ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Прежде чем сойти на берег, Баранов прошел по судну, осматривая палубный груз. Везде встречались больные люди, едва державшиеся на ногах. Они выползали на свежий воздух и грелись на солнце. У фок-мачты Александр Андреевич увидел промышленного с рваными ноздрями, прислонившегося спиной к бухте смоленого троса. На коленях у него покоилась косматая голова товарища, и он, сноровисто орудуя костяным гребнем, вычесывал паразитов.

Баранов отворил дверь в кубрик и отпрянул: струя пахучего воздуха ударила в нос. После солнечного света он не сразу увидел, что в кубрике. Красноватый огонек коптилки освещал плохо. Но глаза привыкли, и он рассмотрел на койках по бортам корабля ослабевших людей. Здесь лежали самые слабые. В помещении в беспорядке валялось матросское имущество, у коек стояли самодельные сундуки. Посередине на железных прутьях висел стол. Под столом покоились три больших фонаря. В самом носу кубрика, едва различимые в темноте, свалены в кучу запасные снасти и блоки.

— Вылезайте на палубу, ребята, — сказал Баранов. — Я велел травки целебной для вас наготовить. Рыбки сырой вдосталь пожуете, глядишь, через недельку всех на ноги поставлю.

На нарах никто не шевельнулся. Александр Андреевич немного постоял молча.

— Ты Баранов, что ли? — раздался слабый голос с койки у левого борта.

— Баранов.

— Про тебя слых идет, будто хорошо людей без лекаря лечишь.

— Дак уж как умею. Однако вы ползите на солнышко, а то здесь, чую, гнить начали.

— Слых про тебя идет, — продолжал тот же голос, — будто ты людей на работе портишь — и рыбка не помогает.

— Человек от работы не портится. Для хорошего промышленного от меня привет и ласка. И море баловству не научит.

Баранов ушел, оставив дверь в кубрик открытой.

Плавание из Охотска в Русскую Америку вряд ли можно сравнить со всеми другими плаваниями, совершаемыми в целом свете. Частые туманы, дожди, не перестававшие по целым неделям, жестокие штормы, одинаково опасные и в Охотском море, и на Тихом океане.

Команды судов постоянно находились в тяжелом положении из-за недостатка свежего провианта, а иногда и просто голодали. Съестные припасы можно было получить только в Охотске и Петропавловске, и то не всегда. На судах, находящихся в плавании, царила цинга. Уже на пути в Америку матросы бродили как тени по палубе, сил не было, зубы шатались. Иной раз штурмана на вахту выводили под руки и усаживали на шканцах на привязанный стул.

Спасались зеленью, которую мореходы собирали, если приходилось отстаиваться у берегов на якоре. Собирали дикий чеснок, клали в суп и как приправу в кашу, а листья морошки заваривали вместо чая.

Медицинского обслуживания вовсе не было, если не считать лекарей в Охотске и Петропавловске. Справлялись своими средствами, а в Америке обращались за помощью к алеутским, кадьякским и индейским колдунам.

И все же русские корабли регулярно выходили из Охотска и Петропавловска в Русскую Америку. На них везли необходимое снаряжение и провиант для нужд колонии. Ни туманы, ни жестокие штормы не останавливали отважных мореходов. Постепенно берега Аляски и прибрежных островов исследовались, наносились на карту руками безвестных тружеников, совершавших великий подвиг во славу России.

Николай Петрович поселился на самом верху каменного кекура. Там стоял бревенчатый дом о пяти саженях длины и трех в поперечнике, с двумя комнатами и сенцами. В одной поселился Резанов, в другой жили корабельные подмастерья. В комнатах было тепло и уютно, топилась кирпичная печь.

Для правителя дом еще достраивался, а сам он жил в небольшой избушке.

Николай Петрович долго не мог уснуть на новом месте. За ширмой спал сном праведника камердинер Иван. Он не забыл повесить в углу икону святого Николая, покровителя моряков и всех путешествующих, и зажег красную лампаду. Иван был простым верующим человеком, не забывал постов, праздников и церковных служб. А на Кадьяке ему монахи не понравились. Резанов вспомнил духовную миссию. Одичавшие, заросшие бородами, монахи встали перед его глазами. Они жаловались на правителя Баранова, оправдывая вмешательство в дела компании, называли себя казенной стороной.

«Я сказал святым отцам, — вспоминал Резанов, — что буде они шаг без воли правителя сделают и вмешаются во что-либо гражданское, то дано от меня повеление выслать такого преступника в Россию, где за нарушение общего спокойствия будет он расстрижен и примерно наказан. Они плакали, валялись в ногах и обещали вести себя так, что правитель всегда с похвалой об них отзываться будет…»

Уже за полночь снова зашумел по крыше утихший было дождь, и Николай Петрович заснул.

30 августа Александр Андреевич праздновал тезоименитство императора Александра Павловича и свои именины.

В только что построенной казарме, где еще пряно пахло древесными стружками, собрались его соратники и товарищи. Присутствовали Николай Петрович Резанов с доктором Лангсдорфом и лейтенанты Давыдов и Хвостов.

Стол украшали бутылки с шампанским, давно не виданным правителем Барановым, и восточные сладости, предназначенные в подарок японскому императору. В большой вазе лежали турецкие папиросы из запасов посла.

Со стаканом в руках поднялся главный правитель.

— В честь нашего августейшего акционера его величества императора Александра Павловича ура, господа!

Здравица правителя была дружно поддержана.

Николай Петрович Резанов поздравил собравшихся с прекрасной библиотекой, доставленной из Петербурга на корабле «Нева». Больше тысячи книг пожертвовали русские писатели и видные общественные деятели для просвещения жителей Америки. Петербургская Академия художеств прислала портреты, рисунки и картины. Это было радостным событием для населения Аляски. Александр Андреевич получил в подарок от министра морских дел адмирала Чичагова модели и чертежи новейших судов.

— Матушка-императрица Екатерина назвала здешние места, — сказал Резанов, — «где-то у шорта на кулишки». Так думают в Петербурге и по сие время. А я побывал в самых отдаленных областях американской земли, и слышал там русскую речь, и встретил гостеприимных людей, пекущихся о пользах отечества.

— Браво, — раздались голоса — браво, господа! — Послышались аплодисменты.

— Николай Петрович, — обратился к послу Баранов, — вам довелось увидеть великую императрицу?

— Я знавал трех русских государей: императрицу Екатерину, императора Павла и императора Александра. Все они милостивейше соизволили слушать мои доклады и разговаривать со мной.

Компанейские чиновники во все глаза глядели на человека, видавшего трех императоров.

В самый разгар празднества в гавань пришла байдарка, посланная Иваном Александровичем Кусковым. Правителю была передана записка. Скачущими, неровными буквами Иван Александрович сообщал, что промышляет в Чилхатском заливе. Промысел хороший, но колоши ведут себя неспокойно, и он ожидает нападения.

Александр Андреевич заволновался, показал записку Резанову.

— Что надлежит сделать, Александр Андреевич? Прекратить промысел?

— Колоши подумают, что мы боимся.

— Но тогда что же? Вы говорили, что шестьсот охотников на трехстах байдарках бесценны для компании.

— Да, это так… Надо послать бриг «Елизавету» на подмогу. На корабле шесть восьмифунтовых пушек. Командир — лейтенант коронной службы Сукин.

— Согласен, согласен. Дайте приказ командиру, Александр Андреевич.

— Послушает ли он меня?

— Как он может не слушать! Позвать сюда немедленно.

За лейтенантом побежал один из старовояжных.

В дверь постучали. Вошел среднего роста, худощавый человек с бледным опухшим лицом. Он был в расстегнутой шинели и без шапки.

— Лейтенант флота Сукин, — протянул он руку камергеру.

— Не видно, что вы лейтенант, — не заметив руки, ответил Резанов. — Я действительно камергер двора его императорского величества, начальник всей Америки.

Сукин безразлично махнул рукой. На его опухшем лице ничего не шевельнулось.

77
{"b":"2352","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Око Золтара
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Крушение пирса (сборник)
Адмирал Джоул и Красная королева
Три царицы под окном
Королевство крыльев и руин