ЛитМир - Электронная Библиотека

– Буду продолжать – устану только. – Люсьен лукаво улыбнулся. – Понимаешь теперь? Обижают тех, кто обижается. Скажи, тебе так хочется дружить с этой Бертой?

– Нет. – Эмили замотала головой.

– Перестань о ней думать, – подытожил тот. – И, только между нами, чей-то отец заседает в городском совете – это получше, чем директриса какой-то школы, тебе не кажется? А еще чей-то предок разработал и записал первые арканы, пусть я в этом ничего и не смыслю. Если Робин так понравилась – дружи и не оглядывайся.

После разговора с Люсом жизнь обрела новые краски. Захотелось, чтоб как можно скорее настало «завтра». Девочка ощущала невообразимый подъем сил: ей казалось, что сейчас она сумела бы свернуть горы, если бы потребовалось.

Умываясь перед сном, Эмили удивлялась блеску собственных глаз и не желавшей никуда деваться улыбке. Но стоило коснуться подушки, как кто-то невидимый точно «выключил» девочку – как мать выключала на ночь лампы.

* * *

Дайна битый час лежала с открытыми глазами, разрываясь между двумя желаниями: выпить порошка и уснуть наконец или сварить себе кофе. То и другое выглядело одинаково привлекательно.

Мисс Уиквилд села, спустила ноги с кровати и побрела в кухню, так и не решив, за чем именно. Темный коридор, чужие шкафчики и ящички, лестница… На полпути Дайна внезапно плюхнулась на колени и закрыла лицо руками.

В белоснежной ночной рубашке она сошла бы за призрака. Бесшумно вздрагивали плечи. Дайна кусала губы, сжимала кулаки так, что длинные ногти впивались в кожу, оставляя глубокие следы – но все равно, душа болела сильнее. Танцоры не способны на слезы.

Отчаянье, захлестнувшее внезапно, столь же внезапно отступило. Мисс Уиквилд взяла себя в руки, поднялась и вернулась в спальню. Сквозь щель в занавеске лился зыбкий бирюзовый свет. Такой знакомый свет. Окно другое, шторы – другие… другое все, но тот же самый свет.

Единственный способ сбежать от навязчивых лучей – скрыться с головой. Свернувшись клубочком под одеялом, Дайна постаралась ни о чем не думать. Но не тут-то было! Знакомое (всем нормальным людям, наверное, с детства) чувство, будто что-то натворил, и бессильно ждешь, пока раскроется правда, не позволяло расслабиться.

Когда усталость победила, издерганное сознание заняли дикие образы. Бесконечные переходы, повороты, развилки тюремного лабиринта. Влажный блеск на камнях – это из распахнутых настежь камер льется проклятый бирюзовый свет! Крошечная прыгающая фигурка впереди! Шепти? Голос тонул в шлепанье босых ступней:

– Скоро… скоро кошмар закончится… – фраза показалась знакомой.

Кобольд медленно развернулся. Вместо собачьей морды на Тень смотрели мутно-серые глаза с лица Найджела.

Проснувшись от собственного крика, мисс Уиквилд обнаружила, что утро уже наступило. Не в пример приветливый свет пробивался в комнату теплой узкой полоской.

Ничто не прочищает голову лучше прохладного душа. Стоя под упругими струями воды, Дайна представляла, как тревоги покидают тело. Завернувшись в полотенце, она весело подмигнула собственному отражению в круглом зеркале.

Хотелось дышать полной грудью, что-то делать! Можно было взять учебники и посвятить этот день подготовке, ведь с понедельника начнется «генеральная репетиция новой жизни».

Странно, но в обычной одежде Леди Уиквилд чувствовала себя хуже, чем голая. Дайна так и не решилась выйти за дверь, пока не застегнула на груди родную форму, а без маски это стало бы еще и опрометчиво. С природой Тени не поспоришь: «…прямое попадание солнечных лучей на кожу ослабляет связь Танцора с тьмой, независимо от специализации».

Маленькая площадь, сапоги звонко цокали по камням. Ласковый ветерок трепал практически невесомую ткань защитного покрова. Вдоль школьной ограды спешили серьезные папы и молодые мамы, провожая своих драгоценных мальчиков и девочек в мир уроков и перемен. Никто из них не видел черной фигуры, об этом мисс Уиквилд позаботилась. Покров незаметности все лишь немного сдвигал ее во времени относительно остального. И в тот момент, когда жили все эти люди, Тени рядом не было.

Под ребрами шевельнулось что-то. Ей уже двадцать пять, если документы не лгут…

Свист крыльев заставил обернуться не одну Дайну. Легким перышком прямо к парадной лестнице опустился пегас, пронесшийся над аллеей. Мисс Уиквилд открыла рот, да так и осталась стоять.

С лошади ловко спрыгнула высокая женщина с идеально прямыми платиновыми волосами. Дайна сразу опознала демобилизованного Танцора. Она старалась не знать о них, не знакомиться. Ведь каждый оставивший службу рано или поздно захочет умереть. Так Дайне будет проще исполнить свой долг. Жемчужная форма на незнакомке сидела великолепно, хоть и не имела знаков отличия.

Блондинка оглянулась. Пронзительные золотые глаза заставили сердце плюхнуться в желудок. Вторая Тень улыбнулась. Сейчас Леди Уиквилд не верила, что блондинка действительно смотрит на нее. Танцоры видят только проявления арканов, к которым расположены, лишь посвященный Вестник способен различать все.

Незнакомка протянула руки и осторожно подхватила маленькую девочку, сидевшую на спине крылатой лошади. Ту самую девочку!

Радость сдулась. Вот и нашлась Тень, так настойчиво пытавшаяся замять историю с окном. Несчастная Дайна не придумала ничего умнее, чем поскорее убраться восвояси. Подальше от жемчужной формы. Ноги не слушались, а руки похолодели.

Перед дверью нового дома мисс Уиквилд замерла. Глупо игнорировать обжигавший спину взгляд.

– Пригласите меня внутрь, – довольно жестко скомандовал голос.

– Да. Да, конечно. – Ком в горле мешал говорить.

Замок щелкнул язычком. Запах чужих комнат ударил в нос. Обе женщины вошли.

– Так и будем торчать в прихожей? – осведомилась незнакомка.

– Кто вы? – Дайна жаждала получить ответ и боялась его.

– Леди Александра Бонмонт. Имя ничего не скажет. – Нечеловеческие глаза сузились в щелочки. – Оно такое же «мое», как любое другое. Отчего-то у меня такое чувство, что мы способны сильно помочь друг другу. Предложите мне что-нибудь.

– Могу предложить кофе, – пожала плечами мисс Уиквилд.

– Не откажусь. – Незваная гостья проплыла вслед за хозяйкой по коридору.

В кухне, напоминая о вчерашней ссоре, тоскливо стояла мисочка с водой. Леди Александра села, откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди.

– Вы знаете, зачем я здесь? – без особой надобности уточнила Дайна.

– Похоже на то, – подтвердила блондинка. – Но очень хочу ошибаться.

Чайная ложечка звякнула об пол. Машинально достав следующую, хозяйка подвинула пузатую турку на огонь. Как же сложно получить ответ на вопрос, который не хватает смелости задать.

– Когда вас демобилизовали? – В лицо пахнул жар.

– Только не «демобилизовали», а «комиссовали», – поправила бывшая Тень. – Как видите, не могу отучиться от формы, хоть прошло уже почти тринадцать лет. Несчастный случай. Потеряла голову.

Время совпадало! На лбу выступил холодный пот. Дайна развернулась и расправила плечи.

– Леди Уиквилд, член Ордена Танцующей Тени, Вестник Смерти. – Маска слетела.

Повисла пауза. «Ну, скажи!», – колотилось в сознании. – «Скажи, что ты обрекла меня на это».

– У кого-то кофе убежал, – с наносной беззаботностью бросила Леди Александра.

– Неважно. – И это было чистейшей правдой.

– Продолжим изводить друг друга домыслами и недомолвками или сыграем в откровенность? – Гостья склонила голову набок.

Нервы завязались на сто узлов. Мисс Уиквилд не ответила. Дрожащими руками разлив остатки кофе по чашечкам, Дайна пододвинула стул:

– Мне нужна замена. Я не справляюсь, – произнесла и сама себе не поверила.

– Так не бывает, – нахмурилась Бонмонт.

– К сожалению, бывает. Вчера после применения аркана я упала в обморок… – Бедняжка густо покраснела.

– … и повредилась умом, – Леди Александра закинула ногу за ногу. – Один вопрос: аркан сработал? Да или нет?

21
{"b":"2347","o":1}