ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Колыбельная звезд
Анатомия на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Роза и шип
Стюардесса Кристина. В поисках Ковчега истины
Мои южные ночи (сборник)
Когда ты ушла
Может все сначала?
Укрощение дракона
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
A
A

– Да, но можно и выпасть, если закружится голова, – пошутил Джек.

Все улыбнулись, а через мгновение снова помрачнели. Надо было пробираться через всю эту свалку уникальной научной аппаратуры.

– Вы ждите, а я попробую, – сказал японец сверху аккуратно отвел несколько жгутированных проводов в сторону, потом ловко перелез на другой стеллаж и пошел по приборным ящикам, уклоняясь от висевших кабелей и жестких пластиковых трубопроводов. Он лез, а вокруг мигали сотни разноцветных огоньков, бегали синусоиды по экранам дисплеев, в нос били всевозможные запахи, и от всей этой щелкающей, попискивающей, хрипящей, парящей и колыхающейся массы веяло какой-то тревожной таинственностью.

Все внимательно следили за каждым его шагом. Вдруг Тони, неудобно раскорячившись между большой трубой и системой стеклянных колб, повис на несколько секунд, не зная, что делать. Никаких проходов, лазеек, дыр в этих дебрях аппаратуры найти не удавалось. Все это, видимо, нагромождалось годами и так хаотично, что разобраться, где что лежит и для чего служит, мог только Джон Кинг, а может, не смог бы и он.

Тони прыгнул и повис на стеклянной трубке, которая находилась на высоте трех метров от пола. Впрочем, пола как такового не было. Внизу еле-еле просматривались чудовищно сплетенные коммуникации. Разноцветные стальные и пластиковые трубы, идущие в совершенно разных направлениях, занимали пространство на много метров ниже пола лаборатории. Трубка прогнулась и лопнула, обдав Тони каким-то зловонным газом, а сам он чуть не свалился в эту кошмарную технократическую пропасть, успев зацепиться за толстый, свободно болтающийся кабель. Потом раскачался и, прыгнув вперед, упал животом на крышку здоровенного прозрачного бака с бурой, пузырящейся жидкостью. Его чуть не вырвало, когда он увидел каких-то мерзких черных червей, активно копающихся в резервуаре. Он встал и, пытаясь не скользить, пошел по этой бочке, выбирая маршрут для выхода. Оп был так поглощен, что не заметил, как после обрыва газопровода шумы в зале изменились, стали более неспокойными и под чехлом что-то защелкало. Парни и Мари насторожились, но докричаться до японца они не могли, слишком далеко он ушел.

– Ну что же, надо начинать и нам. Не нравится мне этот чехол и то, что под ним лежит. – Джек подтянул оборванные, прожженные во многих местах, грязные черные перчатки, и подмигнув Биллу, весело сказал: – О'кей!

– О'кей, – пробурчал тот, не поняв, чему радуется его товарищ.

– Как ты? – озабоченно, с неподдельным участием спросила Мари Сергея, увидев его обожженную, залитую пластическим клеем руку.

– Да ничего, но уже стала отходить анестезия, болит, – Сергей поморщился.

Мари поглядела на готовящихся пробираться вперед парней и с сомнением сказала:

– Как это вы хотите? Думаете, получится?

– Мы все служили в армии и знаем: главное – двигаться, куда, не важно, а для нас сейчас – только вперед. Ты помнишь? – он взглянул на Билла, – слава Богу, мы не воевали, но этот учебный выброс в джунгли Амазонки я запомню на всю жизнь. Этот зал – площадка для гольфа по сравнению с тем болотом. Ты помнишь, Билл? – допытывался Джек.

Тот кивнул головой:

– Лучше не вспоминать.

– А ты помнишь, как мы там пробирались? – Джек быстро выхватил тяжелый нож-мачете, и махнув им над головой, вскрикнул: – Вот так!

Билли как шашку из ножен рванул свой тесак, а Сергей вспомнил, что выронил такой же у пульта львиной арки.

– Давай! – Джек с ходу ударил ногой в большой приборный шкаф, который с грохотом рухнул, осыпая приборы кучей искр.

Билли рубанул по висящим кабелям. Вокруг затрещало и загромыхало. Сергей ударами приклада своего плазменного карабина погасил несколько дисплеев, а Мари, идя сзади, распихивала норовящие упасть обломки изуродованных приборов.

Команда двинулась по кратчайшему к лифту пути, разметая перед собой все, что мешало этому движению. Старались не трогать только стеклянные реторты и колбы с разными жидкостями, но получалось так, что падающие шкафы разносили вдребезги хрупкие сосуды. Поднялись клубы дыма и всякие зловонные испарения. Лаборатория загрохотала, завизжала, запищала и завыла.

Под чехлом стали происходить непонятные события. Отвлеченный всем этим шумом, ниндзя обернулся и, видя тот переполох, который наделала догоняющая его команда, тоже взбодрился. Выхватив самурайский меч, висевший у него за спиной, он стал наотмашь рубить провода приборов и даже тонкие пластиковые и алюминиевые трубки.

Продвигаться он стал быстрее, но все равно русский и американцы догоняли его с удивительной скоростью. Тони осталось метров десять до маленькой площадки перед компьютерным пультом, как вдруг из-под чехла раздался страшный рев. Белая тонкая ткань заходила волнами, а потом в разные стороны полетели обрывки проводов, труб и других коммуникаций, которые туда вели. Ткань как будто разрезанная изнутри острым лезвием, разошлась в стороны, а оттуда вылезла металлическая когтистая лапа и молниеносным движением ранила в плечо не ожидавшего нападения Тони. Он все-таки успел уклониться, иначе удар пришелся бы прямо в горло. Лапа с тонким лезвием на конце пальца описала полукруг над его головой и замерла. Он выставил вперед меч, ожидая новой атаки, но ее не последовало. Все стояли как вкопанные. Такого не ожидал никто.

Чехол находился левее продвижения людей, но сейчас ближе всех к нему была вторая группа. Сергей направил плазменный карабин в его сторону, но решил пока не стрелять. Все тихо стали пробираться вперед, искоса поглядывая на пыхтевший под чехлом неизвестный механизм, который заставил японца истекать кровью. Рана была пустяковая, прорезан край левой дельты, и поэтому Тони даже не наложил шва, а только облизал окровавленный палец и стал спиной пятиться подальше от замершей лапы.

* * *

– Что там такое? – приблизившись к Джону вплотную, спросил Майкл.

На это Кинг только улыбнулся:

– Там смерть. Я придумал и создал самую совершенную машину для убийства. В ее чреве собрано столь современное оружие, что оно делает ее неуязвимой перед самыми мощными армиями мира. Что там горстка недобитых суперменов, рискнувших бросить вызов мне, величай...

– Заткнись! – зло оборвал его Питер. – Ты сумасшедший, обыкновенный сумасшедший, и твои бредовые идеи...

Он не договорил, потому что глянул на экран и увидел, как там в лаборатории чехол начинает медленно сползать, обнажая это чудовищное «существо». Джон был прав, говоря, что это совершеннейшая машина для убийств, но он не сказал того, что она еще не завершена. Внешние формы и вся механика были в полном порядке, но в уникальный компьютер была введена лишь часть полной программы. Для доводки его детища до нормы потребовались бы еще две недели, но потревожившие ее люди ускорили зловещее пробуждение. И вот оно свершилось. Кинг сам не знал, какова сейчас мощь этой твари, и поэтому бравировал, надеясь на лучший для себя исход. Все замерли, наблюдая, как две огромные телескопические лапы, раздвигая на своем пути приборы, сталкивают огромный чехол с червеобразного сегментарного тела. Оголяя блестящую толстую панцирную броню, этот монстр медленно приподнялся на шести сильных лапах и неожиданно быстро повернулся своей головой к японцу. Во время разворота его тело разнесло, наверное, половину лаборатории. Сметенные ударом огромного хвоста, горы приборов, взрываясь, полетели в разные стороны, образуя сплошную деформированную массу.

* * *

– О, черт! Как жаль, что это не голограмма, – пятясь, процедил сквозь зубы Джек.

Несколько ящиков полетело и в их сторону. Наконец чехол полностью упал и обнажил тело этого механического чудовища. Длина его была метров тридцать, а в диаметре метров восемь в самом толстом месте. Похож этот урод был на гусеницу с множеством небольших проворных лапок, которые вылезли из тела через открывающиеся металлические сфинктеры. Монстр стоял на шести лапах, выставив впереди себя еще две. Внезапно пластины на верхней части туловища зашевелились, и сквозь образовавшуюся дыру вылезла небольшая, похожая на перископ подводной лодки, искрящаяся стеклянными линзами, подвижная голова. Длинная телескопическая шея придавала ей любой наклон. Лапы растопырились в разные стороны и, стараясь обхватить японца, стали приближаться к нему. Тони рубанул саблей по одной из них, но та с молниеносной быстротой отдернулась, а вторая, резко пролетев по нижней дуге, заточенным острием располосовала ему бедро. Он ахнул, выронил меч и, вскинув пулемет, выстрелил очередью прямо в маленькую головку. Той как след простыл, а пули, рикошетя о дальнюю стену лаборатории, завизжали над головами американцев.

17
{"b":"2361","o":1}