ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Эта инструкция была прочитана в Нукигаве на шканцах, господин Крузенштерн?

— Так точно, ваше превосходительство.

— Неужели это могло произойти на корабле флота его императорского величества? — поднялся с места генерал Кошелев. — Непостижимо. Вы подстрекали к бунту, господин Крузенштерн. Вас будут судить.

Капитан-лейтенант Крузенштерн побледнел и как-то весь сжался.

— Небывалое происшествие! — гневно говорил Кошелев. — Я опрошу всех офицеров и, если найду нужным, виновных отдам под суд. Вы можете быть свободным, господин Крузенштерн. Пришлите для допроса старшего помощника, господина Ратманова.

Макар Иванович пришел, поклонился, назвался и покорно ждал вопросов. Резанов удивился перемене в его поведении. На корабле он был самым грубым и непреклонным человеком.

— Вы знали, что Резанов — начальник экспедиции? До происшествия в Нукигаве.

Ратманов молчал.

— Николай Петрович, знал Ратманов о том, что вы — начальник экспедиции?

— Знал. Я показал инструкцию господину Крузенштерну и старшему офицеру Ратманову. Я считал, что они сообщат об этом всем остальным. Напоминаю, что инструкция была секретная и объявить ее всем я не имел права.

— Так как же, ваше благородие?

— Да, господин Резанов мне показывал инструкцию. Увидев рескрипт государя, я ужаснулся, что он до сих пор не объявлен. Но потом я заподозрил обман и больше всех настаивал на объявлении.

— Хорошо. Но господин Резанов зачитал вам высочайшее повеление. Вы оскорбили его и требовали заколотить в каюте?!

— Так точно, ваше превосходительство. Если бы господии Резанов не объявил инструкцию, то, может быть, с ним было бы поступлено как с самозванцем, который старался вводить несогласие в благородное общество.

— Непостижимо! Я потрясен услышанным! — Генерал вынул большой белый платок и вытер им лицо. — Император Александр Павлович лично провожал господина Резанова, а вы говорите, что он мог оказаться самозванцем. Непостижимо! Скажите, а не вино всему причина? — закончил доверительно генерал. — Не слишком ли злоупотребляли господа офицеры крепкими напитками?

— Зачем? Пили, но не выходя из приличия.

— А подпоручик Федор Толстой — он тоже, по-вашему, не выходил из рамок благопристойности?

Макар Иванович молчал долго.

— На этот вопрос я не хочу отвечать, — выдавил он.

— Хорошо, мне и без ваших слов все известно.

Ничего более высокого, чем звание морского офицера, для Ратманова не существовало. Он был одним из тех моряков, кто бескорыстно любил море и флотскую службу и готов был защищать честь мундира любыми средствами. Однако Макар Иванович был привержен корпусным правилам товарищества, которые в какой-то мере вошли в правила чести. О Федоре Толстом Ратманов отказался отвечать как раз по соображениям товарищества. Толстой же такого отношения никак не заслуживал. В тот недобрый час Ратманов, как старший офицер, одернул пьяного подпоручика, а Толстой, почтя себя оскорбленным, вызвал его на дуэль. Ратманов справедливо отверг столь дикое предложение и пытался выдворить подпоручика из своей каюты. Федор Толстой набросился на старшего офицера с кулаками. Произошла жестокая драка, в которой победителем оказался Ратманов.

Нападение подпоручика Толстого на старшего офицера Ратманова — чрезвычайное событие, и, конечно, Толстой подлежал суровому наказанию.

Забегая вперед, скажу, что старший лейтенант Ратманов по возвращении в Петербург представил Николаю Петровичу Румянцеву свои замечания о злоупотреблениях Российско-Американской компании на Аляске и Алеутских островах, кои он писал, не будучи во владениях компании. Рассмотрев его замечания, Румянцев сказал Ратманову: «Иван был на пиру, а Марья рассказывает. Господин Лисянский, бывший там, говорит другое».

Целую неделю продолжалось расследование. Обвинения Резанова подтвердились. Закончив опрос офицеров, генерал-майор Кошелев сказал Крузенштерну:

— Я вынужден передать свое заключение иркутскому генерал-губернатору, а он передаст его государю. Поведение офицеров я определяю как бунт против государя в лице его полномочного представителя.

Иван Федорович испугался. Помимо военно-морского суда ему угрожало немедленное отрешение от должности. От имени всех офицеров он повинился перед генералом Кошелевым и стал уверять, что все раскаиваются в неприятном происшествии и готовы принести глубочайшие публичные извинения чрезвычайному послу и начальнику экспедиции и впредь почитать его права как верховного своего начальника.

Только Резанов мог остановить расследование, угрожавшее Крузенштерну неприятностями. И здесь он совершил ошибку. Он согласился простить своих оскорбителей и обидчиков. Он думал, что поступает в интересах дела.

Офицеры в парадной форме явились перед Николаем Петровичем Резановым. В присутствии генерал-майора Кошелева и майора Скрупского они почтительно просили у него прощения.

— Хорошо, истина восстановлена, забудем старое, господа. Будем жить в мире. Я прошу генерала Павла Ивановича прекратить наше постыдное дело… А вы, Петр Иванович, зачем вы здесь? — увидел Резанов среди офицеров лейтенанта Головачева. — Вы ни в чем не виноваты. Во время плавания ваша поддержка и сочувствие врачевали мою душу и сердце… Я благодарен вам, господин лейтенант, вы благородный и честный человек.

— Зачем вы меня хвалите, ваше превосходительство? — с тоской произнес лейтенант Головачев. Он покраснел, на глазах выступили слезы. Он был впечатлительным и совестливым человеком и подумал, что нарушил правила товарищества и обесчестил себя в глазах офицеров.

Николай Петрович заметил, что офицеры с ухмылкой поглядывают друг на друга, и понял, что совершил ошибку.

В тот же день Резанов обратился с письменным прошением к генералу Кошелеву судебное дело приостановить.

Не простил Резанов подпоручика гвардии Федора Ивановича Толстого — уж слишком его поведение было вызывающим и оскорбительным. И подпоручик был снят с корабля и направлен в Охотск и дальше в Петербург через всю Сибирь.

На опального подпоручика Федора Толстого Крузенштерн очень надеялся. Теперь он не один. У графа Толстого много высокопоставленной родни, и она вступится за провинившегося. Ведь устроил же кто-то такого лоботряса в посольскую свиту! Крузенштерн понимал, что заступиться за графа можно, только замяв неприятное дело.

18 августа на корабль было погружено все необходимое. «Надежда» была готова к плаванию в Японию. В тот же день мореплаватели вышли из порта в Авачинскую губу, где снова отдали якорь. С 19 по 20 августа наливали промытые водой бочки из источника, впадавшего в Авачинскую губу и отстоявшего от корабля на полмили. Перевозили с берега порох и провизию.

21 августа Резанов вернулся на корабль. Командир Крузенштерн отпраздновал этот день с особым великолепием. За торжественным обедом присутствовал и генерал Кошелев с офицерами своего полка.

В продолжение стола за здравие их превосходительства Резанова и Кошелева сделано по одиннадцати пушечных выстрелов. В четыре часа, когда императорский посол оставил корабль, возвратясь на берег, выстрелили еще одиннадцать раз. Матросы, разойдясь по реям, кричали «ура». Видимо, радости Ивана Федоровича не было конца. Да и было чему радоваться провинившемуся командиру.

25 августа Резанов оставался еще на берегу. Он дописывал бумаги, отправляемые в Петербург. Последнее письмо было к императору Александру.

«Донося вашему величеству из Бразилии о случившемся между мной и морскими офицерами несогласии, наказывались мы среди всего пути нашего, что неприятное известие дадут вашему императорскому величеству прискорбное о нас заключение, что какая-либо личность могла взять верх над пользою государственною, — писал Резанов, пытаясь сгладить свои прежние послания. — Я признаюсь вашему императорскому величеству, что причиною была единая ревность к славе, ослепившая всех до того, что казалось, что один у другого оную отымлет. Сим энтузиазмом, к несчастью своему, воспользовался подпоручик граф Толстой, по молодости лет его, и наконец, когда взаимное всех к пользе общей усердие возродило еще более прошлого взаимное друг к другу уважение, то и остался он жертвой поступка своего. Обращая его к месту своему, всеподданнейше прошу всемилостивейшего ему прощения, ибо жестоко для чувствительного сердца наказание лишену быть способов разделить славу великого подвига.

71
{"b":"2352","o":1}