ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она горько плача опустилась на скамейку, я не знала, что сказать. Я ощущала себя так мерзко, как будто была отчасти виновата в случившемся. Наверное, потому, что сама нахожусь во всем этом, кто знает, может быть, таким вот образом это коснется однажды и меня… И тут я подумала…

– Лора! – быстро сказала я. – Послушай меня, пожалуйста! Дэна уже не вернуть. Но ты в опасности! Скажи мне, каким образом Дэн мог попасть сюда, если бы ему удалось стать снова человеком?

– Я оставила ему проводник…

– Что это? – не поняла я.

– Медальон, с его помощью он перенесся бы ко мне…

– Раз Инквизитор так быстро нашел его, то он в любой момент может найти и тебя! Понимаешь? Сомневаюсь, что он мог пропустить этот предмет… Лора, тебе нужно быстро выполнять свое задание и возвращаться домой.

– Думаешь, там я буду в безопасности?! – с сарказмом воскликнула Лора. – Да мне плевать теперь на все. На Инквизитора, на задание, на все! Я не буду его выполнять! – Она захохотала. Во весь голос. – Вот так им всем! Фига с два я буду что-то делать. Я им не марионетка! Я не бездушная кукла, которой можно пользоваться, наплевав на ее чувства. Пусть попробуют меня заставить!

Я заозиралась, беспокоясь о реакции прохожих. Но вокруг почему-то не было ни души.

– Лора, послушай…

– Нет, это ты меня послушай! – истерически воскликнула Лора. – Может, тебе больше такой возможности не представится. Мы ведь словно рабы, мы выполняем задания, не вникая в суть, а что мы имеем взамен? Они забирают нашу любовь, нашу жизнь, наши души! Они пытаются держать нас в страхе, как животных… Разве это нормально? Почему они не идут нам навстречу, разве мы не заслуживаем этого? Я три года выполняла их долбаные задания и в ответ лишилась всего. Дэн был всем для меня! Она снова кричала.

Порыв ветра прокатился по аллее, порыв ледяного ветра. А потом в воздухе стало что-то происходить. Повсюду клубилось сначала едва уловимое, а потом все более проявляющееся голубоватое сияние. Как тогда, в огороде…

– Лора! – с замирающим сердцем крикнула я, вскакивая.

Она тоже заметила сияние и, расхохотавшись, захлопала в ладоши.

– А вот и Инквизиция собственной персоной! Добро пожаловать, вас только и ждали!

Она смеялась, но смех этот был горьким, из глаз текли слезы. У меня сердце просто разрывалось. Я безумно хотела помочь ей, уберечь ее, но не знала как.

– Правду говорят, если дважды случайно сталкиваешься с Инквизитором, в третий раз он придет по твою душу! – крикнула Лора мне.

Словно в ответ на ее слова, из-за дерева на дорожку шагнул мужчина. Я сразу узнала его. Тот самый, что уничтожил Даниэля. Хотя тогда была ночь, но я хорошо его запомнила, даже не зрительно, а на уровне ощущений. Тот же непроглядно-черный плащ, то же ледяное ощущение агрессии, исходящее от него. Как от огромной каменной скалы.

– Ведьма! – громко произнес он.

На секунду мне показалось, что он обращается ко мне. Силы покинули меня, словно что-то швырнуло и пригвоздило к скамейке, я не могла пошевелиться.

Лора злым рывком вытерла слезы и вызывающе подняла голову.

– Ты будешь уничтожена за свои преступления! За нарушение границ, за помощь в преступном намерении вампира…

– Добавь к этому еще отказ выполнять задание, – злорадно прервала его Лора, – справляйтесь без меня!

– Это уже не имеет значения, – ровно ответил Инквизитор, – хватит того, что ты уже совершила.

– Да, – кивнула Лора, делая шаг к нему, – я совершила страшное преступление: боролась за свою любовь.

– Он тебя не любил, – покачал головой Инквизитор, – он сразу выдал тебя.

– Как ты смеешь говорить о том, чего не знаешь?! – разозлилась Лора, дрожа всем те! лом от нервного возбуждения.

– Я видел его душу как на ладони… И мне жаль тебя. Он всего лишь воспользовался тобой, чтоб вернуться. Он никогда не остался бы с тобой.

– Замолчи!!! – закричала Лора, мотая головой.-Я тебе не верю!!!

– Это не имеет значения. Ты ответишь за свои поступки. Ты знала, на что шла и к чему это приведет. Но ты сделала выбор. Не так ли?

Лора вдруг сникла. Мне показалось, что она все-таки поверила в слова Инквизитора о Даниэле.

– Мне и вправду нет смысла жить дальше, – спокойно сказала она.

Я хотела закричать, оглянулась судорожно по сторонам, но вокруг по-прежнему не было ни души.

– Именем Инквизиции и правом, предоставленным мне Верховным Инквизитором, я приговариваю тебя к уничтожению! – Мужчина поднял вверх обе руки. Из ладоней хлынули потоки ослепительно лазурного цвета и слились с Лорой, окутали ее. Она опустила голову и выронила бутылку с водой на асфальт.

Сияние прекратилось. Я вся дрожала.

– Приговор приведен в исполнение, – негромко и, как мне показалось, устало, с какими-то человеческими нотками сострадания произнес Инквизитор.

На месте Лоры осталась кучка пепла. Инквизитор легко махнул рукой, и порыв ветра разметал пепел в секунду.

– Вторая встреча, – стальным голосом обратился он, сделав ударение на слове «вторая», – слишком часто ты мне попадаешься, ведьма!

Оцепенение немного отпустило меня.

– -Не думай, что я этому рада.

– Я и не думаю. Но больше чем уверен, что эта встреча – не последняя. Зато следующая, уверен, будет последней для тебя.

Я снова почувствовала дрожь во всем теле.

– Пошел ты! – процедила я, отворачиваясь.

– До встречи! – усмехнулся он, как мне показалось, в каком-то предвкушении. И исчез. Просто растворился.

И все вернулось на круги своя. Запели птички (а я и не заметила, что они молчали все это время!), появились прохожие, не обращающие на меня никакого внимания.

А я, глядя неотрывно в то место, где только что стояла Лора, подтянула ноги к себе, поставила их на скамейку, обняла колени и попыталась согреться – меня колотил озноб.

Сколько я так просидела, не знаю, я не ощущала, как летит время.

Девушка, вам плохо? – вывел меня из небытья чей-то встревоженный голос. – Вам помощь нужна?

Я подняла глаза и ощутила, что их застилает пелена слез. Вытерла слезы рукавом и разглядела немолодую женщину, склонившуюся надо мной. Она ждала моего ответа.

– Нет, спасибо, со мной все нормально, – охрипшим голосом проговорила я и откашлялась. – Скажите, пожалуйста, сколько сейчас времени?

– Пять минут шестого, – глянула женщина на часы. – Вам правда ничего не нужно? Я тут живу неподалеку…

– Нет, правда! – сказала я и подумала! «Ого-го, ни фига себе! Пять часов просидела не шелохнувшись!»

Женщина пожала плечами и продолжила свой путь.

Я попыталась быстренько вскочить, но с оханьем упала обратно. Ноги затекли и не хотели меня держать, поясницу ломило… Кое-как дождавшись, когда кровообращение наладится, я сползла со скамейки и, прихрамывая, устремилась к детскому саду. По дороге я думала о случившемся. Лора… Было ощущение нереальности событий. Неужели все так и произошло, на мои глазах? Бедная девушка. Она так любила, что не захотела жить, узнав о смерти любимого… Я подумала о том, что было бы, если бы перед Лорой встал выбор: быть или не быть ведьмой. Что бы она выбрала. Выбрала бы, к примеру, остаться человеком… Она была бы, наверное, счастлива с Данилом, может, они поженились бы, родили детей… Как миллионы семей. Смогли бы они пронести свою любовь через всю жизнь? Не пожалела бы она впоследствии о своем выборе? Став ведьмой, начинаешь ценить жизнь, видишь ее иначе. Так же и мгновения счастья. Любовь – вот счастье, единственное, достойное отречения от всего остального.

Но у Лоры, как и у меня, как и у остальных ведьм, не было выбора. Это просто случилось. И когда это разлучило их с Данилом, она жертвовала собой, чтоб вернуть его, спасти. Ведь она знала, чем все может кончиться.

А что бы сделала я, окажись на ее месте?

На какое-то мгновение отчаяние охватило меня. Я вспомнила ее слова, выкрикнутые, исторгнутые болью из глубины души: «…Мы словно рабы, мы выполняем задания, не вникая в суть, что мы имеем взамен? Они забирают нашу любовь, нашу жизнь, наши души!…» Она знала больше меня. Обо всем. Об этой системе, в которой задействованы мы, а также – Инквизиторы, и мало ли кто еще. О том, что или кто стоит за всем этим, – не может быть, чтоб не стояли! О том, что, по сути, Лора была права. В этой системе мы – винтики большой машины которые в процессе возникновения неполадок просто устраняются и заменяются новыми. Мы делаем что-то, судя по всему немалое, а наша собственная жизнь не стоит ничего, наши желания не учитываются. Вот, например, я люблю своего мужа. Но он – обычный человек. А узнай он о моих «командировках» и воспротивься этому, где гарантии, что его попросту не уничтожат? Его, весь смысл моей жизни… Разве после этого я смогу как ни в чем не бывало продолжать выполнять задания? Нет, я не робот. Вот тогда придет и мой черед. И меня заменят другой, более удачной «деталью», не обремененной семьей и любимым человеком. А ее потом – другой, когда закономерно в ее сердце войдет любовь. Чувства помеха… Вэнс был прав?

34
{"b":"2364","o":1}