ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наизнанку. Лондон
Похититель детей
Половинка
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Она ему не пара
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
НЛП. Техники, меняющие жизнь
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Содержание  
A
A

Я также должен отметить, что третья самая известная жертва Холокоста – Саймон Визентал[437], который стал известен своей борьбой с теми, кто усомнился хотя бы в одном из аспектов Холокоста.

Как и отец Анны Франк и Эли Визел, Визенталь тоже лежал в нацистском госпитале. Визенталь писал, что, когда он там находился, он пытался покончить жизнь самоубийством, перерезав себе вены. Нацисты, как он утверждает, которые пытались уничтожить всех евреев в Европе, не позволили ему умереть. Вместо этого они послали его в госпиталь, где бережно заботились о нем, пока он не выздоровел. Если бы немцы были так жестоки, как это описано в книгах Визела, то почему он и его отец решили уехать вместе с ними вместо того, чтобы ждать советских освободителей. Когда я прочитал это признание Визела, я почувствовал не доверие: почему они послали отца Анны в госпиталь и почему они посмели спасти жизнь еврея, который пытался по кончить с собой? Узнав об этих фактах, я понял, что они совершенно не совпадают с общепринятыми представлениями о Холокосте.

Может, история Холокоста изменилась за годы. Итак, первое что я сделал, достал свою потрепанную энциклопедию Британика 1956 года.[438] В ней было только одно упоминание о зверствах нацистов против евреев. В огромной статье о Второй мировой войне даже не упоминалось о нацистских погромах. В этом издании не было статей посвященных Холокосту. В статье под названием «Евреи» был короткий абзац о евреях в Европе во время войны. В этой статье, написанной Якобом Маркусом, наиболее выдающимся историком этого времени, есть много ссылок на еврейских писателей как на источники информации, включая «Иудейскую энциклопедию», «Иудейский словарь», «Еврейскую энциклопедию» и «Большую еврейскую энциклопедию». В статье преобладает про-еврейская направленность, Маркус описывает условия жизни при нацизме.

Для того, чтобы привести в жизнь решение еврейского вопроса в соответствии с их теорией, нацисты проводили целенаправленные изгнания и депортацию евреев, в основном восточноевропейского происхождения и почти из всех европейских стран.

«Мужей и жен часто разделяли и их посылали тысячами в Польшу и западную Россию. Там их отправляли в концентрационные лагеря или огромные резервации, или посылали в болота или на дорожные работы. Огромное количество людей погибло от тех нечеловеческих условий, в которых они работали. В то время как многие еврейские центры были втянуты в войну, американские евреи оставались в стороне и занимались укреплением своих позиций на мировой арене» [439].

Представьте себе мое удивление, когда я нашел такое описание Холокоста в Энциклопедии Британика, опубликованной через 11 лет после войны, после всемирно известного Нюрнбергского процесса. Я ожидал прочитать детальное описание величайшего в истории массового убийства. Конечно, в статье обрисовывалась жуткая картина страданий, но что более важно, в ней не упоминается знаменитая цифра 6 млн., газовые камеры и даже само слово «Холокост». Вместо этого в энциклопедии просто говорится, что нацисты поместили евреев в концентрационные лагеря и заставили их работать, и что многие умерли от ужасных условий. Я подумал, как это далеко от сегодняшнего представления о Холокосте.

Мне показалось странным, что такая известная и уважаемая в мире энциклопедия, так описывает страдания евреев. У меня появились сомнения по этому вопросу и после этого открылись глаза на некоторые вещи. В 1970 году я пошел в общественную библиотеку и опять посмотрел главу «Евреи» в энциклопедии Британика,[440] на этот раз 1967 года издания. В отличии от предыдущих изданий, в ней говорилось о попытке немцев уничтожить всех европейских евреев «более экономным и эффективным, чем расстрел и повешение, способом – отравление газом». Что издатели Британики узнали нового в 1967 году в отличии от 1956 года?

Почему такая разница в сравнении с прежними изданиями? – спросил я себя. Неужели через 10 лет после войны было найдено какое-то новое свидетельство? И если нацисты так эффективно боролись против евреев Европы с целью уничтожить их, то почему так много выжило? Миллионы евреев впоследствии получили компенсацию от немецкого правительства. Как все они выжили? Я также заметил в автобиографии Визела, опубликованной в том же году, что и Британика, что, хотя он упоминает крематорий в Освенциме, он ни разу не упоминает газовые камеры. Он пишет, что евреев уничтожали в больших количествах, живьем бросая их в печи. Это является, несомненно, ужасным обвинением, но оно не совпадает с теми, которые выдвигаются сегодня.

Визел также цитирует воспоминания об убийстве евреев в Бабьем Яру, где «на протяжении нескольких месяцев земля продолжала дрожать» и «время от времени фонтаны крови били из земли».[441] Я подумал: тот ли это человек, который скажет мне всю правду о Холокосте!

У меня возникли эти и другие дерзкие вопросы. На самом ли деле нацисты построили эти ужасные камеры, перевезли туда миллионы евреев и таким образом уничтожали их? Если у них было намерение уничтожить их, то почему они не использовали пули, которые стоили всего несколько центов, и которые бы так же эффективно умертвили их без расходов на перевозку, еду, проживание и медицинское обслуживание? Я спросил себя; если нацисты действительно хотели истребить всех евреев, почему им понадобилось строить все эти лагеря?

Нелегко мне было задавать себе эти вопросы. Меня смущало то, что я оправдывал массовые убийства, сомневаясь в правдивости этих ужасов. Я видел выживших после лагерей на телевидении. Они рассказывали о том, как из кожи жертв делались абажуры, из человеческих тел делали мыло. Иногда у меня просыпалось чувство жалости, и я ненадолго оставлял эту тему.

Наконец, я решил продолжить чтение и обдумать проблему глубже. Тот, кто ищет правду всегда прав. Грешит тот, кому не хватает смелости узнать всю правду до конца. Я начал свои исследования Холокоста, просмотрев материалы Нюрнбергских процессов, международных судебных разбирательств, которые как предполагается, открыли сущность и масштабы Холокоста.

НЮРНБЕРГСКИЕ СУДЫ

Мой отец был традиционным республиканцем, который поддерживал сенатора Роберта Тафта из Огайо. Тафт согласился со многими американскими военными, что суды устанавливают опасный прецедент, при котором американские военные кадры могут оказаться втянутыми в будущие конфликты. Он говорил, что, если победоносные армии Второй мировой войны могут осудить побежденных за военные преступления, то же самое может когда-либо ожидать и плененных американских солдат. Я посмотрел получивший награду фильм «Суд в Нюрнберге», и прочел книгу, показавшую эти суды средством отправления справедливости для военных преступников, заслуживавших как минимум виселицы или расстрела.

Интересно, что первая найденная мной альтернативная точка зрения по поводу Международного Военного Трибунала в Нюрнберге, принадлежит человеку, которого я считал врагом Юга: Президенту Джону Ф. Кеннеди. На страницах своей удостоенной Пулитцеровской премии книги «Профили мужества»[442] Кеннеди писал о политическом героизме сенатора Тафта, чей личный кодекс чести потребовал высказать обвинение в адрес Нюрнбергского процесса с риском поставить под угрозу дело всей своей жизни – президентство. Несмотря на многоголосую оппозицию и беспрецедентную разгромную компанию, направленную против него в еврейских средствах массовой информации, Тафт поставил под сомнение справедливость судов Нюрнберга.

Он утверждал, что они не являются блестящим образцом западной юриспруденции, во что меня заставили поверить средства массовой информации. Тафт проводил расследование в Сенате, в ходе которого многие американские свидетели разоблачали тот факт, что и к немецким защитникам широко применялись пытки. Такой образ действий вызвал опасения у сенатора Тафта, и он имел опрометчивость заявить, что нельзя доверять подобным признаниям. Он продолжал ставить под сомнение и саму организацию судов, и тот имидж справедливости, который, как предполагается, они представляли.

67
{"b":"235","o":1}