия настолько.

– Ну-ну… – мадам Александра протянула платок. – Небо на землю не упало. Пока. Все остальное мы переживем. Я с тобой.

– Может, дело в письме? – Эмили промокнула глаза.

– Не понимаю, – предостерегла та.

– Я видела на столе странный конверт: черный с серебряным рисунком, – пояснила девочка.

– Вздор! – отмахнулась Альхен.

И так это было сказано, что стало намного легче. Колотившееся сердце успокоилось, а слезы иссякли.

– Чуть не забыла, – Эмили достала из кармашка ключ и передала его женщине.

– Умница, – мадам Александра положила его в ящик буфета. – Теперь умойся. Мы же хотим быть сильными?

Окна библиотеки как раз выходили на коттедж, и девочка украдкой поглядывала в ту сторону, гадая, что же все-таки случилось.

Но неведенье не могло длиться вечно. На стене вздрогнул один из крошечных колокольчиков: тот, что висел почти на самом краю.

– Господа вызывают меня к себе, – сообщила кухарка.

– А я? – робко спросила мисс Эмилия.

– А ты остаешься. – Альхен подняла бровь. – Но не волнуйся: думаю, все устроится.

Она ласково улыбнулась и вышла. Девочка не могла понять, почему у мадам Александры не было детей. Хотя чаще всего Эмили задумывалась над этим из эгоистических побуждений, когда не с кем было играть и нечем заняться.

Через комнату прошествовал мрачный, как туча, Люсьен. Он совершенно ничего не замечал вокруг себя. Друг бормотал о ком-то, кому следовало что-то показать, и сжимал кулаки. Эмилии никогда не приходилось видеть Люса вне себя от бессильной злости. Мир явно дал трещину.

Оставшись одна, она немедленно кинулась к ящику буфета, достала заветный ключик и выскользнула на улицу, не понимая до конца, что собирается делать. Любопытство гнало девочку вперед. Отдышавшись немного уже внутри, Эмили прокралась на второй этаж. Дверь в библиотеку оказалась плотно заперта, но вот замочная скважина никуда не делась.

Мадам Александра стояла спиной, за столом сидел отец:

– Что теперь, Ханс? – всхлипнула мама, но самой леди Аэрин нигде не было видно.

– Это всего лишь рекомендации, дорогая, – попытался успокоить жену тот. – Ведь правда? Они не могут отнять ее просто так, если… вакансия такая уже занята? Всего лишь рекомендации.

– Боюсь, что нет, – покачала головой Альхен. – Господа, вы прекрасно знаете, кем я была до прихода сюда. Прошу, позвольте попытаться уладить ситуацию.

– Как скоро мы получим ответ? – складывалось впечатление, что мама вот-вот разрыдается.

– Потребуется какое-то время, – спокойно отозвалась загадочная кухарка.

– А пока – придется подчиниться, – подытожил отец. – Мы – Варлоу! Это что-то да значит.

– От вас не требуют ничего сверхъестественного или ограничивающего ваши права, – Альхен говорила подчеркнуто деловым тоном. – И да, вы Варлоу. И этого у вас тоже никому не отнять.

Подслушивать нехорошо, а подглядывать и того хуже – но как бы иначе понять, когда стоит ретироваться? Эмили стрелой слетела по лестнице, чтоб никто и не подумал, что она сует нос в дела взрослых.

Совесть скреблась где-то глубоко в душе, ведь мисс Эмилия считалась воспитанной девочкой. Кроме того, разговор показался ей несвязной ерундой. Ну как отобрать фамилию у целой семьи? С другой стороны, возможно, приди Эмили еще раньше, она могла бы понять больше? Но что толку теперь ломать голову.

Стыд причудливо наложился на разочарование, и от избытка чувств она опустилась на бортик фонтана. Из-за каких-то своих проблем папа обидел!.. Захотелось расплакаться, но тут ушей достиг звук открываемой и закрываемой двери.

Петляя, точно заяц, девочка домчалась до коттеджа, но так и не успела вернуть ключ на его законное место: за столом, уткнувшись носом в газету, сидел Люс – словно ничего и не произошло. От неожиданности бедняжка застыла на пороге.

Старый друг поднял взгляд и приветливо улыбнулся. По спине скользнул холодок. Лицо Люсьена, такое привычно умиротворенное, отчего-то пугало.

– Наслышан о твоих приключениях, – сообщил он.

– Ну… – выдохнула Эмили. – У меня же должны быть хоть какие-то приключения.

Недобрый взгляд обжег затылок. Не нужно оборачиваться, чтобы понять, кто стоит за спиной. Альхен девочка узнавала по духам. Этот запах она не спутала бы ни с чем.

– Думаю, теперь у кого-то вся жизнь станет как одно сплошное приключение, – мадам Александра смотрела сердито.

Совесть принялась скрестись и кусаться с новой силой. Альхен подошла ближе и требовательно протянула руку. Мисс Эмилия удивленно посмотрела на пустую ладонь:

– Тут ничего нет, – промямлила девочка.

– Естественно, – фыркнула кухарка. – Ключ.

– Я… э-э-э… Вот. – Краснея, бедняжка вернула взятое без спроса.

– Больше… – начала мадам Александра.

– … я так никогда не буду! – горячо закончила Эмили.

– Искренне надеюсь. – Альхен спрятала ключ в карман.

Люсьен снова уткнулся в газету, делая вид, что ничего не произошло. А мисс Эмилия Варлоу мысленно добавила «мелкую кражу» к своим проступкам за сегодня и сникла.

Мадам Александра не спешила пояснять причину последних событий, скорее всего, считая, что доморощенная шпионка все поняла и так. От общего молчания, прерываемого только шелестом бумаги, становилось гадко. Эмили уже хотела отправиться к родителям и спросить у них, как вдруг…

11
{"b":"2347","o":1}