Содержание  
A
A
1
2
3
...
72
73
74
...
89

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА НАУКИ

Научные доказательства для криминального суда обычно являются самыми важными, потому что дают обоснование объективно, по научному. Научных доказательств массовых отравлений в газовых камерах в Аусшвитце или любом другом немецком лагере нет. Армия США располагала экспертами, которые могли провести аутопсию сотен погибших в немецких концлагерях. Человеческие останки могут сохранять признаки отравления цианидом годами. Но нет научных доказательств того, что хотя бы одна из жертв умерла от отравления. Записи об аутопсиях, сделанные русскими врачами в лагерях Восточной Европы также не содержат доказательств отравления. Несмотря на то, что аутопсии проводились, их результаты не были представлены в Нюрнберге. Почему? Не потому ли, что эти результаты не могли сослужить службу обвинению, так как ни одна их этих смертей не была вызвана ядовитым газом? На любом суде об убийстве разве обвинение не пытается показать причину смерти? Но на самом громком суде об убийствах всех времен, Международном Военном Трибунале, доказательства причин смерти заметно отсутствуют. Если бы нацисты действительно травили миллионы людей, разве обвинение не представило хотя бы результаты одной аутопсии, которая в качестве причины смерти указывала бы отравление газом цианида, образованным Б-циклоном?

К тому же, данные опубликованные самим Прессаком показывают, что количество Б-циклона на человека, использованного в концлагере Аусшвитц, подобно расходу Б-циклона на человека в немецких лагерях типа Ораниербург, где как признают эксперты, не проводились отравления людей. Если Аусшвитц был великим центром по уничтожению и если в качестве яда использовался Б-циклон, как тогда возможно то, что в записях о покупке и использовании химиката нет большой разницы с другими концлагерями, где Б-циклон использовался строго для дезинсекции вшей и где не было якобы имевших место отравлений? Прессах также неумышленно открыл, что расход кокса на человека в Аусшвитце опять же не превысил расходов других лагерей в Германии, где уничтожение не проводилось.

В феврале 1988 года Канадским правительством был осужден сомневающийся в Холокосте Эрнест Цундель за нарушение древнего закона о «распространении неверной информации». Поверенные защиты привлекли к этому уголовному делу американского инженера, консультанта по газовым камерам, Фреда Лейхтера для научной проверки смертоносных газовых камер в Аусшвитце. Лейхтер, человек аполитичный, является в США, пожалуй, первым авторитетом по постройке и использованию оборудования для экзекуции, и он действительно отвечает за проект и постройку экзекуционной аппаратуры, используемой в некоторых американских тюрьмах.

В своем расследовании Лейхтер рассматривал конструкцию якобы газовых камер и исследовал химические свойства дезинфекта Б-циклона. Он обнаружил, что Б-циклон это соединение, которое при взаимодействии с воздухом, выпускает смертоносный газ – цианид водорода. Он стелется по поверхности и имеет свойство вступать в химическую реакцию с материалами, содержащими железо (железными соединениями), образуя железоцианид. В случае, если Б-циклон используется в железных камерах или сооружениях из красного кирпича, он вступает в реакцию с материалами, с держащими железо, и производит отчетливый голубой цвет. Промышленность по производству чернил для печатания много десятилетий использует эти химические реакции для получения четкого цвета, называемого Голубой Прусский. Словарь «Random Ноше Webster's Electronic Dictionary» издательства 1992 года определяет этот цвет следующим образом:

Голубой Прусский с. 1. умеренный зелено-голубой. 2. темно-синий кристаллический, нерастворимый в воде пигмент железоцианнда, используемый при рисовании, фабричном печатании и в качестве синьки при стирке. [469]

Лейхтер не только обнаружил, что предполагаемый смертоносный газ газовых камер Аусшвитца по своей структуре не пригоден для отравлений, он еще взял образцы со стен для химического анализа. Независимые лаборатории США не нашли следов составляющих железоцианидов. В то же время, обследуя комнаты, используемые в качестве камер для дезинфекции одежды и багажа, Лейхтер наблюдал четкое голубое окрашивание, ассоциирующееся с железоцианидом. После дальнейшего химического анализа образцов он доказал, что стены комнаты для дезинфекции содержат плотную концентрацию железоцианида, вызванную его выбросом.

Лейхтер также отметил, что дезинфекционные камеры, используемые для дезинфекции одежды были добротно сделаны, не пропускали воздуха и соблюдали меры безопасности. С другой стороны, предполагаемые газовые камеры для людей являлись низкопробными сооружениями. Он задал вопрос, почему газовые камеры для убийства вшей были построены по всем правилам, в то время как камеры якобы для убийства миллионов людей неправильно спроектированы и построены, а значит опасны в применении.

БОРЬБА С РЕВИЗИОНИЗМОМ

Реакция авторитетов Холокоста на опубликованный отчет Лейхтера была вполне предсказуемой – клевета, подавление, запугивание и даже тюремное заключение. Лейхтер пал жертвой международной компании, направленной на его дискредитацию и финансовый крах. Еврейские группировки отправляли клеветнические письма в США его клиентам – государственным тюрьмам, требуя разорвать с ним контракты. Они обладали возможностями заставить власти преследовать его в его родном штате Массачусетс под предлогом практики без лицензии, несмотря на его очевидный опыт и знания и его патент.

Немецкое правительство отправило Лейхтера в тюрьму на 6 недель просто за сообщение о своих технических находках во время лекции в Вайсхиме в 1991 году. А мистер Гюнтер Деккерт, бывший учитель высшей школы с чистой характеристикой, был условно приговорен к году тюрьмы просто за перевод речи Лейхтера и комментарии к ней. Провозглашая вердикт, судьи доктор Орлет и доктор Мюллер отметили, что Деккерт был городским советником, закончил с отличием по праву Хайдельбергский университет и был высокоморальным человеком. Поскольку они, согласно международной прессе, осудили Деккерта недостаточно строго, сами судьи столкнулись с запугиванием, а также были применены усилия изменить их приговор.

Немецкий премьер-министр юстиции фрау Салин Лайхтерхейзер-Маренбергер назвала этот вердикт «пощечиной каждой жертве Холокоста» и временно отстранила судей, отправив их в отпуск по болезни. Обвинитель Манхейма Ганс Клайн подал апелляцию по данному решению, в результате которой Деккерт получил два года заключения. Клайн также пообещал пройтись по сформулированному вердикту в поисках чего-либо, что могло бы послужить основой для обвинения обоих судей. Очевидно, что это не свободная система, если судью может ждать отстранение или даже уголовное преследование за проявления снисходительности в рамках данной ему власти.

Кажется, в Германии не многое изменилось на протяжении этого столетия. В Америке трудно представить, что кто-либо может отправиться в тюрьму просто за перевод научной лекции, а судьи могут оказаться подозреваемыми и находиться под угрозой ареста за политически-неверный приговор. Тем не менее, такими методами идет защита теории Холокоста. В этом вопросе Германия – не единственный нарушитель свободы слова. Немногим позже, измученный Фред Лейхтер уже в очках был заключен в тюрьму в Великобритании и депортирован.

Спустя год полемики с Лейхтером музей в Аусшвитце секретно дублирует его тесты и приходит к тем же научным результатам. Однако они не выносят эти факты в свои путеводители. Их жалкое объяснение отсутствия железоцианида в газовых камерах для людей заключается в том, что он со временем рассеялся, что с точки зрения химии невозможно. У них нет объяснения, почему железоцианид не рассеялся в камерах для дезинфекции. Другой эксперт Холокоста спорит, что для убийства людей требуется меньше цианида, чем для убийства вшей, поэтому его и меньше в людских камерах, чем в дезинфекционных. Но все таки, указывается, что огромные объемы Б-циклона были использованы для убийства миллионов на реальных «фабриках смерти».

73
{"b":"235","o":1}