ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не является ли сжигание живьем тысяч невинных малышей в результате бомбардировки самолетами гражданского населения менее морально неправильным, чем убийство Тимоти МакВеем двух десятков детей? Правительства награждают одного бомбардировавшего медалями, а другого приговаривают к смертной казни. Тем не менее, основная вина должна лечь на правительства, которые ведут такую политику, а не на солдат, которые выполняют приказы. Я считаю преднамеренное убийство женщин и детей любым правительством и по любой причине не подлежащим оправданию.

Даже после окончания войны на протяжении многих месяцев союзники выделяли немецкому мирному населению официально установленный по калориям рацион, которого не хватало даже на поддержание жизни. «Барнес ревью» отмечает, что сотни тысяч мирных жителей умерло в те месяцы от голода, холода, болезней. Советы изгнали миллионы людей из их домов в Германии на Восток.[430] В нарушение Женевской конвенции и военных законов, миллионы немецких солдат оставались в плену еще долгое время после того, как война была закончена и тысячи из них умерли от голода, холода и болезней в лагерях союзников. Эти смерти произошли после того, как прошел военный азарт и то время, как огромное количество продуктов и лекарств хранились на складах союзников.[431]

Я нашел идеальный пример двойного стандарта морали «мы» и «они» в книге «Германия должна исчезнуть!»,[432]написанной американским евреем Теодором Н.Кауфманом. Книга напечатана в 1941 году до вовлечения Америки в войну и в предисловии говорится:

Это издание показывает всеобъемлющий план уничтожения немецкой нации и тотального искоренения немцев с лица земли. Так же здесь содержится карта, иллюстрирующая возможное территориальное разделение земель Германии.

И журнал «Тайм» и газета «Нью-Йорк Таймс» дали отзыв на эту книгу, и ни одна из публикаций не оказалась слишком возмущенной столь явным геноцидом. Как бы отреагировали сегодняшние моралисты, если бы нацисты опубликовали книгу под названием «Евреи должны исчезнуть», а ведущие журналы и газеты предвоенной Германии опубликовали бы книгу, призывающую к «полному искоренению евреев с лица земли»? Не посчитали ли бы они это доказательством моральной порочности Германии? Еще подростком, хотя и будучи рьяным патриотом и про-американцем, я начал осознавать, что в войне не существует полностью не виновных сторон. В войне, когда одна из сторон не признает политического и культурного строя другой стороны, победители пишут историю. Изречение: «На войне первой страдает правда» очень применима здесь. Так где же правда о Холокосте?

Я знал, что американские средства информации обманули меня касательно истоков и механизмов действующих в Советах, интернациональном коммунизме и о коммунистических массовых убийствах. Почему же не возможно, что средства массовой информации контролируемые евреями, так же лживо будут преподносить нам выгодную им информацию?

К тому времени, как я занялся деталями Холокоста, я уже знал, что созданный средствами массовой информации имидж вечно не виновных евреев и их религии – фальшив. И все же я до сих пор затрудняюсь объективно подойти к проблеме Холокоста, так как на протяжении многих лет мои глаза видели ее через дымку слез вызванных чтением «Дневника маленькой девочки», Анны Франк[433]. Я был и до сих пор очень тронут сценами человекоубийства во времена Второй мировой войны.

С первого взгляда свидетельства о Холокосте кажутся неоспоримыми. Горы книг, журналов, газет, фильмов, служб и речей рассказывали о Холокосте без единого слова против. В добавок, как рьяный патриот, гордящийся военной историей своей семьи, я был склонен верить военной пропаганде касательно врагов моей страны. Мой отец, полковник, который до сих пор числится в запасе, рассматривал свое участие во Второй мировой войне как самый значимый период в его жизни. Он бы и слушать не стал о каком-либо смягчении вины немцев.

Холокост был частью системы мировоззрения моего отца, и стал частью моего мировоззрения тоже. Тем не менее, я обнаружил, что целый ряд выдающихся американцев сделали заявления, идущие вразрез с общепринятой историей мировой войны. Это сенатор Роберт Тафт, Чарльз Линдберг, генерал Джордж Патгон и бывший председатель Верховного суда Харлан Фиске Стоун.

Я прочитал об интересной точке зрения Пола Россинера, человека прошедшего через Холокост, который высказывался против того, что он называл ложью о Холокосте. Будучи французским политическим оппонентом нацистов, Россинер тяжко пострадал во время войны. В целом ряде военных концентрационных лагерей он ни разу не видел газовых камер и ни разу не встречался с программой уничтожения евреев. После освобождения он прочитал сенсационные отчеты, которые, как он знал, были фальшью. И хотя он не очень уважал своих немецких тюремщиков, он чувствовал своим этическим долгом необходимость рассказать правду о лагерях и опровергнуть преувеличенные и неточные заявления, сделанные в мировой прессе.

В добавление к душераздирающим описаниям своего собственного пребывания в лагерях и наблюдениям, сделанным им там, он начал исследование, посвященное этому вопросу. Россинер выяснил, что уровень смертности в лагерях был значительно ниже указанного в прессе и смерти в основном являлись следствием плохих условий содержания в лагерях – непреднамеренный эффект потерь и разгрома нации, пострадавшей в катастрофе войны. Он также назвал описание газовых камер «классическим примером военной пропаганды», который не имеет под собой никакой достоверной основы. Россинер не мог преследовать никакой личной выгоды в послевоенной Франции, придерживаясь такой непопулярной позиции. Напротив, он мог многое потерять, так как, пройдя через все ужасы лагерей, он затем страдал от преследований и гонений за свои смелые статьи.

ТРИ ЗНАМЕНИТЫЕ ЖЕРТВЫ ХОЛОКОСТА

Годы спустя, я прочитал памфлет, подчёркивающий непоследовательность и невероятность содержания книги Анны Франк «Дневник маленькой девочки».[434] Доктор Роберт Фаурисон, либеральный профессор, специализирующийся в установлении аутентичности литературы, и работающий в университете Лиона, Франция, сделал веское заявление о тот что книгу подобного содержания и формы, по крайней мере в её опубликованном варианте, не может написать девочка подросток. Мне также показалось странным, что эта девочка, которая является наиболее известной жертвой Холокоста, проведшая большую часть войны в Аушвице (Освенцим) не погибла в газовой камере. В конце войны немцы эвакуировали её, вместе со многими другими узниками, в Берген-Белсен. В последние месяцы войны она заболела тифом и умерла. Сестра Анны Франк, Марго, и её мать также не погибли в газовой камере. Они тоже умерли от тифа. Её отец, Отто, заболел будучи в Аушвице и был вылечен в лагерном госпитале. Ближе к концу войны немцы эвакуировали его в Маутхаузен, где он и был освобождён. Отто Франк сам подтвердил эти факты.

Эти факты идут вразрез с историями, которые я читал об Аушвице. Книги и фильмы показывали лагерь как сборочный конвейер убийств, место, где целые вагоны, гружёные евреями отправлялись в газовые камеры прямо со станции, сразу же по прибытии. Нацисты, предположительно, осматривали вновь прибывших и посылали трудоспособных на работы, а маленьких детей и больных – в газовые камеры. Если эти истории – правда, почему тогда маленькая Анна и её сестра, которые прибыли в Аушвиц в возрасте, предполагающем умерщвление, остались живы?

Другая известная жертва Аушвица – один из основных священников Холокоста, Эли Висел, пребывал, как и отец Анны, в лагерном госпитале в конце войны. В его автобиографической работе «Ночь» Висел рассказывает, что в январе 1945, в отделении Аушвица Биркенау, ему сделали операцию на повреждённой ступне. Его доктор прописал ему две недели отдыха. Русские должны были вскоре освободить лагерь и всем пациентам госпиталя и прочим узникам, которые не были способны самостоятельно передвигаться, был предоставлен выбор немецкими властями остаться в лагере и быть освобождёнными русскими или быть эвакуированными вместе с немцами. Обсудив это с отцом, Висел решил быть эвакуированным вместе со своими предполагаемыми «убийцами».[435][436]

66
{"b":"235","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дикий
Победитель
Уровень Пси
Так держать, подруга! (сборник)
Марсиане (сборник)
Заложники времени
Ведьма огненного ветра
Мы взлетали, как утки…
Lifestyle. Секреты Бобби Браун