ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Весь день мы с девчонками радостно обсуждали предстоящее празднование за городом. Ольга с Татьяной повздыхали относительно того, что они нам не ровесницы, да и мужья никогда не отпустят их на такое мероприятие, а сами не поедут – интересы у них дальше пивка с друзьями по выходным и похода на футбол с теми же друзьями не простирались.

– Фима таким никогда не станет, – встревожилась Вася, – страшно подумать!

– Это первые года три после свадьбы они такие шелковые, романтичные и внимательные, – вздохнула Ольга, – а потом… думают, куда ты от них денешься, и расслабляются.

– А Матвей не любит пиво, – тихо проговорила Света, – и футбол не смотрит.

– Дай бог, девчонки, чтоб у вас все сложилось веселее, – засмеялась Татьяна, – не давайте мужьям на диване залеживаться!

Мы захохотали.

– Мой Олежка не залеживается, – покачала головой я, отсмеявшись, – работает, так что дома не застанешь. И командировки… А я скучаю.

– Дети пойдут – не соскучишься! – кивнула Татьяна и приняла звонок.

– Дети… – задумалась я.

– А вы еще не планируете завести ребеночка? – смущенно спросила Светка.

– В общем… Не говорили об этом пока, – задумалась я, – последний раз, когда вообще говорили о детях, я так поняла, что мы оба хотим этого. Так что…

– Вперед, и флаг вам в руки! – кивнула Татьяна, на секунду оторвавшись от телефона, а потом бросила в трубку: – Нет, это я не вам, продолжайте!

– А кого хотите: мальчика или девочку? – Вася заинтересовалась всерьез.

– Все равно, – пожала я плечами, – лишь бы здоровый малыш был.

– И то верно, – кивнула подруга, – я тоже хочу малыша… – она потянулась. – Фима тоже, он очень детей любит!

– Все они любят, пока пеленки и бессонный ночи не пойдут. Думают, что малыш – это беспроблемная игрушка, с которой только сюсюкать и воспитывать, – потупилась Ольга.

– Брр… – поежилась Вася. – Оль, где вы только таких мужиков понаходили?

Когда мы втроем вечером после работы вы – шли в коридор, Светка, вдруг вспомнив утренний разговор, сказала:

– Девчонки, не дай бог такую семейную! жизнь, как у Оли с Таней…

– А если она у всех такая, ну со временем привычка вырабатывается, и все такое. И самым радостным становится побег из дома – к друзьям? – подколола Вася.

– Нет! – воскликнули мы со Светкой в один! голос.

– Идеалистки, – вздохнула Вася, – и я в вашем лагере…

– С трудом представляю себе Серафима с пивным животиком, – хихикнула я.

– А Олег употребляет? – строго осведомилась Светка.

– Пиво не любит. Только домашнее вино собственного приготовления…

Мы к тому времени уже подошли к лестничному пролету.

– Девчонки, я не пойду с вами сегодня, хочу поскорее домой попасть, – остановилась я, – увидимся завтра, ага?

– Ладно, – кивнула Вася, – до завтра!

Она спешила к любимому, она еще не знала, что помех для них больше нет.

Внизу, у дверей, на этот раз был только Женька.

– Привет! – улыбнулась я. – А напарник твой где?

– Ушел пораньше, – улыбнулся во весь рот Женька, – у него там какие-то дела семейные.

– Он что, женат? – напряглась я.

– Не-а, просто так говорят. То есть по личным делам отпросился, – беззаботно выкладывал парень с простодушным лицом.

– А, ну ладно, пока!

– А вы сегодня не вместе с девчонками? – удивился Женька мне вдогонку.

– Как видишь, – бросила я уже в дверях.

Решила не ждать маршрутку, а пойти пешком. Всего полчаса пути на свежем воздухе – и я дома. Олежки, скорей всего, дома еще нет. А даже если и дома, приду к готовому горячему ужину.

Солнышко уже тихонько клонилось к линии горизонта, но до сумерек было еще далеко. Я шла не торопясь, стараясь выбирать дорогу через многолюдные места. Гомон голосов, смех и движения вокруг меня – признаки жизни создавали ощущение реальности, которое я иногда теряла. Мне даже чудилось, что я сплю, а проснусь – и окажусь в другом месте! Отмахнувшись от этих мыслей, я улыбнулась карапузу, бегающему за мячиком по детской площадке, мимо которой я проходила. Что-то нахлынуло на меня, грудь пронзила сладкая боль умиления. Я остановилась и наблюдала за ним. Какое же это чудо – дети! Крошечные человечки с глазами и улыбкой ангелов. Малыш, словно почувствовав мой взгляд, оглянулся и радостно засмеялся ротиком всего с двумя зубками. Потом крикнул:

– Мам! – и махнул рукой в мою сторону.

А в следующую минуту, уже забыв обо мне улепетывал по площадке.

У меня в глазах стояли слезы.

Что меня так сильно растрогало? Неужели я настолько сентиментальная?

Но мне вдруг безумно захотелось, чтобы такой вот карапуз подбежал ко мне и прижался, доверчиво обняв маленькими ручонками мои колени…

Я сделала шаг, и неожиданно мир на миг померк. Голова закружилась. А плашка на груди завибрировала.

Я насторожилась и огляделась по. сторонам. Все вокруг словно утратило свои краски, было серое и зыбкое. И звуки замедлились, как тянет звук старый магнитофон. На доли секунды.

Я закрыла глаза и тряхнула головой. А когда открыла, все наваждение пропало. Но амулет продолжал вибрировать и слегка нагрелся. Что-то не так… Что-то происходит. Или вот-вот произойдет. Я сначала замерла, но потом решила, что лучше как можно быстрее попасть домой, и быстрым шагом, не глядя по сторонам, отправилась дальше. Тревога не отпускала, но я ее упрямо гнала.

Когда я миновала детскую площадку, началась цепь гаражей. Если не огибать их, а пройти в достаточно широкий проход между двумя, я прилично срежу дорогу. Не думая ни минуты, я шагнула в проход.

И тут же мне навстречу из-за угла вышел… Антон.

– Ты спешишь, дорогая? – развязно спросил он, жуя жвачку. Я вздрогнула от неожиданности.

Я в принципе не люблю людей, жующих активно эту гадость в общественных местах. Любишь жвачку – ну и жуй ее дома, если уж так не терпится, – делай это не так явно, словно стремишься оповестить весь мир, как тебе эта по кайфу!

– Я тебе не дорогая, – поправила я и развернулась.

Но сзади проход перекрывал какой-то мужчина. Он стоял, как стена, и первое, что мне бросилось в глаза, – его взгляд. Остекленевший, как у зомби… Он держал в руках монтировку. Не угрожающе, но я почему-то поняла, что не стоит пытаться миновать его.

– Твоих рук дело? – повернулась я к Ан тону, быстро кивнув на мужика.

Да уж, мы тоже кое на что способные ухмыльнулся он.

– Гипноз… – усмехнулась я, – фигня какая! Не так уж и трудно.

– Ага, и надежно. – Антон сделал шаг в мою сторону. Между гаражами было не так уж много места, мне даже пятиться некуда было.

– Чем обязана? – поинтересовалась я, лихорадочно размышляя, что это все значит и что мне делать.

– Своим острым язычком. – Антон вынул правую руку из кармана. В ней была зажата бритва. – Вот сейчас тебе его и подрежу. А заодно и личико попортим, чтоб из себя не корчила королеву.

– Уверен? – улыбнулась я.

– В чем? – Антон не нашел страха в моих глазах и немного растерялся.

– Что справишься, – продолжала я улыбаться, – ведь можешь промахнуться нечаянно и себе какой-нибудь вред причинить. Физиономию себе искромсаешь – не страшно, и так не красавец, разницы не будет, а вот зрения лишиться будет обидно, правда?

Антон побледнел и перестал наступать.

– СМОТРИ МНЕ В ГЛАЗА! – Я вытянула руку в его сторону и развернула ладонью к нему. Кольцо горело кроваво-красным светом. Я сейчас не вполне понимала, что делаю, но словно во мне проснулось какое-то знание, оно руководило мной, и я знала, что нужно делать. – ГОВОРИ: что тебе нужно, зачем ты здесь, кто тебя послал?

– Это… это она… Роза. – Антон сейчас вы глядел не лучше загипнотизированного им мужика. Взгляд, не отрываясь от моих глаз, остекленел, рука с бритвой безвольно повисла.

– Что ей… вам надо? – спросила я властно, не понижая голоса.

42
{"b":"2364","o":1}