ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Непобежденный
Эльф из погранвойск
Неделя на Манхэттене
Я из Зоны. Небо без нас
Две недели до любви
Фрайди. Бездна (сборник)
Lagom. Секрет шведского благополучия
Разбитые звезды
Украденная служанка
Содержание  
A
A

Джексон удалился, чтобы руководить своим в высшей степени линчующим собранием в Нюрнберге. Мне, не важно, что он делает с нацистами, но я ненавижу его претензию на ведение суда и соблюдение незаконных процедур. Согласно моим старомодным идеям это слишком ханжеская подделка. [479]

Пятьдесят лет спустя было бы слишком сложно найти хотя бы одного американского конгрессмена, который осмелился бы осудить процессы по военным преступлениям. Даже если он втайне и поддерживает такое мнение, он знает, что высказаться по этому поводу – значит обрушить на свою голову такое возмущение, что его политическая карьера будет разрушена.

Тогда каков же мотив, который заставляет приверженцев Холокоста так бороться за прочное укоренение своей идеи в наших умах и сердцах?

МОТИВЫ ИСТОРИИ ХОЛОКОСТА

На союзные власти было оказано давление с целью создать постоянный приют в Палестине для выживших евреев. Основание Израиля через три года после поражения Германии являлось таким образом последствием Холокоста. [480] (СТАТЬЯ ВЕДУЩЕГО ЕВРЕЙСКОГО ИСТОРИКА ХОЛОКОСТА РАУЛЯ ГИЛЬБЕРГА В «ENCARTA ENCYCLOPEDIA»).

Во время любой войны существует военная пропаганда. При современных приемах ведения войны она стала мощным психологическим оружием. Необязательно являясь правдой, она может воздействовать как на силы самой нации, так и на ее врагов. Во время Первой мировой войны Британское Военное Ведомство в официальных донесениях рассказывало, что немецкие солдаты развлекаются, поднимая младенцев на штыки и более того, кипятят детские тела для получения фосфатов, используемых в военном снаряжении. После войны Британское Военное Ведомство признало эти истории вопиющей ложью.

Во время Второй мировой войны – в век расширяющихся возможностей радио, фильмов и распространяемых в массах газет и журналов – пропаганда стала даже более утонченной и мощной. Евреи, которые пользовались значительной властью в американской и британской прессе, начали распространять истории о немецких зверствах в 1930-е годы, и с приближением войны истории ужесточались. Ревизионистская «Barnes Review»[481] указывает, что так же как немцы во время Первой мировой войны обвинялись в том, что варят младенцев, сейчас их обвиняют в производстве мыла из тел убиенных жертв. Однако на этот раз, для того, чтобы опровергнуть мыльную ложь исторической правде потребовалось почти полвека, но чудовищную ложь до сих пор часто повторяют.

Будучи студентом, в подвале государственной университетской библиотеки в Луизиане, я исследовал множество журналов 1945—1950 годов и обнаружил непреодолимые причины того, что военная пропаганда не закончилась после конца войны. Только умолкли орудия в Европе, как началась новая война, необходимая мировому еврейскому обществу. В Палестину началось массивное еврейское вторжение, вылившееся в войну за создание сионистского государства Израиль. Успех во многом зависел от истории Холокоста. В своей статье для «Encarta Encyclopedia» Рауль Гильберг с точностью определяет создание государства Израиль как «последствие Ликвидации». Вообще то создание Израиля являлось не столько последствием Ликвидации, сколько последствием истории о Холокосте. Реальность Холокоста не столь важна, сколь восприятие того, чем она была.

Сегодня возникают важные исторические вопросы по поводу потопления «Майна», предшествующее испано-американской войне; инцидента в заливе Тонкин перед американским вторжением во Вьетнам; и действительно ли «Лузитания», которую немцы потопили во время Первой мировой войны, незаконно перевозила военное снаряжение. Важность этих решающих инцидентов заключалась больше в их восприятии общественностью, нежели в их фактической основе. Тоже самое можно сказать и про Холокост. Мечта сионистов об Израиле нуждалась в «Холокосте» – самой чудовищной ликвидации, какую только можно вообразить – для осуществления своих целей.

Современный Израиль не мог быть основан без истории «о шести миллионах». Создание еврейского государства зависело от массового наплыва в Палестину евреев со всего мира и успешной войны террора против британцев, которые контролировали область в соответствии с мандатом Лиги Наций и против коренного населения области. Перемещение еврейского населения из Европы явилось гигантским источником иммиграции в Палестину. Без этой инвазии сомнительно, что относительно небольшое предвоенное еврейское население в состоянии было бы отобрать контроль у британцев и коренных палестинцев.

Сионистский военный переворот в Палестине потребовал мировой экономической, военной и политической поддержки со всего мира. Это вызвало террор Израилем большинства Палестинского населения, изгнание их с их земель и домов и лишение всех гражданских и политических прав. Только лишь увековечивание истории Холокоста могло сделать эти преступления терпимыми в глазах мировой общественности. Сочувствие к евреям, глубоко взволнованным воспоминаниями о Холокосте, сделало самое вопиющее действие против палестинцев, неважно насколько несправедливое, незначительным.

История Холокоста вытянула десятки миллиардов долларов помощи от США и даже большие суммы от Германии в качестве компенсации. Возможно даже более важно, что Холокост была топливом для костра еврейского сионизма по всему миру. Описание Холокоста объединило евреев всего мира и вытянуло грандиозную денежную и политическую поддержку, необходимую для основания и поддержания Израиля. После 50 лет практически непрерывных конфликтов с Палестиной и ее арабскими соседями Израиль все еще сильно опирается на американскую и немецкую помощь. Израиль для Америки – самый крупный получатель помощи, как и было со времени его основания. Постоянная волынка о Ликвидации обеспечивает приток денег евреям и неевреям и оправдывает любую несправедливость, совершенную в отношении арабов.

Наум Голдман, президент Всемирного Еврейского Конгресса, написал популярную книгу под названием «Еврейский парадокс», напечатанную в 1978 году издательством «Grosset amp; Dunlop». Голдман драматически пишет о влиянии немецких компенсаций на Израиль.

Немцы выплатили в общем 80 миллиардов…Без немецких компенсаций, которые начали прибывать во время первого десятилетия существования государства, Израиль не имел бы и половины современной инфраструктуры: все поезда в Израиле немецкие, корабли – немецкие, тоже самое относится к электрическим приборам и большой части израильской промышленности… И все это помимо индивидуальных пенсий, выплачиваемых выжившим. Сегодня Израиль получает сотни миллионов долларов в немецкой валюте ежегодно… Иногда суммы денег, полученные Израилем от Германии были в двое или втрое больше, чем взносы международного еврейства. [482]

В этой удивительной книге Голдман признает, что даже во время войны сионисты планировали суды по военным преступлениям и компенсации от Германии.

Во время войны Всемирный Еврейский Конгресс (ВЕК) создал Институт по делам евреев в Нью-Йорке (его штаб сейчас в Лондоне). Директорами стали два великих литовских юриста-еврея, Яков и Неемиа Робинсоны. Благодаря им Институт выработал две абсолютно революционные идеи: Нюрнбергский трибунал и немецкие компенсации. Идея Института заключалась в том, что нацистская Германия должна будет платить после своего поражения.

В первую очередь немецкие выплаты будут направляться людям, которые потеряли собственность за время нацизма. Далее, если, как мы надеемся, будет создано еврейское государство, немцы будут платить компенсацию, что даст возможность выжившим там обосноваться. Впервые эта идея была высказана во время войны на конференции в Балтиморе.[483]

76
{"b":"235","o":1}