ЛитМир - Электронная Библиотека

Стивен внимательно осмотрел ему зубы, язык и сказал:

— Извини, приятель, но так надо! На нашем месте ты поступил бы точно также.

Эдвард промолчал, а Стивен лег рядом с ним, засунул в рот капсулу, проглотил ее, проверил автомат и положил его на живот.

Джон залег рядом с Тиной, и повернул ствол гранатомета вправо. Палец левой руки он положил на курок. Быстро проглотив таблетку, он огляделся и сказал Тине:

— Увидишь опасность — дай знать, но тихо. Кричи только в экстренном случае.

Вооруженные и свободные от пут, друзья прикрывали связанных товарищей от нападения извне.

Прошло несколько минут.

— Началось, — прошептал Эдвард.

Стивен искоса взглянул на него и ощутил накатывающуюся волну. Джон посмотрел на девушку, на ее освещенный костром профиль, и спросил:

— Не страшно?

Тина еле заметно двинула головой, но чувствовалось, что путы сильно ее стесняют.

На Джона навалилось тепло, и он начал куда-то проваливаться. Парни входили в гипнотический транс, вызванный действием сильного комплексного наркотика ноодилтриморфината.

Голова у Джона закружилась, стало очень жарко, но через мгновение неприятные ощущения пропали, и ему показалось, что в самом центре тела, в солнечном снлетении у него находится шар. Затем он почувствовал, будто этот шар поднимается вверх по внутренней стороне позвоночника. Пройдя область сердца, гортань, шею, шар остановился в самом центре мозга, где-то между бровями.

Перед глазами замерцал синий свет. Ощущение сильного тепла странно слилось с внутренним видением объемного, как бы реально существующего шара. Джон явственно видел, что шар — синий.

В следующий миг ему показалось, что его ноги растворяются. Через секунду он уже не смог усилием воли получить информацию об их существовании. От ног к его телу начала надвигаться стена онемения. Джон хотел пошевелить пальцами рук, но не смог. Через секунду руки растворились…

«Пока все идет нормально, — думал он. — Это как на сеансе трансцендентальной медитации: стадии погружения сменяют одна другую».

Когда стена, растворив ноги и руки, дошла до головы, Джон перестал ощущать свое тело. Он только чувствовал сильное тепло в самом центре черепной коробки и видел у себя перед глазами синий шар.

Внезапно откуда-то издалека ударил яркий свет, и появился второй шар, похожий на первый, но беловатого цвета. Он был чуть меньше в диаметре. Он переместился к верхней части лба и вошел внутрь черепа.

Джон ощутил второй очаг тепла. Вокруг шаров что-то замерцало, переливаясь всеми цветами радуги. Синий шар пропал, а белый остался. Ощущение жара от обоих шаров сохранялось. Перед глазами поплыли причудливые фантастические картины, лишенные всякого смысла. Джона поразила их яркость и объемность. Контуры и формы видений постепенно стали подчиняться какой-то закономерности. Перед глазами возникло лицо его шефа, полковника Кеннона Хилла, зазвучал его голос. Этот голос Джон слышал не ушами, он исходил откуда-то из глубины подсознания, но он не сомневался — это действительно был голос полковника. Наркотик возбудил именно те нервные Центры мозга, которые обычно бездействуют. В них-то и была когда-то внесена та информация, которая сейчас прокручивалась в голове Джона, Стивена и Эда.

«Вы узнаете кое-что о том, с чем вам предстоит работать», — монотонно говорил Хилл. Перед глазами замелькали обрывки кинокадров, видеозаписи, лица людей, какие-то дома, заводы, машины. Голос полковника продолжал:

«Пятнадцать лет назад крупнейшая в мире компания по производству электронных часов, таймеров спецназначения и компьютеров приступила к исследованиям, а позднее и к практическим разработкам специальных устройств, осуществляющих телепортацию материальных предметов сквозь физическое пространство и время. Проект получил название «Суперстар». Через несколько лет работы были засекречены, но в печать иногда просачивалась информация о некоторых успехах фирмы. Последние восемь лет компания окружила работы такой секретностью, что даже наша лучшая агентура ничего не знает о проекте».

Перед глазами Джона поплыли какие-то фотографии, газетные вырезки, интервью с видными учеными мира в этой области.

«Несколько месяцев назад, — продолжал голос, — наш секретный агент «Фантом» (перед глазами у Джона появилось лицо Эдварда Прайса) передал нам информацию, касающуюся расположения одного из секретных объектов фирмы».

Джон как бы воочию увидел фотографии со спутников, киносъемки с самолета.

«Однако (в голосе появилась напряженность) объект так хорошо защищен энергополями, что никакая спутниковая разведка не дала результата. Удалось лишь уловить помехи радио— и телесвязи. Именно тогда созрел план посылки в этот район разведгруппы из наших лучших военных разведчиков. Выбор пал на тебя, Джон, и на твоих товарищей. (Перед глазами проплыли лица Стива, Мака, Джека и других).

Теперь само задание. Тебе Джон, необходимо любой ценой выжить и передать нам всю информацию, сознательно или подсознательно воспринятую тобой. Она должна прямо или косвенно касаться проекта «Суперстар». Даже если твое физическое тело погибнет и навсегда утратит все физиологические функции, информация, касающаяся проекта «Суперстар», на некоторое время сохранится в отделах твоего мозга. Мы специальными способами получим ее. Теперь все. Приказ отдан. Отдыхай».

Свет перед глазами Джона погас и через мгновение вновь разгорелся. Опять послышались странные навязчивые звуки, перед его внутренним взором поплыли непонятные цветные картины. Затем звуки стали удаляться. Размеры и формы предметов и людей в картинах приняли гротескные, фантастические объемы, все куда-то поплыло — и Джон уснул. Его сознание полностью отключилось.

Тина чувствовала себя неудобно: ремни сильно ее стесняли. Мысли несвязно теснились в голове. Злость и раздражение из-за онемевших связанных рук и ног мешали сосредоточиться. Она принялась считать звезды на небе в надежде уснуть, но сон не шел. «Кому-то все же надо было остаться в сознании и охранять лагерь», — думала она, пытаясь пошевелить то руками, то ногами. Но ремни были затянуты профессионально. Нельзя было даже двинуться.

Так прошло около получаса. И тут девушке пришла в голову сумасшедшая идея: а что если войти в транс и попробовать подключиться к мысленному полю парней? Может ей удастся узнать информацию, которая сейчас у них в головах?

Тина попыталась определить на слух, нет ли поблизости хищников. Она лежала, почти не дыша, и вслушивалась в ночные всхлипы леса. Похоже, опасности не было.

Девушка легла поудобней и начала с обычных формул самовнушения: расслабление, спокойствие, тяжесть, тепло, дыхание, сердце, растворение тела… Достигнув состояния, когда сознание освободилось Тина мысленно приказала себе: «Я — это ты, Джон. Я сильнее тебя… Я вхожу в тебя, в твой мозг… Я хочу этого… Я уже вошла. Я в твоих мыслях».

Перед ее внутренним взором поплыли картины, которые в этот момент видел Джон. Тина концентрировалась именно на Джоне, потому что он лежал рядом, касаясь ее локтем. Сначала она не слышала никаких голосов, но через несколько минут в ее мозгу зазвучали слова. Тина не знала, что это говорил полковник — она подключилась к мысленному полю Джона лишь в середине сеанса.

Четкие, красочные видения время от времени прерывались всплесками погони, драк и перестрелок. Дважды крупным планом появилось лицо человека, похожего на Эдварда Прайса. Черты его лица странно менялись, и Тина различила самого Эдварда Прайса. Понять смысл этих видений девушка не могла, но старалась ничего не упустить.

В небе все так же мерцали звезды, но оно стало ярче и светлей. Горизонт чуть-чуть осветлился. Солнце еще не появилось, но его лучи уже прогоняли ночь. Мгла рассеивалась.

Наконец неяркие первые лучи солнца скользнули по лицу девушки. Тина встряхнулась, освобождаясь от мысленного поля Джона, и открыла глаза. Несколько минут она с радостью наблюдала, как солнечный шар ползет и ползет вверх, заливая красноватым светом все вокруг.

18
{"b":"2362","o":1}