ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот почему евреи имеют свои интересы в иммиграционной политике: следствием этого выступают старания евреев контролировать иммиграционную политику США. Несмотря на то, что их иммигрант является каждым седьмым в сети наших иммигрантов, они борются за принятие иммиграционного законопроекта…систематическая компания, проводящаяся в газетах и журналах, направленная на то, чтобы разрушить все аргументы против и успокоить все наивные страхи ведется для одной и той же расы. Иудейские деньги стоят за Национальной Либеральной Иммиграционной Лигой и ее многочисленными публикациями.[493]

В 1924 году конгрессмен Нуд Уэфулд указал на связи коммунистов со многими еврейскими иммигрантами и заключил, что многие евреи «не испытывают сочувствия к нашим старым американским идеалам».

Управление нашей интеллектуальной жизнью многих ее областях попала в руки этих умных пришельцев, которые не испытывают сочувствия к нашим старым американским идеалам… которые обнаруживают наши слабости и потворствуют им и богатеют благодаря ущербу который они причиняют нам.

Наша система развлечений в целом завоевана людьми, которые попали сюда на гребне Юго– и Восточно-европейской иммиграции. Они снимают наши ужасные фильмы, пишут многие из тех книг, которые мы читаем, н издают наши журналы и газеты. (Отчет конгресса, 12 апреля 1924 года).[494]

Последним важным законом, изданным Конгрессом, чтобы защищать статус кво Америки был акт Уолтера Маккерена 1952 года. Оппозицию Конгресса представляла еврейская тройка, состоящая из Селлера, Явица и Демона. Также принимали участие в оппозиции все крупные еврейские организации, включая Американский еврейский конгресс, Американский еврейский комитет, АДЛ, Национальный совет еврейских женщин и дюжина других (в том числе и коммунистическая партия США). В ходе дебатов в Конгрессе Френсис Уолтер отметил, что единственной гражданской организацией, которая находилась в оппозиции всему законопроекту, был, американский еврейский конгресс. Представитель Селлер в свою очередь отметил, что Уолтер «не должен был переоценивать в той степени, в которой он это сделал людей единой веры, которые противостоят законопроекту» (Отчет Конгресса, 23 апреля 1952 года).[495]

Когда еврейский судья Симон Рифкайнд выступал против законопроекта на совместных слушаниях, он отметил, что в своей поддержке гибнущему иммиграционному законодательству США, он выступает, как «представитель большой части религиозных и светских мнений, которых придерживаются, используя религиозную терминологию, правые и левые экстремисты евреи».[496]

Меня охватывала нервная дрожь, когда я читал мужественные замечания, которые высказывал конгрессмен из Миссисипи Джон Ранкин в ходе дебатов. Сегодня такие правдивые комментарии, высказанные любым из официальных представителей, вызвали бы стремительный поток оскорблений, который мало кто смог бы выдержать.

Они скулят о дискриминации. А знаете ли вы, кто на самом деле дискриминируется? Белые христиане Америки, те, кто создал эту нацию… Я говорю о белых христианах севера и юга…

Коммунизм является расовым. Расовое меньшинство захватило контроль в России и во всех зависимых от нее государствах, таких как Польша, Чехословакия и многих других, которые я мог бы назвать.

Они потеряли практически все страны в Европе за последние годы, и если они будут продолжать разжигать расовые волнения в этой стране и пытаться навязать коммунистическую программу христианским людям Америки, никто не скажет, что может случится. (Отчет Конгресса, 23апреля 1952 года) [497]

В конечном итоге в 1965 году, когда Конгресс принял иммиграционный акт, осуществилась цель, впервые выдвинутая еврейскими организациями в 1880 году. Результатом этого явился тот факт, что 90% иммигрантов стали не европейцы. Америка пришла от иммиграционной программы, подразумевающей пропорциональное представительство всех групп в США к такой, которая дискриминировала европейцев. Как в случае с ранним законодательством, еврейские представители и сенаторы, также как влиятельные еврейские организации, воздействующие на Конгресс, пошли в наступление. Им это удалось, поскольку в течение 41 года после 1924 года власть евреев стремительно увеличивалась практически во всех сферах американской жизни.

В 1951 году сенатор Якоб Явиц написал статью, которая называлась «Давайте распахнем наши ворота»,[498] и которая призывала к массовой неограниченной иммиграции. Явиц и Представитель Сэллер сыграли видную роль при принятии законопроекта в 1965 году. За девять лет до принятия иммиграционного акта Американский еврейский конгресс предлагал основные части законопроекта и восхвалял президента Эйзенхауера за его недвусмысленную оппозицию национальной системе квот. В 1956 году в своей передовой они прославляли его за «смелость, проявленную в продвижении вперед многих идей либеральной иммиграционной политики, и за то, что он занял позицию, на которой первоначально настаивал американский еврейский конгресс и другие еврейские сообщества».[499]

ПРИЧИНЫ, ВЫЗВАВШИЕ БОРЬБУ ЕВРЕЕВ ЗА ИММИГРАЦИОННЫЕ ЗАКОНЫ

Было бы глупым и непродуктивным для евреев выступать за открытие границ и в тоже время признавать, что мотивация их действий была вызвана интересами, которые противоречили европейцам-неевреям. Они называли открытую иммиграцию «патриотической». С самого начала века они делали публичные заявления о том, что мультикультурализм и разнообразие являются выгодными для США, умело маскируя при этом свою собственную стратегию.

После принятия статуса открытой иммиграции в 1965 году, такие еврейские авторы как Наоми У. Коуэн, почувствовали себя в большей безопасности и приоткрыли некоторые из реальных еврейских причин побуждающих их продвигать такого рода политику. Она писала о том, что, начиная с гонений в России в 1880-х годах, в ходе нацистской оккупации Европы и оканчивая несчастьями «холодной войны» в Восточной Европе, открытая иммиграция в западные нации служила еврейским интересам, поскольку «стремление выжить заставляло евреев искать убежище в других странах».[500]

Коуэн также писала о том, что внешняя международная политика США также служит еврейским интересам, поскольку «сориентированная на принятие иностранцев Америка была наиболее чувствительной к проблемам евреев-иностранцев».[501] Возможно, еще более важным выступает то, что Коуэн лишь подразумевала, а именно то, что евреи видели в политике открытой иммиграции крушение гомогенности и единства Америки, создание плюралистичного общества в котором евреи смогли бы процветать,

В своей монументальной книге «История евреев в Америке», Говард Захар отмечает, что плюрализм поддерживает «узаконение сохранения культуры меньшинства среди большинства общества-хозяина».[502] Так, в сущности, разрушая единство и связность Америки, евреи могли бы усилить свое собственное единство. В продолжении Захар подробно показывает, как усиливает еврейскую солидарность:

Но влияние Каллена в реальности распространилось на всех образованных евреев: узаконивая сохранение культуры меньшинства среди большинства общества-хозяина, плюрализм функционирует как интеллектуальная опора для образованных евреев второго поколения, поддерживает их связность и их наиболее упорные коллективные попытки во время суровой депрессии и оживления антисемитизма, во время шока, вызванного нацизмом и Холокостом, вплоть до появления сионизма после Второй мировой воины. [503]

80
{"b":"235","o":1}