ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя сестра
И вдруг никого не стало
Эльф из погранвойск
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Храню тебя в сердце моем
Мир внизу
Баллада о Мертвой Королеве
Какие наши роды
Карантинный мир
Содержание  
A
A

Эксперты по Холокосту противоречат ревизионистам, ругаясь и пытаясь их подавить. Всего несколько лет назад те, кто осмелился поставить под вопрос еврейскую мыльную историю был бы назван нацистом и ненавистником. Даже сегодня каждый, кто осмеливается сомневаться по какому-либо поводу относительно Холокоста: в его природе, цифрах, политике – является заклейменным как «отрицающий Холокост». (Holocaust Denier) (термин, который, наверное, вскорости будет маркироваться большой буквой «D», как и Ликвидация (Holocaust) стала писать с заглавной «Н»).

Назвать кого-либо, кто сомневается в догме Холокоста «отрицающим Холокост» значит предположить, что он слабоумный, (или вынашивающий злобные планы) лунатик-антисемит. Как кто-либо может отрицать, спрашивают авторитеты Холокоста то, что в конце концов каждый видел собственными глазами – фотографии и новости, показывающие отравления и расстрелы, курганы из еврейских тел.

На деле же я обнаружил, что ни один уважающий себя ревизионист не станет отрицать, что огромное количество невинных людей, включая многих евреев умерло во время Второй мировой войны от рук немцев и их союзников, никто не отрицает, что немцы собирали евреев из всей оккупированной Европы и помещали их в прискорбные концлагеря. Ревизионисты не отрицают, что нацисты совершали зверства над евреями; они это делали, но цифры убитых сильно преувеличены. Что еще более важно, они утверждают, что не было центральной программы, плана, политики или приказа немецкого правительства истребить всех евреев. Ревизионисты утверждают, что нацисты создавали лагеря для евреев, так как считали их опасным элементом. Как например, американское правительство хватало и заключало в тюрьмы японцев по тем же причинам. [465]

Ревизионисты спорят, что научные и документальные доказательства поддерживают их позицию, и что сторонники ортодоксальной теории Холокоста вынуждены безжалостно подавлять дискуссии, если хотят, чтобы их история выжила. Наконец, они считают, что для создания и увековечивания истории Холокоста существуют мощные политические и экономические мотивы.

ПОДАВЛЕНИЕ ЕРЕТИКОВ ХОЛОКОСТА

На протяжении 1990-х годов сотни людей во всем западном мире, включая многих ученых и исследователей, изводили, запугивали, атаковали физически, увольняли, штрафовали и даже заключали в тюрьму просто за предоставление данных, оспаривающие какие-либо факты ортодоксальной теории Холокоста. Профессора, судьи и учителя были уволены с мест работы, некоторые были оштрафованы на десятки тысяч долларов только лишь за высказывание политически некорректных мнений. Например, профессор во французском университете Лион-II Роберт Фауриссон заплатил штраф в тысячи франков за свои убеждения и подвергся зверскому нападению, в ходе которого ему разбили лицо и плеснули в него кислотой. Зачастую подобными жертвами становятся хорошо образованные, уважаемые люди, которые никогда не обвинялись в антисемитизме, пока не занялись исследованиями и не написали про Холокост.

Важнейшим примером преследовании сомневающихся в Холокосте является случай историка Дэвида Ирвинга. Его книги можно найти практически в каждой библиотеке мира. Ирвинг написал более чем 30-томный труд по Второй мировой войне, опубликованный частями наиболее выдающимися издательствами мира, включая The Viking Press, Harper and Row, Little, Brown; Simon and Schuster; and Avon Books. Наиболее уважаемые люди в мире истории, включая А. Тейлора, Тревора Роппера, Гордона Крега и Стефарика Амброза хвалили некоторые его работы. Он проводил исследование в немецком государственном архиве, Британском архиве общественных записей, государственных архивах Австралии, Франции, Италии и Канады и даже в бывших советских секретных архивах. Он был первым историком, оспорившим обоснованность широко растиражированых (а позже развенчанных) «Дневников Гитлера». В ходе своего широкомасштабного исследования, Ирвинг открыл много доказательств, которые оспаривают части ортодоксии Холокоста.

Будучи в Германии, Ирвинг продемонстрировал записанное на видео признание главного куратора Государственного музея в Аусшвитце доктора Франтишка Пайпера. Пайпер признал, что приспособление, показываемое миру (а также более чем 46-млн. посетителей) в течение 40 лет – в качестве подлинной построенной нацистами газовой камеры – не является настоящим. Польские коммунисты просто построили ее после войны. Только за приведение признания Пайпера, правительство обвинило Ирвинга в том, что он «опорочил память мертвых».

Хотя у него были явные доказательства правдивости его утверждений, Ирвингу запретили представить их в суде или хотя бы вызвать доктора Пайпера как свидетеля. За осмысление своих утверждений как исторического факта немецкое правительство оштрафовало его на 30 тысяч немецких марок. В «интересах немецкого правительства» они запретили Ирвингу использовать немецкий Государственный Архив, где он работал более тридцати лет и которому он подарил бесценные коллекции оригинальных документов.

Сейчас немецкое правительство выгнало Ирвинга из страны. Впоследствии под натиском евреев историка выгнали Канада, Франция, Австрия, Италия, Южная Африка, Австралия и многие другие страны. Его издателей запугивали и изводили с целью разрыва его контрактов, его физически атаковали, а лекции его срывали «головорезы с трубками».

В Канаде, по просьбе Центра Саймона Визенталя, власти схватили Ирвинга, арестовали и выслали из страны в наручниках. The Toronto Global amp; Mail задало вопрос, от чего его заковали в наручники и сами же ответили другим вопросом: «Неужели кто-либо допускал, что он сядет за свою пишущую машинку?»

В Америке с их первой поправкой по правам, немногие понимают, что в так называемом «свободном мире» историк может быть посажен в тюрьму просто за то, что высказал мнение по поводу события, произошедшего 50 лет назад. У себя дома рядом с посольством США в Лондоне, Ирвинг дал интервью французской телевизионной станции, вновь повторив тот факт, что основные газовые камеры, которые показывали туристам в Аусшвитце, фальшивки. За утверждение такого рода, сделанное в собственной гостиной в Лондоне, его обвинили в судах Парижа. Во Франции оспаривать любое из «преступлений против человечества» как утверждалось в уставе 1945 года Нюрнбергского Процесса незаконно – даже в своем доме в чужой стране.

Есть и такие, кто считает, что мы не должны обсуждать аспекты Холокоста, как не спорим с теми, кто говорит, что земля плоская, но неужели, какой-либо знающий человек испугается поспорить с тем, кто считает землю плоской. Будет ли он использовать своды законов, чтобы заставить приверженца этой теории замолчать, не дать ему ничего ни написать, ни опубликовать? Будет ли он пытаться разрушить его жизнь, оштрафовать на тысячи долларов, а если это не поможет, отправить в тюрьму.

Я верю в свободу слова, потому что не боюсь. Я верю, что мои идеи хорошо обоснованы, и что я могу подкрепить свое мнение логикой и доказательствами. В атмосфере свободной, открытой диспутам, я ничего не боюсь, так как мне не приходится бояться правды. А чего бояться оппоненты Дэвида Ирвинга и всех ревизионистов?

Наши библиотеки и школы набиты ортодоксальной литературой по Холокосту. Газеты и журналы публикуют бесконечные потоки подобных историй. В театрах и на телевизионных экранах показывают постановки, дают комментарии, интервью, иллюстрируют Холокост. При такой мощности средств, стоит ли миру бояться Дэвида Ирвинга, если только, конечно, его преследователи не находят его доказательства объективными и убедительными, доводы серьезными и их представление – проникновенным. Тогда, чтобы защитить свою популярную версию событий Холокоста, они стремятся загнать человека на край света.

Какой еще «исторический факт» настолько уязвим, что должен защищаться террором, тюрьмами, изгнаниями? Чего боятся оппоненты Ирвинга и других ревизионистов? Являются ли аргументы ревизионистов настолько убедительными, что их оппоненты должны прибегать к неприкрытой политической агрессии, чтобы заставить их замолчать?

71
{"b":"235","o":1}