ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Фрейд не только сознательно начал атаку на наши культурные ценности, он удобно наклеил ярлыки на своих оппонентов при данной атаке, как умственно больных. В своей работе «Моисей и Монотеизм» Фрейд рисует антисемитизм как умственную болезнь, которая возникает из-за ревности к еврейскому этническому превосходству.[186]

На палубе судна, идущего под парами в Соединенные Штаты Америки, Фрейд толковал своим друзьям, что народ Америки думал, что он несет им панацею, но вместо этого он сказал: «Мы несем им чуму».[187]

ДВИЖЕНИЕ ЗА ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВА

Точно также, как еврейские ученые ведут схоластическую борьбу за эгалитаризацию в науке и социологии, а еврейские магнаты средств массовой информации осуществляют пропагандистский контроль, само движение за гражданские права» нашло большую часть своего руководства и финансовой поддержки в еврейском сообществе.

Почти с первого дня своего основания в 1909 году Национальная Ассоциация за Прогресс Цветного Населения (NAACP), была первой организацией, работающей во имя расово смешанного американского общества. Достаточно интересно то, что учредительный совет директоров имел в своих рядах только одного выдающегося чернокожего У.Е.Б. Дюбуа (который фактически был мулатом). Большая часть правления состояла из еврейских идеологов марксизма. Палата Представителей Конгресса США и многие государственные органы расследований тщательно документировали тот факт, что все основатели были активистами коммунистического движения. Дюбуа даже выбрал Коммунистическую Гану в качестве места погребения.

Первым президентом NAACP был Артур Шпингарн, и потом всегда только евреи служили президентами NAACP с момента основания данного движения вплоть до 1970-х годов. Ноэль Шпингарн сменил на этом посту своего брата Артура, а вслед за ним Киви Каплан властвовал над организацией. По большей части еврейское лидерство NAACP было мало известно широкой публике. Когда я достиг совершеннолетия, единственное имя, которое я слышал в связи с NAACP, было имя Роя Уилкинса, ее чернокожего национального секретаря. Поскольку его имя так часто появлялось в прессе и перед глазами публики, то как и большинство американцев, я считал, то Уилкинс был лидером NAACP. Но на самом деле президентом NAACP был в это время Каплан. Бенджамен Хуке стал наконец первым чернокожим президентом в данной организации, но публика уже мало что слышала о «национальном секретаре» NAACP. Начиная с этого времени представителем NAACP в СМИ стал ее президент.

В недавнем расколе между чернокожими и евреями, либеральные евреи стали истерично кричать о неблагодарности чернокожих по отношению к ним, упоминая тот факт, что львиная доля финансирования движения за равноправие чернокожих шла от евреев. Они также хвастались, что по крайней мере 90 процентов юридической поддержки движения за гражданские права обеспечивалось еврейскими адвокатами и очень долго поддерживалось на еврейские деньги.[188]

Практически каждый шаг прогресса движения за гражданские права проходил через суды. Они обеспечили появление декрета о принудительной расовой интеграции школ, дали возможность голосовать неграмотным черным, и наконец, навязали Америке массивную (широкую) дискриминационную программу по отношению к белым под названием «Утвердительное действие» Орвеллиана. Здесь тоже евреи играли доминирующую роль.

Организацией, которая сражалась в этих битвах с еврейскими нападками, был «Фонд Юридической Защиты NAA СР», организация, отделившаяся от NAACP. На момент написания этой книги евреи все еще руководят ею. Джейк Гинберг был активным членом в фонде юридической защиты в течение многих лет, и был главным адвокатом в суде, защищающем Брауна в знаменитом деле Верховного Суда «Браун и Комиссия по образованию». В данном злодейском (бесчестном) решении Верховный Суд США одним уничтожающим росчерком пера инициировал преобразование американской системы народного образования из одной из лучших в индустриальном мире в одну из самых худших.

Даже в тех областях деятельности, где евреи не были фактическими лидерами, они обеспечивали большую часть закулисного влияния. Мартин Лютер Кинг-младший попал под влияние Стенли Левинсона, который написал многие из речей Кинга, включая, скажем, такую речь, как «У меня есть мечта», произнесенную в ходе Марша на Вашингтон. Джон и Роберт Кеннеди предупреждали Кинга о том, чтобы он отделил себя от Левинсона, из-за коммунистического прошлого последнего. Кинг, однако, нашел Левинсона неоценимым для него и отказался. Студенческий координационный комитет ненасильственных действий (SNCC) и Конгресс расового равноправия (CORE) также имели ключевую причастность евреев к своей деятельности на начальных формирующих этапах, и большая часть номинально белых в «Рейде на колесах за свободу», которые пошли на Юг, были евреями. Широко известно дело трех участников данного марша за свободу на колесах, убитых в Филадельфии, штат Миссисиппи. Это были Швернер, Гудман и Чейни, – два еврея и один черный.

Общественный имидж человека, который называл себя «Мартин Лютер Кинг» (его настоящее имя было Майкл Кинг) – это иллюстрация в учебнике о власти средств массовой информации, воздействующих на общественное мнение в Америке. Большинство людей все еще не знают о степени причастности Кинга к коммунистическому движению, частично вследствие того, что средства массовой информации продолжают игнорировать длительное членство Кинга в коммунистических ассоциациях. Кинг в узком кругу объявлял себя марксистом[189] и рассказывал своим близким соратникам, что все его усилия – часть «классовой борьбы». Его личный секретарь Байярд Рустин был коммунистом. Когда Кинг был вынужден заменить Рустина в 1961 году, он выбрал другого коммуниста, Джека О'Делла. Его главным советником («манипулятор» – был бы более уместным термином), как я уже упоминал, был еврейский коммунист Стенли Левинсон, который редактировал, и по всей вероятности, писал большую часть книги Кинга «Большой шаг к свободе». Левинсон готовил налоговые декларации Кинга, контролировал поступления в фонд Кинга, и был также ответственным за «слив» советских денег в Коммунистическую партию США.[190]

Только недавно было выявлено, что Кинг занимался плагиатом при написании больших разделов своей докторской диссертации. Бостонский Университет создал комитет для определения степени плагиата в диссертации Кинга. Он определил, что 45 процентов первой части и 21 процент второй части были взяты из работ других авторов.[191] Учебные заведения часто отменяют свои решения по присуждению ученой степени при обнаружении куда меньших жульничеств, но значение Кинга для движения за гражданские права помешало отмене его богословской степени.

Средства массовой информации всегда тщательно изображали Кинга как хорошего христианина и семьянина – воплощение святого человека. Но у Кинга было множество связей с проститутками, белыми и черными, он использовал церковные деньги для того, чтобы оплачивать их услуги и обычно бил их – все это документировано в Федеральном бюро расследований и признано самими товарищами Кинга.[192]

Кинг даже провел ночь перед своим предательским убийством, совокупляясь и избивая белых проституток. На магнитофонных лентах ФБР в ходе осуществляемого ими надзора за Кингом можно слышать даже такие его слова: «Мне наплевать на Бога!» и «Я не негр сегодня ночью!» Записи с признаниями Кинга настолько изобличающие, что магнитофонные пленки и другие документы ФБР были наглухо закрыты в течение 50 лет. Несмотря на эти факты еврейские защитники Кинга и их союзники в средствах массовой информации были непоколебимыми в своих хвалебных гимнах Кингу.[193] Отношения евреев и черных стали более натянутыми в последние годы, по мере того, как политические симпатии черных стали более националистическими в отношении собственных прав. Подстрекали негров бороться за свои гражданские права и многие коммунисты. Они видели в черных потенциальных революционеров. Они востребовали опыт создания Советского государства, рассчитывая на еврейскую братскую борьбу между сионизмом и коммунизмом, как это описывал Черчилль в 1920 году. Радикальные американские евреи представляли себе черных как американский пролетариат, трансатлантическую версию угнетенных крепостных России. Они рассчитывали использовать негров как союзников, знаменосцев новой коммунистической революции. Конечно, даже некоммунистические евреи склонялись к поддержке нерасового определения термина «американский народ», поскольку евреи более, чем кто-либо другой осознавали свое состояние как посторонних в обществе белых. Практически все еврейские круги поддерживали демонтаж законов и традиций, которые способствовали процветанию Белой расы.

29
{"b":"235","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Это слово – Убийство
Сломленные ангелы
Один плюс один
Пчелы
Дистанция спасения
Ключ к сердцу Майи
Тьерри Анри. Одинокий на вершине