ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На набережной Невы стоял дворец княгини Анны Петровны Лопухиной, а по соседству с дворцом дом французской артистки Шевалье, подруги Кутайсова. Император и Кутайсов, оглядываясь по сторонам, как заговорщики, сели в стоявшую у подъезда карету.

В недавнюю поездку в Москву император увидел двадцатитрехлетнюю девицу Анну Петровну Лопухину и влюбился в нее. Анна Петровна была невысока ростом, черноволосая, с превосходными зубами и прелестным ртом. Сложением она похвастаться не могла, не украшал ее и небольшой вздернутый нос. Но император влюбился страстно и был склонен проливать свои милости на всех ее родственников. Как мы знаем, отец — Петр Васильевич Лопухин — был вызван в Петербург и назначен генерал-прокурором Сената, жена его возведена в статс-дамы, а сама Лопухина — в фрейлины.

Путь ко дворцу Лопухиной был недолог. Карета остановилась у незаметной дубовой двери высокого дома. Император выпрыгнул из кареты и быстро открыл дверь своим ключом. Когда он вошел в дом, граф Кутайсов поехал дальше.

Император поднялся по крутой каменной лестнице и открыл еще одну дверь, которая вела в маленькую прихожую, — отсюда был вход в комнаты княгини. Анна Петровна ждала Павла и встретила его радостно.

— Павлушка, милый!

— Аннушка!

Никто бы не узнал раздражительного, требовавшего беспрекословного повиновения и быстро приходящего в ярость императора. Он был нежен и внимателен, старался предупредить каждое ее желание.

Собираясь к Лопухиной, Павел долго одевался, изучал перед зеркалом, как войти, кланяться… В те дни, когда Лопухина была с ним ласкова, Павел был доволен и каждого попадавшего навстречу осыпал милостями. Но зато лучше было не попадаться на глаза государю после неласкового приема Лопухиной.

После первых объятий они сели за накрытый стол.

Когда император налил в бокалы шампанское, Лопухина сказала:

— Сделай для меня милость, Павлушка.

— Какую, моя любимая?

— Награди бедного офицера.

— Как его фамилия?

— Лопухин.

— Не родственник ли он князю Петру Васильевичу?

— Родственник. Двоюродный племянник.

— Его чин? — Лицо императора сделалось важным, строгим.

— Штабс-капитан.

— Жалую его во флигель-адъютанты. Есть ли у него состояние?

— Никакого.

— Дарю пятьсот душ и жалую его в генерал-адъютанты. Ты довольна?

— Благодарю тебя, Павлушка. — И Лопухина поцеловала императора.

Анна Петровна была добра и не способна ни желать, ни делать кому-нибудь злое. Однако она была недалекого ума и не получила должного воспитания. Влияние ее на государя проявлялось только в раздаче милостей. Но сегодня было иначе.

— Еще прошу твоей милости, Павлушка.

— Поцелуй меня, Аннушка.

Лопухина стремительно расцеловала императора.

— А теперь говори, какую хочешь от меня милость?

Лопухина вынула маленькую записочку, спрятанную на груди, и, медленно шевеля губами, прочитала:

— «Не давай привилегий купцам Шелиховым. Назначь в Америку губернатора, как в прочих областях. Пусть там все купцы одинаково промышляют…»

Император был удивлен. До сего дня Лопухина ни во внешнюю, ни во внутреннюю политику не вмешивалась. Он боготворил Анну Петровну, однако ее просьба заставила императора задуматься.

— Граф Петр Алексеевич только вчера докладывал мне об Аляске и просил сделать как раз обратное, — помолчав, сказал он. — Утверждал, что, если уравнять американский край с прочими областями России, понадобится много денег… А деньги мне нужны на другое. Я воюю на суше и на море.

Лопухина надула пухлые губки.

— Я подумаю, Аннушка… Но почему ты просишь именно это?

— Купец Голиков умолял меня, Павлушка. Он говорил, что пользы России заставили его просить. Он подарил мне целую коляску прекрасных американских мехов.

— Купец Голиков… Зачем ты якшаешься с мужиками, Аннушка? Я всеми силами споспешествую торговле. Ее цветущее состояние и всевозможное распространение — первое мое попечение. Но прежде всего надо иметь политическое рассуждение… — Император посмотрел на погрусневшую Лопухину. — Я подумаю, Аннушка, поцелуй меня еще…

Император взял из ее рук записку и стал читать:

— «Нужно между тем, сколько для ограждения коренных жителей от обид промышленных, — читал он написанное четким, писарским почерком, — сколько и для того, чтобы образовать нравы жителей и приуготовить их к повиновению и принятию законов, учредить в Америке вид коронного в том краю управления…»

Император вздохнул, свернул записку вдвое, еще вдвое и положил на стол.

Елена Петровна догнала своего мужа, Ивана Степановича Крукова, в Тобольске. Здесь полицейские сделали небольшую передышку. Осенью дорога до Тобольска была грязная, ухабистая, ехали медленно и очень устали. Но грязь никого не удивляла. Даже дороги между столицами и подъездные пути к Петербургу, проходившие по местам лесистым и болотистым, были выложены бревнами, поднимавшимися в дождливое время и плясавшими под колесами. О сибирских дорогах и говорить нечего.

Круковы встретились в плохонькой монастырской гостинице. Оставшись вдвоем, всю ночь проговорили о том, что их ждет впереди и как поступать дальше.

— Я с тобой поеду хоть на край света, — сказала Елена Петровна. Она плакала и смеялась, все еще не веря, что встретила мужа.

— Если считать краем света край Восточного полушария, то тебе действительно придется туда ехать и даже дальше, — пошутил Круков. — Как сказал адмирал Кушелев, фельдъегерь везет письмо иркутскому генерал-губернатору с приказанием отправить нас в Америку.

— Ну и пускай. Я тебя никогда не покину. Всюду пойду за тобой.

— Спасибо, Леночка, спасибо.

В тобольских амбарах лежали товары для промысловой компании Шелиховых. Здесь мореходы увидели адмиралтейские якоря, распиленные на четыре части, астрономические инструменты, пеньковые тросы, гвозди. Много провианта и мелочные товары для меновой торговли с американскими народами.

Мореходы узнали, что у компании имеются свои корабли для перевозки грузов по многочисленным островам, это обрадовало Ивана Степановича Крукова и его товарищей, они стали смотреть на будущее не с такой безнадежностью, как раньше.

В середине октября сильные морозы исправили дорогу, и в последних числах полицейские тройки, перепряженные в сани, по льду переехали Иртыш. Хуже обстояло дело с переправкой через Обь: она еще не замерзла и пришлось переправляться на лодках. Собственно, торопиться было некуда, и полицейские это понимали, но слишком велика сила императорского указа и слишком страшен был Павел.

Остальные реки пересекали с удобствами, по крепкому льду. И прибыли бы в Иркутск еще в конце ноября, если бы не болезнь морехода Павла Скавронина. Больше месяца пришлось провести в небольшом селении, в деревянной избушке.

Глава пятая. «Я ВАМ, УСМОТРЯ ПОЛЕЗНОЕ, ПОМОГАТЬ БУДУ»

Только 9 декабря 1798 года опальные офицеры прибыли в город Иркутск, самый большой и важный город Сибири. Полицейские оставили своих подопечных под ответственность губернатора и, не теряя времени, выехали обратно в Петербург.

На второй день господин тайный советник и губернатор Нагель принял Крукова, Скавронина и Карцова, говорил с ними весьма милостиво. Он сообщил, что адмирал Кушелев просил без промедления направить их в Русскую Америку.

— Адмирал обещал позаботиться о вас и в удобную минуту испросить прощения у нашего милостивого монарха, — сказал губернатор. — Отдохните в Иркутске, и мы отправим вас дальше. Если все будет хорошо, летом увидите столицу Русской Америки — Кадьяк. Я напишу рекомендательное письмо Баранову.

— Кто такой Баранов, ваше превосходительство?

— Александр Андреевич Баранов — главный правитель шелиховской компании. Отличнейший человек, сильный и мужественный, а главное, умный. Любит мореходов, ибо понимает, что на них основано благополучие компании. Жалованье вам будут платить двойное против казны.

Губернатор был рад видеть новых людей. Он подробно расспрашивал о порядках в Англии и о том, что они видели в Петербурге, а сам рассказывал об американских делах.

14
{"b":"2352","o":1}