ЛитМир - Электронная Библиотека

Тор сделал два шага вперед, его сердце учащенно билось, и выставил свою грудь как можно дальше.

«Вы не рассмотрели меня, сир», – сказал он.

Пораженный солдат смерил Тора взглядом так, словно это была шутка.

«Разве?» – спросил он, расхохотавшись.

Его люди тоже разразились смехом. Но Тору было безразлично. Это был его момент. Сейчас или никогда.

«Я хочу вступить в Легион!» – произнес Тор.

Солдат подошел к нему.

«Сейчас?»

Казалось, ситуация его забавляла.

«И тебе уже исполнилось четырнадцать лет?»

«Да, сир. Две недели назад».

«Две недели назад

Солдат хохотал до упаду, так же, как и люди позади него.

«В таком случае наши враги должны трепетать, завидев тебя».

Тор сгорал от унижения. Он должен что-то сделать. Он не может позволить этому закончиться вот так. Солдат отвернулся, зашагав прочь, но Тор не мог позволить ему просто уйти.

Он направился к нему и выкрикнул: «Сир! Вы совершаете ошибку!»

Вздох ужаса пронесся по толпе, когда солдат остановился и снова медленно обернулся.

На этот раз взгляд его был сердитым.

«Глупый мальчишка, – произнес отец Тора, хватая его за плечо», – «Иди в дом!»

«Не пойду!» – закричал Тор, высвобождаясь от хватки своего отца.

Солдат подошел к Тору и его отец попятился.

«Тебе известно, какое наказание ждет человека, оскорбившего воина Серебра?» – огрызнулся он.

Сердце Тора бешено колотилось, но он знал, что не может отступить.

«Пожалуйста, простите его, сир», – вступился отец. – «Он всего лишь ребенок и…»

«Я не с Вами разговариваю» – оборвал его солдат. Он бросил на него испепеляющий взгляд и заставил отца Тора отвернуться.

Солдат снова повернулся к Тору.

«Отвечай мне!» – потребовал он.

Тор сглотнул, не в силах вымолвить и слово. Все происходило совсем не так, как он себе представлял.

«Оскорбить солдата из Серебра равносильно оскорблению самого Короля», – смиренно вымолвил Тор, повторяя по памяти выученные слова.

«Да», – подтвердил солдат. – «А это означает, что я могу подвергнуть тебя сорока ударам плетью, если захочу».

«Я не хотел оскорбить Вас, сир», – сказал Тор. – «Я всего лишь хочу стать избранным. Пожалуйста. Я мечтал об этом всю свою жизнь. Пожалуйста. Позвольте мне присоединиться к вам».

Солдат смотрел на него и постепенно черты его лица смягчились. Спустя какое-то время он покачал головой.

«Ты молод, мальчик. У тебя гордое сердце, но ты не готов. Приходи к нам, когда подрастешь».

Договорив, он отвернулся и поспешил прочь и, едва глядя на других парней, быстро оседлал коня.

Тор чувствовал себя разбитым, наблюдая за тем, как фургон пришел в движение. Они уехали так же быстро, как и появились в деревне.

Последним, что видел Тор, были его братья, сидящие позади последнего фургона. Он смотрели на него неодобрительно и насмешливо. Их увозили на его глазах, подальше отсюда, в лучшую жизнь.

Тору казалось, что он умирает.

Когда волнение вокруг него поутихло, деревенские жители вернулись в свои дома.

«Ты хоть понимаешь, как безрассудно повел себя, глупый мальчишка?» – рявкнул отец Тора, схватив его за плечи. «Ты осознаешь, что мог лишить своих братьев шанса?»

Тор грубо сбросил с себя руки отца, и тот отступил назад, ударив сына по лицу. Тор почувствовал ожог от удара и свирепо посмотрел на отца. Впервые в жизни какая-то часть его захотела ответить на этот удар. Но он сдержался.

«Иди за овцами и приведи их обратно. Сейчас! А когда вернешься, даже не рассчитывай на ужин от меня. Сегодня ты останешься без еды. Подумай о том, что ты натворил».

«Может, я вообще не вернусь!» – закричал Тор, после чего повернулся и умчался прочь на холм, подальше от этого дома.

«Тор!» – позвал его отец. Несколько деревенских жителей, которые все еще были на дороге, остановились и смотрели ему в след.

Сначала Тор шел быстрым шагом, затем побежал, желая уйти от этого места как можно дальше. Он едва обратил внимание на собственные слезы, которые текли по его лицу, поскольку мечта его жизни потерпела крах.

Глава вторая

Несколько часов Тор бродил по холмам, охваченный негодованием, пока, наконец, не выбрал холм, на котором он присел и смотрел на горизонт, скрестив руки на ногах. Он наблюдал за тем, как исчезают фургоны, на облако пыли, которое оставалось витать на дороге еще на протяжении несколько часов после того, как фургоны скрылись из виду.

Больше они не приедут. Теперь ему суждено остаться здесь, в этой деревне, на многие годы в ожидании другого шанса – в случае, если они все-таки когда-нибудь вернутся. Если его отец когда-нибудь позволит. Сейчас в доме остались только отец и он. Несомненно, он спустит весь свой гнев на Тора. Он по-прежнему будет лакеем отца, годы пройдут, и Тор кончит так же, как и он – застрянет здесь, проживая ничем не примечательную жизнь. А в это время его братья завоюют славу и триумф. Все внутри него сгорало от обиды. Он не должен так жить. Он знал это.

Тор ломал голову, думая о том, что же он может сделать, как ему изменить свою жизнь. Но ничего не мог придумать. Ему выпала именно такая карта.

Он сидел там несколько часов, после чего удрученно поднялся и направился обратно к знакомым холмам, все выше и выше. Неизбежно он вернулся к стаду на верхний холм. Когда он взбирался, на небе появилось первое солнце, а второе достигло своего пика, бросая зеленоватый оттенок.

Тор не торопился, направляясь медленной походкой, бездумно снимая ремень с талии, его кожаное сцепление износилось от долго использования. Он дотронулся до мешка, висящего у бедра, и перебрал пальцами свою коллекцию камней, каждый из которых был более гладким, чем предыдущий. Он собрал их собственноручно у лучших ручьев. Иногда он метал камешки по птицам, в иные дни и по грызунам. Эту привычку он приобрел много лет назад. Сначала ему не удавалось попасть, пока однажды он не угодил в движущуюся мишень. С тех пор его прицел был метким. Теперь метание камней стало частью Тора и помогало ему выпустить пар. Его братья могли размахивать мечом, но они никогда не смогли бы попасть камнем в летящую птицу.

Тор бездумно поместил камень в пращу, откинулся назад и метнул его со всей силой, которая у него была, представляя, что бросает его в своего отца. Он угодил в ветку дальнего дерева и начисто ее снес. Когда он обнаружил, что на самом деле может убить движущееся животное, он перестал целиться в них, опасаясь свой собственной силы и не желая никому причинять вреда. С тех пор его целью стали ветки. Разве что кроме тех случаев, когда появлялась лиса, позарившаяся на его стадо. Со временем они научились держаться от него подальше, в результате чего овцы Тора находились в большей безопасности, чем овцы любого другого односельчанина.

Тор подумал о своих братьях, о том, где они были в данный момент, и почувствовал, как закипает кровь. Через день они приедут в королевский двор. Он мог себе это только представлять. В своем воображении Тор видел их появление в королевском дворе с большой помпой, людей, которые встречали их, разодетые в изысканные наряды. Их приветствуют воины – члены Серебра. Их проводят внутрь, показывают их жилье в казармах Легиона, место учения на полях Короля, где используют самое лучшее оружие. Каждый будет назначен оруженосцем известного рыцаря. Однажды они и сами станут рыцарями, получат своих собственных лошадей, свой собственный герб и оруженосца. Они будут принимать участие во всех праздниках и обедать за королевским столом. Это была прелестная жизнь – жизнь, ускользнувшая из его рук.

Тор почувствовал физическое недомогание и попытался прогнать это видение. Но ему не удалось. Часть его, где-то глубоко внутри, кричала на него. Она приказывала ему не сдаваться, убеждая Тора, что его ждет судьба лучше этой. Он не знал, какая именно, но был уверен, что она была не здесь. Тор чувствовал, что он другой. Возможно, даже особенный. Но никто не понимал его. Все недооценивали Тора.

4
{"b":"235794","o":1}