ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Персональный демон
Черный кандидат
Плейлист смерти
Эра Водолея
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Смерть в белом халате
Экспедиция в рай
Темная ложь
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
A
A

– Держись, держись!

Кот хотела подтянуться и зацепиться ногой, но силы у нее были на исходе, и она повисла без всякой надежды на спасение, обреченно глядя молящими и полными ужаса глазами на Сергея и Мари. Она тяжело дышала и жалобно поглядывала то на них, то вниз, на окровавленный желоб и сверкающий красный клинок. Мари замолкла и, тоже оцепенев, беспомощно смотрела в глаза своей подруге, словно просила прощения за то, что не может ей помочь, за то, что взяла ее с собой, за то… в общем, за все. У Сергея комок подкатил к горлу, он заревел как зверь и, убрав лазерный пистолет, изо всех сил ударил ногой в прорезанный кусок решетки. Удар, еще удар – и прутья, изогнувшись, сломались под мощнейшими пинками кованого армейского ботинка. Железный обломок с грохотом покатился по желобу и снес торчащее лезвие. Прилив радости тут же сменился припадком отчаянной злобы. Так как на месте сломанного ножа вылез новый. Кэт громко застонала, у нее соскользнула одна рука.

– Держи веревку, – Сергей просунул половину туловища в пролом и, махнув рукой с зажатой в ладони веревочной петлей, кинул, но веревка не успела долететь. Кэт сорвалась и, охнув от удара, покатилась по желобу головой вниз. Она подняла руки, машинально закрывая лицо, но острейшее стальное лезвие рассекло ее тело вдоль на две части.

Мари от ужаса закрыла глаза, чтобы не видеть эту чудовищную смерть. Она истерично рыдала, обхватив толстые ржавые прутья. Ее трясло как в лихорадке. Сергей замер, перевесившись в проеме решетки, держа в руке бесполезно болтавшуюся веревку.

– Давай руку! – заорал он Мари. Та рыдала и ничего не слышала.

Тогда Сергей вылез из дыры и, подойдя с другой стороны решетки к тому месту, где она зацепилась, просунул сквозь прутья руку и изо всех сил ударил ее ладонью по щеке, потом еще и еще. Бить было неудобно, удары получились слабые. Но и это помогло: девушка перестала трястись и, сильно всхлипывая, взглянула на Сергея. Она пришла в себя, сделала шаг к дыре, чтобы вылезти, но решетка качнулась и стала наклоняться в ее сторону.

– Нет! – бешено заорал Сергей, цепляясь руками за прутья и пытаясь весом своего тела сбалансировать их. На секунду это ему удалось, но груда ржавого металла перевесила, и решетка рухнула. Мари намертво сцепила руки и повисла, болтая ногами и крича. Сергей упал на решетку грудью, ударившись носом и губами о толстенный прут. На секунду у него потемнело в глазах, во рту появился привкус крови, которая сильно потекла из разбитого носа. Она скапливалась на губах и капала прямо на голову Мари. Та пыталась отодвинуться, но ее лицо уже было в крови, и Мари, чтобы вывести Сергея из состояния нокдауна, заорала:

– Серж! Серж!

Он очнулся и, просунув в решетку руку с веревкой, попытался дотянуться до пояса, чтобы завязать узел за крепежный ремень комбинезона. Но в этот момент у Мари сорвалась левая рука и ухватилась за веревку. Почти одновременно сорвалась правая, и Мари повисла между решеткой и желобом. Сергей, лежа на решетке, просунул руки между прутьев и изо всех сил старался удержать выскальзывающий тонкий акриловый трос.

– Держись, держись, – хрипел он, сжимая фал так, что он прорезал перчатки и больно обжег окровавленные ладони.

Мари медленно спускалась, а когда коснулась ногами наклонного пола желоба, Сергей освободил одну руку и замотал ненатянутый конец тросика вокруг прутьев, завязав его крепким морским узлом.

– О'кей! – крикнул он, вставая на ноги и опуская вниз другой конец троса.

В этот миг он услышал шум воды, которая грязным валом перекатила через край и полилась на голову стоящей внизу девушки. Сергей сел на край прорезанной в решетке дыры и, спрыгнув вниз, повис на руках, потом схватился за другой прут и, прицелившись, прыгнул на веревку. Не дожидаясь пока она кончит раскачиваться, Сергей стал соскальзывать вниз и через секунду стоял рядом с Мари, держась одной рукой за фал. Он огляделся. Окровавленное лицо его спутницы было искажено ужасной гримасой. Оно как-то сразу постарело и, может быть, навсегда потеряло свою женскую прелесть и привлекательность. Мари трясло то ли от холода, то ли от страха. Она была мокрая с ног до головы; впрочем, через секунду насквозь промок и Сергей. Они полустояли, полувисели под этим искусственным водопадом, совершенно не зная, что делать.

– Другого пути нет, надо спускаться вниз по желобу! – крикнул он в ухо Мари. Говорить нормально мешал грохот падающей воды. Она только кивнула в ответ, вопросительно глядя на Сергея, который одной рукой достал лазерный пистолет и, направив его вверх, начал лучом резать среднюю решетку. Лазерный луч поднял облако шипящего белого пара, испаряя падающие потоки зловонной морской воды. Эта вода уже смыла не успевшую запечься кровь Кэт и негра и теперь неслась шумным ручьем куда-то вниз. Наконец лазер расплавил последний кусок прута, и огромная решетка, сложившись как книжка, с грохотом рухнула вниз и, лязгая, покатилась, оставляя за собой шлейф водяных брызг.

– Вперед! – скомандовал Сергей, и они отпустив концы веревок, плюхнулись в мокрый скользкий желоб и на спинах понеслись вслед за сломавшим нож железом. Вода смягчала удары, но все-таки мелкие выступы и попадающиеся камешки оставили на теле немало синяков. Лезвий и каких-либо преград больше не встретилось. Если даже они и были, их разнесло мчащимися впереди кусками решетки. Желоб извивался и петлял в почти неосвещенных ходах, а потом резко оборвался в большом светлом гроте. Когда Мари и Сергей пришли в себя и поняли, что живы, с удивлением заметили американцев и бельгийца, которые были не менее поражены внезапным появлением.

– О'кей, парень! Русские горки! – Билл протянул руку Мари и, с силой дернув, поставил ее на ноги, потом подал руку и Сергею, но тот жестом отказался и быстро встал.

* * *

В тот момент, когда Жан, закончив стрельбу, немного успокоился и, присев на камни, достал фляжку, стена со страшным грохотом разлетелась на куски и чуть ли не на головы всех троих посыпались гранитные глыбы. Только они успели разбежаться, как из пролома вылетели куски разрубленных тел негра и Кэт. Потом полилась вода, за ней прогрохотали обломки решетки, а уж после прилетели Мари с Сергеем, живые и невредимые. Правда, вид у них был ужасный: изорванные в клочья комбинезоны висели жалкими лохмотьями; грязные, мокрые, окровавленные молодые люди были похожи скорее на пришельцев из преисподней, чем на недавно позировавших перед телекамерами радостных героев супершоу.

– Я вижу, вы двоих потеряли? – спросил бельгиец, указывая на изуродованные тела.

– Мы тут все потеряемся, – зло ответил Сергей по-английски.

Мари дрожала. Она подошла к остаткам тела Кэт почти вплотную и, закрыв лицо руками, тихо застонала. Сергей обнял ее сзади за плечи, развернул и отвел в сторону. Уткнувшись лицом ему в плечо и обняв его за шею, она зарыдала. Успокаивать девушку было бесполезно, это понимали все, и все стояли, переминаясь с ноги на ногу. Они не знали, что сказать и что сделать. Сергей, прижав к себе Мари, гладил ее по голове и разглядывал своды грота. Оставшиеся телекамеры пристально наблюдали за каждым их движением. «Наверное, и дядя Майкл и Питер тоже смотрят, как нас тут разрубают на куски»,– подумал Сергей, и отчаянная злоба захлестнула его. Задыхаясь от гнева, он подошел к телекамере как можно ближе и яростно заорал, да так, что все вздрогнули, и его вибрирующий голос многократно прокатился под сводами каменного грота и, наверное, затронул души не только живых, но и мертвых.

– Подлецы, сволочи, гады! За что вы так? За что вы так нас ? – его трясло от ненависти, он задыхался и с трудом выговаривал слова. – Майкл, дядя Майкл! За что? – почти шепотом закончил Сергей.

Он не знал, что Майкл смотрит на него в упор, и что из глаз у него текут слезы, и что он тоже задыхается от щемящей безысходности.

– Прости меня, ради бога, прости меня, прости… – еле слышно молил Майкл, вцепившись в подлокотники своего кресла так, что кончики пальцев под ногтями побелели.

9
{"b":"2361","o":1}