ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Выходит, выходит…

— Выходит, что вместо павловской тайной экспедиции действует новый комитет. Названия разные, но дела одинаковые.

Директора опять замолчали, прислушиваясь к веселому потрескиванию сухих березовых дров в камине. Прошлым летом лучшие английские мастера поставили бронзовое сооружение в кабинете хозяина. Камин был поставлен не для тепла, а «ради престижа компании», как говаривал Михаил Матвеевич. Комнату обогревала жаркая изразцовая печь, украшенная зелеными цветами.

Резанов подошел к каминной решетке, взял в руки медную кочергу.

— Дела нашей компании могут пойти по-настоящему в двух случаях, — сказал он, шевельнув поленья. Дрова задымились, вспыхнули ярким огнем. — Или освобождение крестьян, или свободный доступ к иностранным портам. Во втором случае мы должны снабжать свои колонии всеми необходимыми товарами, покупая их за границей. Нам нужен порт Кантон или Япония.

— Я ратую за Кантон, — сказал Иван Шелихов.

— Может быть, Япония будет еще выгоднее, — ответил Резанов. — Как знать… Для нас она терра инкогнита. Есть еще один путь, — продолжал Резанов. — Надо занять еще не занятые никем земли, находящиеся южнее пятьдесят пятой параллели. Агличане давно бы, будь они в нашем положении, сие исполнили. Но у нас нет в той стороне военного флота, и мы боимся всех. — Николай Петрович тяжело вздохнул и уселся на свое место.

Совсем немного времени миновало после встречи компаньонов. Однако в жизни Резанова произошло событие огромной важности. Вскоре после родов умерла его жена, Анна Григорьевна, оставив у него на руках двенадцатидневную дочку Ольгу и годовалого сына Петра. Анна Григорьевна была совсем еще молода: ей едва исполнилось двадцать два года.

Похоронив жену, Николай Петрович закрыл окна дома ставнями и запер двери. Он приказал никого не пускать к нему. Для всех был один ответ: «Барина нет дома».

Николай Петрович тяжело переживал свое горе. Он то часами неподвижно сидел за письменным столом, обхватив руками голову, то большими шагами ходил по комнатам. День и ночь в доме горели свечи.

Через месяц Резанов получил приглашение министра коммерции графа Румянцева. Он решил не отказываться и поехал.

Министр вручил Резанову высочайший рескрипт о кругосветной экспедиции.

— Вы довольны? — спросил Румянцев Николая Петровича, прочитавшего документ.

— Доволен ли? Конечно, и даже весьма… Воспользуюсь случаем, Николай Петрович, и доложу вам о купце-арматоре Анфилатове. Он предлагает на своих судах, построенных в Архангельске, отправиться в плавание на Аляску и перевезти потребный нам груз. Мы узнавали: суда отменного качества, каждое по триста тонн…

— Дорогой Николай Петрович, — прервал Румянцев, — купца Анфилатова я знаю. Он хочет плыть в Америку. Мы ему поможем. Но ваша экспедиция приобрела государственное значение. В кругосветном плавании весьма и весьма заинтересован военный флот. Теперь все решено, дело за вами.

— Мы не знаем, как и благодарить вас, ваше сиятельство, за хлопоты.

— Вы отблагодарите, если согласитесь на мою просьбу.

— Рад услужить.

— Назначьте старшим командиром экспедиции Ивана Федоровича Крузенштерна.

— Это несколько неудобно, ваше сиятельство, мы обещали Лисянскому. В Адмиралтействе нам посоветовали назначить старшим именно его.

— Однако это моя настоятельная просьба. О Крузенштерне просит вдовствующая императрица Мария Федоровна. Он приходится каким-то родственником статсдаме графине Ливен. Я понимаю ваше положение, Николай Петрович. Но иногда обстоятельства бывают сильнее нас. Вы, наверное, слышали об этой статс-даме, графине Шарлотте Карловне, урожденной баронессе фон Поссе.

— Хорошо, Николай Петрович, мы вашу просьбу исполним, — вздохнул Резанов.

— Благодарю. А теперь у меня еще одна просьба.

— Слушаю, ваше сиятельство.

— Многое мы сделали для акционеров под победные звуки фанфар, Николай Петрович. Я понимаю, это необходимо. Но мы с вами знаем, что поселения русских в Америке находятся в… я бы сказал, в неудовлетворительном состоянии. Так ведь, мой друг?

— Я согласен, дело требует еще много внимания.

— Ну вот. Ваш Баранов, будь он даже семи пядей во лбу, не в состоянии без существенной поддержки преодолеть все трудности, сопряженные с устройством нового края.

— И я так думаю, Николай Петрович.

— Тогда к делу. Я предлагаю вам, как превосходно осведомленному человеку о всех делах Российско-Американской компании, принять полномочия правительства на себя. Я знаю ваше горе, Николай Петрович, недавно вы похоронили свою супругу. Но может быть, в дальних странствиях вам будет легче. Недаром говорят, что дорога лечит горе.

Резанов выслушал предложение министра, опустив голову. Он понимал, что судьба Америки во многом зависит от его решения.

— Я согласен, ваше сиятельство. Согласен без всяких отговорок. Забота о далекой Америке мне досталась в наследство от Григория Ивановича Шелихова. Я готов пожертвовать своим спокойствием и удобствами.

— Очень хорошо, я рад. — Министр встал и слегка обнял приподнявшегося Резанова. — И благодарю вас сердечно…

Во второй половине мая месяца Резанов был призван к императору. Александр сам вышел в приемную комнату и пригласил Николая Петровича к себе.

— Я слышал, что недавно вы потеряли жену и у вас остались маленькие дети? — сказал император.

Николай Петрович смахнул слезы.

— Успокойтесь, мой друг… Мне сказали, что вы хотите отправиться в далекое путешествие. Может быть, оно исцелит вас, поможет вам забыть ваше горе.

Император был ласков, внимателен и расположил к себе Резанова.

— Да, я дал согласие графу Румянцеву.

— Николай Петрович, — изменив тон, сказал император. — Я хочу назначить вас своим посланником к японскому двору. Согласны вы принять мое предложение?

— О, государь… — Резанов поклонился императору. — Высоко чту ваше милостивое доверие.

— Я возьму ваших детей под свое покровительство. А ваша служба не будет забыта.

— Согласен, ваше величество, и сделаю все, что зависит от моих сил… Каждый день готов жертвовать для вас жизнью своей.

— Благодарю вас, мой друг. — Император пожал руку Резанову. — Попытка завязать отношения с Японией, предпринятая при императрице Екатерине, окончилась неудачей. Предполагалось направить еще одну экспедицию в Японию, но мой отец не захотел следовать по стопам своей матушки. Ознакомьтесь с докладом Адама Лаксмана и иркутского губернатора. Вы должны удостовериться, как обстоят дела с этими загадочными странами. Назначаю вас действительным камергером своего двора. В преддверии ваших больших заслуг награждаю орденом святой Анны первой степени.

— Благодарю вас, ваше величество, я не достоин таких почестей.

— Под ваше начальство отдаются оба корабля компании. Вас будет сопровождать почетная миссия, состоящая из уважаемых лиц…

После разговора с Александром Резанов удостоился поцеловать руку императрицы Елизаветы.

День был праздничный, и во дворец съезжались приглашенные.

«Для праздничного дня, — записано в камер-фурьерском журнале, — съехались ко двору знатные придворные и прочие особы обоего пола, персоны и чины военные, дамы в круглом, кавалеры в праздничном платье и собрались: придворные и имеющие вход за пост кавалергардов в Кавалерском зале, прочие же в комнате, где пост кавалергардов».

Обласканный императором, Николай Петрович не стал дожидаться праздничной церемонии. Ему хотелось скорее рассказать обо всем Михаилу Матвеевичу Булдакову.

Провожаемый завистливыми взглядами придворных, Резанов быстро миновал кавалергардский пост, оделся в передней и вышел на Дворцовую площадь.

Настроение у Николая Петровича было приподнятое. Он словно отошел от собственных своих забот и думал только о предстоящем путешествии. Он увидит Русскую Америку. Чем он может ей помочь? Каким окажется правитель Баранов при близком знакомстве? Николай Петрович бесконечно просматривал списки товаров для компанейских нужд, приготовленных к погрузке. Не забыть бы главного, в чем нуждаются люди в Америке.

48
{"b":"2352","o":1}