ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая книга «ленивой мамы»
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Я скунс
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Неправильные
С неба упали три яблока
Я говорил, что скучал по тебе?
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Разрушенный дворец
Содержание  
A
A

Открытие социобиологии и поведенческой генетики в значительной степени увеличило наше понимание развития расовых отличий. Легко понять эволюционное воздействие грубого северного климата на более чем 5.000 поколений европейцев и влияние мягкого климата Африки на черную расу.

В дополнение к этому, социальные табу, обычаи и социальная организация человеческих существ с момента зарождения.

Цивилизации также могут иметь значительное влияние на репродуктивные модели и генетический состав. Несмотря на то, что одомашнивание собаки произошло сравнительно недавно, человечество, путем селекции создало сотни пород, которые отличаются друг от друга в значительной степени. Все эти породы происходят от одного вида, и все способны к генетическому смешению. Вот как энциклопедия Гролера характеризует разнообразие собак, и как селекционное выведение повлияло на внешность и на темперамент:

Собаки отличаются в большей степени по внешнему виду, чем по анатомической структуре. Все взрослые собаки могут весить от 2 до 99 кг, в зависимости от породы и отличаться по росту от 12.5 до 90 см. Остальные отличия включают длину ног, длину морды, размер ушей, длину, форму и положение хвоста; длину, интенсивность, цвет и качество шерсти. С ходом времени были выведены различные породы, с темпераментом, соответствующим тем задачам, которые они должны выполнять.[520]

Таким же образом, как люди могут выводить генетически отличающиеся породы собак, определенная социальная структура и политика могут повлиять на человеческую эволюцию. Социальные структуры, особенно те, которые влияют на модели браков, могут повлиять на уровень репродукции и выживание. Они могут, конечно, повлиять на человеческий темперамент и поведение таким же образом, как селекционеры собак создают породы, такие спокойные, как сенбернар или такие гиперактивные, как пекинес. Мы знакомы с людьми, которые от природы так же агрессивны, как питбуль или так же дружелюбны, как Лабрадор.

Является ли поведенческая модель евреев порождением таких культурных институтов, как Иудаизм и его детище сионизм, или что-то присутствует в их генотипе, что направляет их, в их последовательном поведении которых они придерживаются во всех сильно отличающихся культурах в течение трех тысячелетий? Мне было любопытно узнать, каким образом структура и природа Иудаизма могла повлиять сквозь века на генетические характеристики еврейского народа.

Точно так же, как виды животных, занимающих определенную географическую территорию, развивают групповую эволюционную стратегию борьбы за источники, так и человеческие группы делают то же самое – даже в цивилизованных обществах. У них могут развиваться определенные поведенческие черты, которые дают им преимущество в борьбе и больший успех при репродуктивности. В человеческих обществах, где взаимодействуют генетически отличные группы, они могут ассимилироваться и терять свои генетические отличия, либо могут развивать этноцентрические идеологии и поведение, которое благоприятно влияет на отличительные черты их собственного генетического состава. Этноцентрическая группа в состоянии даже вырабатывать свою собственную религию, которая выступает в качестве ее эволюционного ответа другим группам.

Я заинтересовался, стали ли евреи генетически обособленными от других народов Европы и, если да, то насколько глубок разрыв. Прочно ли укоренились тенденции превосходства и этноцентричности в их генетическом коде или они. Являются результатом культурного отношения их религии и отдельных обществ, который они создали сами? Годы спустя, в 90-х, та же самая еврейская антропология, которая отказывала в важности европейскому массовому сознанию и «чувству национальной идентификации, утвердила еврейство, и „еврейскую идентификацию“. В статье „Евреи, мульткультурализм и боасианская антропология“ в „Американском антропологе“ еврейский автор Джелиа Фрэнк называет американскую боасианскую антропологию „еврейской историей“.[521] Она указывает на то, что центральная роль евреев была целенаправленно приукрашена из страха, что не евреи поймут, что:

Постоянный спор о еврейском происхождении и их предназначении в последнее время оживился. Преобладание еврейских интеллектуалов в ранние годы боасианской антропологии и еврейская идентификацияантропологов последующих поколений в значительной мере умалялась в истории дисциплины…

Это эссе сводит вместе части различных споров о евреях в антропологии для новых поколений американских антропологов, особенно для тех, кто беспокоен применением теорий мультикультурализма на практике…

Здесь всегда наблюдалось некоторое обеление еврейской этничности, что являлось отражением страхов антисемитской реакции, которая могла бы дискредитировать дисциплину антропологии и отдельных антропологов – Джелиа Фрэнк.

Сейчас во время политического и культурного преобладания расового плюрализма в европейском обществе, Франк обнаруживает, что еврейские антропологи утверждают свою еврейскую этничность и групповую идентификацию.

Любое количество ученых, которое будет отстаивать еврейство в академических кругах одновременно будет пытаться раскрыть и определить, что еврейская идентичность может означать больше, чем предполагается в университетах и других академических институтах. Некоторые соответствующие этому высказыванию примеры из длинного и все еще продолжаемого списка источников (в дополнение к тем, что были указаны выше) включают в себя следующее: Бехар 1996; Бояриан 1992, 1996; Эйльберг-Шварц 1990, 1992, 1994; X. Голдберг 1987, 1995; Клибат 1996; Ночилин и Гарт 1995; Препл 1989, 1990, 1996; Робин-Дорсив и Фишер Фишкин 1996; Шнайдер 1995.

Появление «Еврейской идентичности» как термина и феномена на самом деле стоит комом в горле еврейских же антропологов, вовлеченных в мультикультурный дискус. [522]

Статья сразила меня. Те же самые антропологи, которые утверждают европейцам, что в реальности не существует таких вещей, как раса и расовая идентификация, теперь заявляют о еврейском отличии и генетической идентификации. Статья Фрэнк имеет своим продолжением восхваление еврейской гордости в работе Барбары Мейерхофф «Сосчитай наши дни».[523] Все это было опубликовано в журнале антропологии, который постоянно принижает идею расы и этнической гордости европейцев.

Когда я впервые столкнулся с проблемой генетической отнесенности евреев, я подумал, что лучшим способом изучить эту проблему, было рассмотреть насколько похожи друг на друга проживающие в разных географических районах евреи, и насколько они отличаются от нееврейского населения, среди которого они живут. Отличаются ли евреи от других европейцев также как, скажем, англичанин отличается от француза или немец от русского? Либо они вообще не похожи на все европейские подрасы?

Серьезная работа была проделана в этом направлении, в основном еврейскими исследователями, которые усердно изучали генетический состав своего народа. Они просветили меня по этому вопросу почти в той же мере, в которой я получил интересные взгляды на историю евреев из еврейских хроник.

Первый момент, который я обнаружил, была информация о наборе врожденных болезней, которые присущи почти исключительно еврейскому обществу. Их присутствие, безусловно, означает генетические отклонения, которые являются специфичными для еврейского населения и демонстрируют их генетическое отличие от неевреев. Вскоре я обнаружил научные работы, посвященные именно этой проблеме.[524][525]

Исследователи генетики Закси Бат-Мириам обнаружили удивительное сходство между еврейским населением девяти стран Северной Африки» Среднего Востока и Центральной Европы. В то же время они нашли резкие отличия между евреями и неевреями этих же самых стран.[526]

83
{"b":"235","o":1}