ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если бы я знала, я бы уже это сделала! – отчаянно прошептала я.

– Помолись за нее, – грустно попросила Мария, – вдруг твои молитвы помогут.

На щеке бедной женщины блеснула слеза.

– Хорошо, – кивнула я.

Мне вдруг стало душно. Душно в этом доме душно в этой деревне. Захотелось бежать прочь подальше, забыть об увиденном! Ну как мне разобраться, почему это все происходит? Если я могу помочь, если именно в этом заключается мое задание, то что я должна сделать?

– Я… побуду… на улице… – выдохнула я и бросилась бежать.

Я выбежала со двора и побежала прочь, расталкивая толпу. Дождь лил по-прежнему, но никто не расходился. Это всеобщее отчаяние заставляло меня чувствовать себя преступницей. Ну зачем она сказала, что я могу помочь? Почему не сказала, чем именно? Я не могу оставаться здесь. Не могу видеть, как она умрет…

Я бежала по пустой деревеньке и плакала, бушующая гроза была точным отражением моего внутреннего состояния. Я остановилась, когда очутилась на мосту, я попросту поскользнулась, ухватилась за перила и остановилась. Река темнела и бурлила под мостом, изредка освещаясь вспышками молнии. Я стояла и от бессилия выла в темное небо. Потом посмотрела на руку, на кольцо, мерцающее на пальце.

– Ну что мне от тебя, какая польза, если я не могу ничего поделать?! Я не могу отсрочить смерть, это ясно, тогда какого черта…

Я в отчаянии заозиралась. Куда мне теперь пойти? Назад вернуться я не могу, там от меня чего-то ждут и на что-то надеются, я не выдержу их укоризненных взглядов! В городок? Там меня тоже ждут… О Вэнс! Где же ты сейчас? Ты ведь меня уже спасал, всегда приходил вовремя, когда мне нужна была помощь. Я горько усмехнулась.

И вдруг увидела неподалеку от моста, на том берегу, чей-то силуэт в белом. Мурашки побежали по коже. Сверкнула молния и освежила фигуру девушки в белом. Ее распущенные длинные волосы развевались на ветру. Она стояла ссутулившись, лицом к воде, руками закрывая лицо. Возможно, она плакала.

Я тихонько перебралась по мосту на другой берег и пошла в ее сторону. Она не слышала и не видела меня, целиком погруженная в свое горе. Теперь я это точно поняла, когда, подобравшись поближе, услышала, как она негромко всхлипывает:

– Мама, мамочка, я не смогу пережить твоей смерти… Я не могу остаться одна, я погибну. Они меня убьют…

Я задумалась. Еще одна дочка Изараны? Безутешна в своем горе. Но почему она боится остаться одна? Ведь у нее есть сестра, Мария, люди в деревне уважают ее наверняка как дочь целительницы… Я подкралась почти вплотную и уже собралась ее окликнуть, как девушка перекрестилась и, взмахнув руками, бесшумно бросилась в реку. Я закричала и поймала ее за волосы, а другой рукой – за кончик платья. И рванула назад. Девушка вскрикнула и обмякла в моих руках, она потеряла сознание.

Я оттащила ее подальше от воды и уложила на траву. От обилия впечатлений хотелось утопиться самой, но надо выяснить, почему для купания она выбрала такое странное время и погоду. Такая молоденькая, наверняка лет на пять младше меня, с тонкими, кукольными чертами лица. Я похлопала ее по щекам.

– Э-эй, приди же в себя!

Я стащила плащ и накинула его на бедняжку Та содрогнулась и открыла глаза. И посмотрела на меня испуганно и изумленно одновременно.

– Ты чего? – спросила я. – Зачем ты это задумала?

– Кто ты? – прошептала девушка. – Что тебе нужно?

– Мимо проходила, – вздохнула я, откидывая мокрые волосы с лица, – а тут гляжу – ты поплавать решила. Не самая разумная идея!

– Зачем ты меня спасла? Я не хочу жить! – расплакалась девушка. – Мне нет жизни теперь, когда умерла моя матушка…

– Как умерла? Кто твоя мама?

– Она была портнихой, мы жили в Ларагуне – кивнула она в сторону городка. – В последнее время она очень болела. Врачи сказали, что ее нельзя вылечить. Тогда я позвала деревенскую целительницу, и она поставила маму на ноги. Но в городе есть плохие люди, которые назвали целительницу ведьмой и… они убили маму! А теперь они пытаются убить и меня! Я не могу больше жить там, я не могу больше жить вообще…

– Почему же ты не нашла убежища в деревне?

– Они найдут меня и там, меня некому будет защитить. Мне некуда идти, негде жить… – Боль и отчаяние девушки передались мне. – Пожалуйста, дай мне это сделать…

– Ну уж нет! – возмутилась я. – Моя совесть мне этого не простит. Постой, мы что-нибудь придумаем.

Я обняла ее за плечи, и мы замолчали. Каждая думала о своем, каждая искала выход. Я здесь ненадолго. Чем я могу помочь девушке? Вообще, разве я в силах помочь кому-то? Горечь снова начала наполнять меня.

Помочь… Я сделаю все, что смогу, я попытаюсь.

Неожиданно у меня очень четко мелькнула мысль!

– Я знаю! Как тебя зовут?

– Иванна…

– Пошли со мной, Иванна! – Я помогла девушке подняться и потащила ее за собой.

Девушка молча следовала за мной, словно кукла, казалось, ей все было безразлично.

– Мария, Изарана… – начала я встревоженно.

– Еще жива, – печально ответила Мария, – но уже едва дышит. Все напрасно… – И она расплакалась.

– Мария, покажи ей скорее эту девушку, – Я подтолкнула Иванну вперед.

Глаза женщины загорелись надеждой, слабой, но надеждой. Она ласково взяла Иванну за руку и повела в дом. Я пошла следом, но входить не стала, а остановилась в дверях.

Они подошли к кровати и опустились на пол.

– Мама, вот… – начала Мария и осеклась. Старушка вдруг вздрогнула, и все ее тело сотрясло от небывалой судороги. «Конец», – подумала я.

– Она! – вдруг воскликнула Изарана громко. – Это она!

– Мама! – В голосе Марии звучала отчаянная надежда.

– Выйдите все! – вдруг четко и ясно приказала Изарана. – Оставьте нас одних. Скорее! Я должна передать ей свой дар!

Женщины в секунду испарились из комнаты. Мария выволокла меня и захлопнула дверь. Изарана и Иванна остались внутри.

– Господи, спасибо тебе! – Мария кинулась обнимать меня.

Женщины, бывшие свидетельницами происшедшего внутри, разносили новость среди жителей деревни. В толпе нарастал радостный гул и ликование, все обнимались. Успокоенные и вновь ожившие люди стали расходиться по домам, унося на руках уснувших детей.

– Мне-то за что? – удивилась я.

– Ты привела ее, ты нашла, ты помогла, – твердила Мария, целуя меня.

Неожиданно более громкий раскат грома прозвучал над головой, молния пронзила небо, и… гроза смолкла, наступила тишина. Дождь мягко прекратился.

Дверь открылась, и на пороге возникла Иванна. Но сейчас она выглядела по-другому. Ее глаза сияли, она улыбалась, осанка была королевской, и во всей ее фигуре проступала сила и уверенность в себе.

– Пожалуйста, войдите попрощаться с Изараной, – мелодичным голоском позвала она.

Мы с Марией и еще несколько человек, родственников, бросились внутрь.

Старушка лежала спокойная и умиротворенная. Ее лицо разгладилось. Она улыбалась.

– Я передала девочке свой дар. Отныне они будет жить в этом доме и заменять меня, – твердо заговорила Изарана, – любите и храните ее, как меня. Прощайте, мои дорогие, мне пора уходить. Я вас всех очень люблю.

Она замолчала, и в тот момент, когда Мария склонилась, целуя ее в лоб, ее глаза закрылись навеки и дух покинул тело.

Мне стало так тепло и радостно, волна удовлетворения прошла по всему телу. И я вдруг, поняла, что Я ВЫПОЛНИЛА СВОЮ МИССИЮ, ради которой здесь очутилась!

Да, вот так, ничего не подозревая, не осознавая, я сделала, что от меня требовалось! Сердце екнуло, когда я подумала, что могла бы и не сделать этого, столько было моментов, когда я чуть было не пошла по другому пути…

Кто-то подошел сзади и мягко обнял меня за плечи. Я оглянулась. Иванна ласково смотрела на меня.

– Пойдем, я хочу привести тебя в порядок, – улыбнулась она.

Я, ничего не спрашивая, пошла за ней. По ее указаниям меня искупали, переодели в сухую чистую одежду и покормили.

23
{"b":"2364","o":1}